Сценическое оформление

Будущее, воплощенное на сцене: пропавшая постановка «Соловья» Головина и Мейерхольда

Брэд Розенштейн, Кэтрин Медерос Сысоева

Рубрика: 
ПОИСКИ И НАХОДКИ
Номер журнала: 
#4 2019 (65)

Вечером 30 мая 1918 года петроградские ценители оперы собрались в Мариинском театре на российской премьере «Соловья» Игоря Стравинского. Зрители шли на спектакль, минуя уличные перестрелки, и то, что они увидели на сцене, оказалось для них болезненным напоминанием о крушении их собственного миропорядка. Это была сказка-сатира - умирающий Император в окружении комичных раболепствующих льстецов и возмущенных народных масс. В финале оперы Император избегает смерти благодаря целительной силе искусства, воплощенной в пении Соловья, но эта концовка лишь подчеркивала тревожную неопределенность судьбы другого императора: российская царская семья в то время, когда шла премьера, находилась под арестом, а спустя шесть недель была расстреляна. И это не простое совпадение. Радикально новаторская постановка (режиссура Всеволода Мейерхольда, декорации Александра Головина), в которой было задействовано огромное количество артистов, в том числе 14-летний Георгий Баланчивадзе, будущий Джордж Баланчин, кажется, намеренно обыгрывала напряжение между исчезающим прошлым и неясным будущим, между фантазией и реальностью.

Будущее, воплощенное на сцене: пропавшая постановка «Соловья» Головина и Мейерхольда
RSS-материал