«АЛЕНУШКА» И «ГУСЛЯРЫ» ВИКТОРА ВАСНЕЦОВА

Лидия Гладкова, Элеонора Пастон

Рубрика: 
ЭКСПЕРТИЗА
Номер журнала: 
#2 2008 (19)

История бытования эскиза Виктора Васнецова к знаменитой третьяковской «Аленушке», находящегося в Музее-заповеднике «Абрамцево», оказалась достаточно сложной, несмотря на хорошие «выходные данные». В музей картина поступила в 1967 году из коллекции Л.А. Руслановой. До этого она уже значилась в перечне произведений В.М. Васнецова, составленном Н.С. Моргуновым и Н.Д. Моргуновой-Рудницкой, с таким описанием: «Аленушка. Х., м. 68x48. Слева внизу: В. Васнецовъ. Эскиз весьма близкий к картине, находящейся в Третьяковской галерее. Был на выставке произведений Васнецова из частных собраний в МОСХе в июне 1947 г. Собрание Л.А. Руслановой. Москва»[1]. Казалось бы, сведения исчерпывающие, и в проведении дополнительной атрибуции необходимости нет, но что-то в эскизе настораживало, не давало возможности отнести его к «последней подготовительной работе»[2] художника. Не хватало некоего связующего звена между двумя «Аленушками», позволяющего понять логику работы Васнецова над картиной на «сказочный сюжет»[3].

В 1970-е годы во время подготовки научного каталога живописного собрания Музея-заповедника «Абрамцево» его сотрудники обращались в Третьяковскую галерею с вопросом о датировке своей картины. Тогда после ее сравнительного визуального анализа с галерейским полотном было высказано предположение о том, что это не эскиз, как считали Н.С. Моргунов и Н.Д. Моргунова-Рудницкая, а более позднее авторское повторение, относящееся приблизительно к концу 1910-х годов. Однако в 1980-е годы при демонтаже картины реставратор абрамцевского музея обнаружил карандашную сетку и надпись на обороте: «Ю.И. Успенский». В музее сочли, что данная работа является копией с картины из Третьяковской галереи, а на обороте холста указано имя копииста. Произведение сняли из экспозиции и более 20 лет оно находилось в запаснике.

В 2007 году в Третьяковскую галерею из Абрамцева поступила просьба об экспертизе их «Аленушки». Специалистами были проведены стилистические и технологические исследования: с помощью бинокулярного стереоскопического микроскопа (МБС), в диапазоне инфракрасного излучения (ИКЛ) и в ультрафиолетовых лучах (УФЛ), рентгенографирование, фактурная съемка, химический анализ пигментов и грунта. Сравнение картины с произведениями Васнецова, хранящимися в Третьяковской галерее, сопоставление полученных результатов с материалами по эталонным работам художника из банка данных отдела научной экспертизы Галереи выявили сходство в рисунке, в построении красочного слоя, фактуре живописной поверхности, колористической разработке. Вывод был сделан однозначный: картина из Музея-заповедника «Абрамцево» принадлежит кисти В.М. Васнецова, но оставалось еще установить время создания произведения, определить его место в творчестве мастера, объяснить наличие масштабной сетки, нанесенную поверх красочного слоя и значение надписи на обороте холста.

Легче всего было ответить на последний вопрос. В переписке художника среди его корреспондентов значится имя инженера-путейца из Воронежа Юрия Ивановича Успенского, брата Александра Ивановича Успенского (1873—1938) — автора исследования, посвященного творчеству В.М. Васнецова[4] (сам живописец считал это «лучшим сочинением» о своих трудах). Юрий Иванович был, вероятно, также близок Васнецову, который в 1920 году выполнил его портрет[5]. В декабре того же года Успенский писал художнику: «Я продолжаю болеть “Васнецовской болезнью”, т. е. ненасытностью Вашими произведениями, и не осмеливаюсь подумать о чем-либо новом»[6]. Известно, что он обладал несколькими работами Васнецова, и можно предположить, что исследуемая картина была в свое время продана или подарена ему автором, а надпись на обороте свидетельствует о ее принадлежности страстному любителю творчества художника.

Оставались еще вопросы с датировкой абрамцевской картины и определением ее соотношения с одноименным полотном Третьяковской галереи — эскиз это или более позднее повторение картины? Известно, что Васнецов в конце 1910-х — начале 1920-х годов часто повторял свои произведения. Среди таких работ — и «Витязь на распутье», и «Богатыри», но повторений «Аленушки» до настоящего времени зафиксировано не было. Данные технологических исследований также позволяли отнести абрамцевскую картину к более ранней, чем 1910-е годы, дате. Требовалось сосредоточить внимание на истории создания и бытования «Аленушки» из Третьяковской галереи.

Замысел картины возник у художника летом 1880 года, когда он жил вместе со своим братом Аполлинарием в селе Ахтырка под Москвой, неподалеку от имения Саввы Ивановича Мамонтова Абрамцево. С семьей известного промышленника и мецената Васнецов, переехавший в марте 1878 года в Москву, познакомился осенью. В дом Мамонтова он был введен своими друзьями — И.Е. Репиным и В.Д. Поленовым. С этого времени художник становится одним из самых деятельных участников организованного Мамонтовым кружка, получившего впоследствии название «Абрамцевский».

Летом 1879 года Виктор Васнецов пишет в Абрамцеве и его окрестностях этюды «Абрамцево», «Ахтырка», «Березовая роща в Абрамцеве» (все — в Музее-заповеднике В.Д. Поленова), работает над картиной «Три царевны подземного царства» (ГТГ). В это же время Репин пишет здесь «Проводы новобранца» (ГРМ), картины-пейзажи «На меже» (ГТГ), «На мостике в парке» (ГМИИ имени А.С. Пушкина). Разнообразные мотивы абрамцевской природы запечатлены на многочисленных пленэрных этюдах Поленова. Летом следующего года художники снова живут в Абрамцеве и его окрестностях. Репин работает над этюдами к картине «Крестный ход в Курской губернии» (1883, ГТГ), исполняет картину «Абрамцево» (Музей-заповедник В.Д. Поленова), а Васнецов начинает работу над «Аленушкой». О возникновении замысла картины художник говорил позже так: «Не помню точно, когда впервые зародилась у меня «Аленушка», как будто она давно жила в моей голове, но реально я увидел ее в Ахтырке, когда встретил одну простоволосую девушку, поразившую мое воображение. Столько тоски, одиночества и чисто русской печали было в ее глазах, что я прямо ахнул, когда встретился с нею. Каким-то особым русским духом веяло от нее!»[7] Васнецов делает карандашный набросок и эскиз маслом, в которых обозначает композицию будущей картины — сидящую на берегу пруда девочку, задумавшуюся над своей горемычной сиротской долей. Он делает множество натурных этюдов, пытаясь наиболее глубоко передать состояние печали, создает массу пейзажных этюдов, подбирая мотивы, соответствующие общему настроению будущего полотна, которое в 1880 году было в основном закончено. На нем проставлена дата — «1881. 20 ф». 25 февраля 1881 года картины из Москвы уже должны были быть отправлены в Петербург на IX выставку ТПХВ.

В каталог выставки полотно вошло под названием «Аленушка (Дурочка)». Критики восприняли образ Аленушки как тип деревенской девочки-сиротки. Один из них, «сторонний зритель» (Н.А. Александров), писал в «Художественном журнале»: «На настоящую выставку Васнецов поставил большую картину, представляющую весьма симпатичный и глубоко прочувствованный тип деревенской девочки, которую художник назвал “Аленушка” (дурочка). Собственно говоря, она не дурочка, она названа так... Аленушку называют все дурочкой. В этом маленьком личике вы прочтете всю драму ее жизни, всю скорбь души, немощную, ужасную скорбь. Так глубоко выразить душу, так поэтически выразить тип — для этого нужен действительный талант художника, а не одно мастерство живописца»[8]. Надо думать, что в это время Васнецов и сам видел в Аленушке образ деревенской девочки с «чисто русской печалью в глазах», иначе он дал бы ей другое название. Ведь на этой же выставке была представлена его картина «Три царевны подземного царства», в дополнении к названию которой стояло: «На сюжет русской народной сказки». И если бы Васнецов задумал «Аленушку» как картину на сказочный сюжет, ему ничто не помешало бы и для нее сделать такое же дополнение.

11 апреля 1881 года Передвижная выставка открылась в Москве. Слово «дурочка» из названия картины уже ушло, но вопросов у критиков возникло немало. В мае в «Московских ведомостях» С.В. Флеров писал: «Что это за девочка? Это Аленушка. В каталоге так-таки и написано “Аленушка” и более ничего. Это шарада. Говорят, что г. Васнецов изображает перед нами “дурочку”. Тогда художнику так и следовало написать: дурочка, пожалуй: “Аленушка-дурочка”. Мы знали бы, что такое перед нами. Мы думаем, что г. Васнецов хотел изобразить нам девочку русских сказок. При этом предположении нам сделается понятным и лицо Аленушки, тот простор, который дан ландшафтной обстановке»[9]. Итак, слово о сказочном характере образа было сказано. Дальше выставка поехала по провинции. В ноябре она была показана в Киеве. У автора рецензии в газете «Киевлянин» от образа Аленушки сложилось впечатление, сходное с впечатлением критика «Художественного журнала»[10].

В 1882 году Васнецов, готовя картину для показа на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве, перерабатывает ее. 25 апреля он пишет П.П. Чистякову: «Из моих картин будут: “Витязь в раздумии перед прямой дорогой” (исправленный и увеличенный), “Аленушка” (тоже немного исправленная) и “Акробаты”»[11]. Характер исправлений в «Аленушке» в какой-то степени «прочитывается» на рентгеновском снимке картины: переработаны лицо, шея и плечо девочки, во многих местах «тронут» пейзаж. Но главные изменения коснулись общей колористической гаммы, объединяющей пейзаж и фигурку девочки. Они не видны на рентгеновском снимке, но обнаруживаются в фактуре верхнего живописного слоя, в его «нагруженности», свидетельствующей о переписывании картины по уже высохшим мазкам. Вероятно, именно после переработки она приобрела ту поэтическую цельность, о которой позже писал А.А. Федоров-Давыдов: «Лирика сюжета в “Аленушке” (1881, ГТГ), например, выражена в сумеречной глухомани, в ее настороженности, в скорби начинающейся осени. Картина эта открывает собою традицию выражения в живописи неразрывной связи человека с природой, органического включения человека в природу посредством передачи единства “настроения” человека и “состояния” природы. В известной мере картина начинает “пейзаж настроения”, который получит такое замечательное претворение в творчестве Левитана»[12].

Понимание тесной связи переживаний человека с состоянием природы, как бы откликающейся на его мысли и чувства, было в большой степени свойственно русскому фольклору. Этим ощущением природы, ее чудодейственной силы проникся и Васнецов, с детства впитавший народные поверья и первым среди художников сумевший выразить их в живописи. Вероятно, именно здесь стоит искать истоки «сказочности», которой, быть может, невольно, «наградил» картину Васнецов — поэт-сказочник по натуре, начинавший свой путь в искусстве как жанрист-передвижник. Ведь «Аленушка» из абрамцевского музея еще полностью принадлежит передвижнической традиции, и картина, показанная на Передвижной выставке до переработки 1882 года, если принять во внимание отзывы рецензентов, принадлежала той же традиции. Надо думать, что именно эта скрытая под переписками «Аленушка» является тем недостающим звеном, которое связало бы работу из Музея-заповедника «Абрамцево» с картиной из Третьяковской галереи.

Дальнейшая судьба галерейского полотна известна нам из переписки Васнецова и из литературных источников. 1 июня 1882 года художник обращается к П.М. Третьякову: «Уважаемый Павел Михайлович, моя “Аленушка” до сих пор не продана, что сильно влияет на мои денежные дела. Мне очень бы хотелось знать: как она Вам кажется в теперешнем ее виде на выставке.

До сих пор я, конечно, не имею повода думать, чтобы она Вам нравилась настолько, чтобы Вы решились приобрести ее для галереи; но знать Ваше мнение на этот счет для меня желательно очень... Если бы затруднение оказалось не в самой картине, а в цене, то я, конечно, сделал бы значительную уступку (на Передв[ижной] выставке цена назначена была 2000), цену же необидную предоставил бы назначить Вам, т. к. сам решительно не знаю, сколько следует назначить.

Если же картина совершенно не отвечает Вашим требованиям, то, разумеется, ни о каком с моей стороны предложении не может быть и речи. Мне, при теперешних моих затруднительных денежных обстоятельствах, хочется быть в определенном положении к Вам, как единственному нашему серьезному приобретателю картин.

Если Ваше мнение благоприятно для меня, то я бы очень просил Вас известить меня поскорее; если же нет, — то Ваше молчание будет мне ответом.

Остаюсь навсегда искренно Вас уважающим — В. Васнецов»[13].

Третьяков не ответил и картину не купил. Ее приобрел за 500 рублей А.И. Мамонтов. В 1896 году «Аленушка» была показана на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде. В то время ее владельцем оставался еще Мамонтов. Затем полотно перешло в собрание В.В. фон Мекка. В 1899 году оно экспонировалось на персональной выставке Васнецова в Санкт- Петербурге. 27 апреля 1900 года картину приобрел за 8000 рублей Совет Третьяковской галереи. В том же году она побывала на Всемирной выставке в Париже.

В 1900 году вышла в свет папка с фототипиями картин Васнецова. В перечне произведений, предваряющем фототипии, «Аленушка» была снабжена выдержкой из сказки, записанной А.Н. Афанасьевым в Бобровском уезде Воронежской губернии[14]. И, несмотря на то, что сюжет картины никак не соответствует этому варианту сказки[15], в 1900 году связь «Аленушки» с русским фольклором была выражена уже со всей определенностью.

В галерею картина поступила под названием «Аленушка» без указания на сказочный сюжет, но многие поколения зрителей прочно связали ее с русской народной сказкой, наделив Аленушку поэтическими свойствами сказочного персонажа. Соотнесенность картины с сюжетом сказки была зафиксирована и в каталогах Третьяковской галереи 1952 и 1984 годов.

Этюды крестьян окрестных с Абрамцевом деревень, написанные в 1880 году И.Е. Репиным, явились материалом для создания «Крестного хода в Курской губернии» — картины с глубоким социально-психологическим содержанием, «из самой животрепещущей действительности». Абрамцевские этюды В.Д. Поленова той поры стали важной составляющей русской школы пленэризма. Увиденная здесь же Васнецовым и запечатленная на этюдах босоногая крестьянская девочка с большими наполненными грустью глазами, послужила толчком для создания одного из самых поэтических образов русского искусства, ставшего своеобразным архетипом горькой сиротской доли.

Картина из Музея-заповедника «Абрамцево», в которой еще так мало сказочного, но так много «горя горемычного», была восстановлена в статусе эскиза к картине «Аленушка» из собрания Третьяковской галереи и датирована 1880 годом. Наличие масштабной сетки, нанесенной поверх красочного слоя, свидетельствует не о копийности (сетка тогда была бы нанесена по грунту), а в пользу того, что это действительно «последняя подготовительная работа» к «Аленушке» из ГТГ. Необходимость в такой сетке связана с техническими моментами перенесения изображения с эскиза на холст значительно большего размера.

Исследуемая работа, как и все перипетии, связанные с картиной «Аленушка» из Третьяковской галереи, дает нам богатую пищу для размышлений о творческом методе Васнецова — первопроходца в воплощении былинно-сказочных сюжетов в русской живописи.

Не менее сложного изучения потребовала еще одна картина из Музея-заповедника «Абрамцево» — «Гусляры» (в собрании музея с 1960 года), также переданная в Третьяковскую галерею на экспертизу. При ее первом визуальном осмотре выявилась определенная общность живописных приемов, имеющих аналогии в творчестве Васнецова, которая давала основание для первоначального утверждения авторства художника. При сравнении с одноименной картиной на тот же сюжет из Пермской художественной галереи отмечались отличия в общем колористическом решении, в фигурах певцов и некоторых деталях пейзажа. Складывалось впечатление, что абрамцевская работа является более поздним повторением картины из Перми. Быть может, этому способствовало сильное загрязнение, мешавшее восприятию живописи. Дальнейшее изучение затруднялось из-за плотной, разложившейся и потускневшей лаковой пленки, скрывавшей колорит и не дававшей возможности сразу «прочитать» структуру красочного слоя.

Определялись и реставрационные вмешательства, при которых была утрачена часть верхнего живописного слоя и, возможно, дата в правом нижнем углу.

В дальнейшем исследование с помощью МБС показало, что подпись была выполнена по полусухому красочному слою материалом с палитры и имеет общий с живописью кракелюр старения. Ниже подписи с трудом, но удалось прочесть дату: «1896» или «1898». Первые две цифры были нанесены почти сухой кистью и потому едва различимы, последние — заклеены остатками папиросной бумаги. Макрофотосъемка подтвердила наличие увиденных цифр. Реставрационная расчистка от папиросной бумаги, проведенная в абрамцевском музее, помогла выявить последнюю цифру — «8». В результате рентгенографического анализа, исследования фактуры живописной поверхности, технологического анализа с применением УФЛ, МБС, ИКЛ, макрофотосъемки, искусствоведческого исследования можно было прийти к выводу, что картина по материалам, холсту, пигментному составу и приемам живописи соответствует эталонным работам художника конца XIX века.

Открывшаяся дата соотносилась со сведениями, которые давало эпистолярное наследие Васнецова. В одном из писем 1897 года художник сообщал граверу ГИ. Франку, служившему в Экспедиции заготовления государственных бумаг: «Мне очень жаль, что исполнение Вашей просьбы о присылке “Гусляров”[16] для воспроизведения я принужден отложить на некоторое время, т. к. по акварельному этому эскизу я предполагаю исполнить картину масляными красками. После исполнения же я с великим удовольствием акварель представлю в Ваше распоряжение для воспроизведения»[17].

Картина «Гусляры», хранящаяся ныне в Пермской галерее, была закончена художником уже в 1898 году. В январе 1899 года он отправил ее в Петербург на свою персональную выставку, которая открылась в залах Академии художеств 4 февраля. Вероятно, уже на выставке работу оставил за собой И.Е. Цветков. 9 марта 1899 года Васнецов писал коллекционеру: «Многоуважаемый Иван Евменьевич, посылаю Вам картину мою “Гусляры”. Продаю Вам картину с правом взять ее для повторения Государю Императору — авторское право издания оставляю за собой. Деньги следуемые за картину получил сполна»[18]. Повторение было выполнено художником в 1901 году (холст, масло, 45 х 55, Новгородский музей-заповедник). 9 мая 1901 года Цветков писал Васнецову: «Если картина “Слепые гусляры” Вам больше не нужна, прошу Вас передать ее моему служащему — подателю сей записки. Я теперь занят размещением своей коллекции в новом доме и картину Вашу желаю возвратить на настоящее место»[19]. 12 мая 1901 года Васнецов отвечает: «Многоуважаемый Иван Евменьевич, наконец-то имею возможность возвратить Вам картину “Гусляры”. За любезное одолжение ее приношу Вам искреннюю благодарность»[20]. В октябре 1901 года Васнецов дарит Цветкову папку с фототипиями своих картин, среди которых была и фототипия с принадлежавшей ему картины «Гусляры». После 1918 года «Гусляры» попали в Государственный музейный фонд, а в 1926 году работа была передана в Пермскую художественную галерею.

Казалось бы, все хорошо: дата на картине из Музея-заповедника «Абрамцево» найдена, и больше не может быть никаких вопросов. Но при сравнении акварельного эскиза «Гусляры» 1885 года из Третьяковской галереи с картиной из Пермской галереи обнаруживается, несмотря на разницу в технике и размерах, разительное сходство. При этом исследуемая картина из абрамцевского музея значительно от них отличается. Остается предположить, что она является эскизом к «Гуслярам» 1899 года, в котором художник попытался изменить отдельные детали композиции и колорит по сравнению с акварельным эскизом, но затем в окончательном варианте отказался от изменений и почти дословно повторил более раннюю работу.

Этот порядок работы заставляет вспомнить историю создания Васнецовым картины «Книжная лавочка» (1876, ПТ). Н.С. Моргунов и Н.Д. Моргунова-Рудницкая описывают такую последовательность действий художника: «В 1874 году он сделал рисунок для гравюры, которая была напечатана в журнале “Пчела” № 27 за 1875 год. Вслед за этим художник выполнил эскиз маслом или первый вариант картины (Русский музей)[21], а в 1876 году дал на Передвижную выставку картину (Третьяковская галерея) со значительно измененной и усложненной композицией»[22]. Но в рисунке, напечатанном в «Пчеле» (он был гравирован в Варшаве и опубликован под названием «Лавка лубочных картин и книжек» в зеркальном отражении), мы во всех деталях узнаем «Книжную лавочку» из Третьяковской галереи. Живописный эскиз 1875 года при этом значительно отличается и от рисунка, и от окончательного варианта 1876 года.

Таким образом, в результате нового прочтения документальных материалов и эпистолярного наследия мы видим уже два произведения Васнецова, работа над которыми протекала столь нетрадиционно: от уже найденной композиции будущего произведения к поискам новых вариантов и возврат в окончательной картине к первоначальной композиции. Пример с «Книжной лавочкой» помог еще раз убедиться в правильности нашего вывода: картина «Гусляры» из Музея-заповедника «Абрамцево» является эскизом картины «Гусляры» из Пермской художественной галереи. А вот почему работа художника протекала таким необычным способом — тема уже другого исследования, которое должно быть посвящено творческой лаборатории художника и психологии его творчества.

Фото — В.А. Воронов
Рентгенографирование — Н.А. Касаткина

 

  1. Моргунов Н.С., Моргунова-Рудницкая Н.Д. Виктор Михайлович Васнецов: Жизнь и творчество. М., 1962. С. 415 (далее — Моргунов, Моргунова-Рудницкая).
  2. Там же. С. 207.
  3. В отечественном искусствоведении сложилась традиция рассматривать историю создания этой картины как с самого начала задуманной на сюжет русской народной сказки «Сестрица Аленушка и братец Иванушка».
  4. Успенский А.И. Виктор Михайлович Васнецов. М., 1906.
  5. В настоящее время портрет (холст, масло, 56 х 45,6) находится в Доме-музее В.М. Васнецова. В 1948 году он экспонировался на юбилейной выставке работ В.М. Васнецова из частных собраний.
  6. Виктор Михайлович Васнецов: Письма. Дневники. Воспоминания. Суждения современников / сост., вступ. ст. и прим. Н.А. Ярославцевой. М., 1987. С. 297 (далее — Васнецов. Письма. Дневники).
  7. Лобанов В.М. Виктор Васнецов в Москве. М., 1961. С. 98.
  8. Цит. по: Моргунов, Моргунова-Рудницкая. С. 202.
  9. Виктор Васнецов. Письма. Новые материалы / сост. Л. Короткина. СПб., 2004. С.77 (далее — Васнецов. Письма. Новые материалы).
  10. Моргунов, Моргунова-Рудницкая. С. 202
  11. Васнецов. Письма. Дневники. С. 58, 59.
  12. Федоров-Давыдов А.А. Русский пейзаж конца XIX — начала XX в. М., 1974. С. 10.
  13. Васнецов. Письма. Дневники. С. 59.
  14. Народные русские сказки А.Н. Афанасьева. В 3 т. Т II. М., 1985. С. 250—252 («Сестрица Аленушка и братец Иванушка»).
  15. В этом сборнике приведены четыре варианта сказки. Всего же известно 24 русских варианта (Народные русские сказки А.Н. Афанасьева. В 3 т. Т II. М., 1985. С. 431).
  16. Имеется в виду эскиз 1885 года к опере Н.А. Римского-Корсакова «Снегурочка» (была поставлена на домашней сцене С.И. Мамонтова в Москве), в 1907 году поступивший в собрание Третьяковской галереи.
  17. Васнецов. Письма. Дневники. С. 140. Экспедиция собиралась издать в красках все эскизы декораций и костюмов, созданных В.М. Васнецовым к опере «Снегурочка».
  18. Васнецов. Письма. Новые материалы. С. 124.
  19. Васнецов. Письма. Дневники. С. 409, 410.
  20. Там же. С. 189.
  21. Картина поступила в ГРМ из Цветковской галереи («Картинная лавочка», холст, масло, 53 х 45). В перечне собрания И.Е. Цветкова она значится под названием «У книжной лавочки».
  22. Моргунов, Моргунова-Рудницкая. С. 79.

Иллюстрации

Авmопорmреm. 1873
Авmопорmреm. 1873
Холст, масло. 71×58. ГТГ
Аленушка. 1881
Аленушка. 1881
Холст, масло. 178×121. ГТГ
Аленушка. Этюд
Аленушка. Этюд
Холст, масло. 43×33. ГТГ
Аленушка. Эскиз
Аленушка. Эскиз
Холст, масло. 26,5×19,5. ГТГ
У опушки. Ахmырка. Этюд
У опушки. Ахmырка. Этюд
Холст, масло. 30,5×18,5. ГТГ
Аленушка. 1880. Эскиз. Фрагмент
Аленушка. 1880. Эскиз
Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево». Фрагмент
Аленушка. 1880. Эскиз
Аленушка. 1880. Эскиз
Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево»
Аленушка. 1880. Эскиз
Аленушка. 1880. Эскиз
Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево». Рентгеновский снимок
Аленушка. 1881
Аленушка. 1881
ГТГ. Рентгеновский снимок
Гусляры. 1895. Эскиз
Гусляры. 1895. Эскиз
Бумага, наклеенная на картон, акварель. 22,4×24,9. ГТГ
Гусляры. 1899
Гусляры. 1899
Дерево, масло. 34,3×44. Пермская государственная художественная галерея
Гусляры. 1899
Гусляры. 1899
Пермская государственная художественная галерея. Фрагменты
Гусляры. 1898. Эскиз
Гусляры. 1898. Эскиз
Холст на картоне, масло. 43,5×56,3. Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево»
Гусляры. 1898. Эскиз
Гусляры. 1898. Эскиз
Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево». Фрагмент с подписью
Гусляры. 1898. Эскиз
Гусляры. 1898. Эскиз
Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево». Фрагменты
Книжнaя лавочка. 1876
Книжнaя лавочка. 1876
Холст, масло. 84×66,3. ГТГ

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play