100 работ из Парижа

Александр Рожин

Номер журнала: 
Приложение к #4 2018 (61) «Зураб Церетели»

Творенья мастера прекрасно
и греет душу оттого,

что не Художник выбрал краски,
а краски выбрали его!

Илья Резник

В художественной культуре нашего времени творчество Зураба Константиновича Церетели по праву занимает особое место. Масштабная, всеобъемлющая личность мастера, неповторимый талант и беспримерная работоспособность раскрылись в его искусстве. Каждый показ произведений подлинного художника становится событием, премьерой, открытием.

Потомок древнего княжеского рода, сохранивший в себе гордость и отвагу предков, обычаи и традиции грузинского народа, органично сочетает в своем творчестве самобытность национальной культуры с многовековым опытом русского и зарубежного искусства. Персональная выставка произведений Церетели, открытая в Инженерном корпусе Третьяковской галереи с 26 мая по 26 июля 2009 года, продемонстрировала неиссякаемую энергию, вдохновение и воображение художника эксцентрического дарования, никогда не останавливающегося на достигнутом.

На этот раз мастер представил зрителям часть работ, созданных в разные годы в Париже. Будучи генератором идей и максималистом, в искусстве которого самым неожиданным образом соединяются классические традиции и новейшие художественные открытия, Церетели решает сложные образные задачи как в монументальной пластике, так и в станковых формах. Его произведения — это конгломерат чувств и мыслей, они не вписываются в каноны отдельных стилистических направлений и тенденций, удивляют широтой творческого диапазона, содержательной неоднозначностью и ассоциативной выразительностью изобразительного языка.

«..Париж совершеннее, многограннее, чем вы себе представляете. Я прошу вас провести в нем месяцы, может быть, годы, потому что одна из его прелестей — разнообразие», — утверждал замечательный французский писатель Андре Моруа. Возможно, именно неисчерпаемые многогранность и разнообразие «столицы духа» и «столицы вкуса» пленили воображение Зураба Церетели, сделали для него этот город особенно близким. Здесь много лет назад Пабло Пикассо и Марк Шагал предрекли молодому художнику большое будущее.

Также, как у Шарля Бодлера, Гийома Аполлинера, Жака Превера, Камиля Писсаро, Анри Руссо, Эрнеста Хемингуэя и Пабло Пикассо, у Церетели есть свой собственный Париж, но все же главной приметой, символом столицы Франции для него остается Эйфелева башня. Ее «портретное» изображение стало лейтмотивом экспозиции в Третьяковской галерее. По образной драматургии, содержательной концепции, колористическому строю это живописное произведение напоминает роспись плафона Гранд Опера, созданную Марком Шагалом. Полотно Зураба Церетели также наполнено возникающими в воображении образами блестящих представителей мировой культуры в сопровождении отдельных персонажей и мотивов, напоминающих о великом духовном наследии предшественников. Эта работа — живописный гимн «празднику, который всегда с тобой».

Париж подобно Мекке притягивает всех, кто верит в преобразующую силу искусства. Он проверяет, испытывает талант, и Зураб Церетели с честью выдержал это испытание.

Многоликая палитра его творчества порой обескураживает, но чаще удивляет и обезоруживает искренностью духовного порыва. Он обладает редким профессиональным универсализмом и даром предвосхищать общественную реакцию на те или иные факты и события. Так, Церетели первым откликнулся на «американскую» трагедию 11 сентября 2001 года, создав метафорический монумент, посвященный жертвам терроризма, который был установлен на берегу Гудзона. Подобных примеров в биографии художника немало.

Не будучи ретроспективной, выставка «100 работ из Парижа» дает повод вспомнить о том, что осталось за ее пределами, поскольку здесь обозначены главные содержательные аспекты творчества мастера. Прежде всего необходимо отметить, что в парижских картинах, графических листах, эмалях и скульптурных композициях присутствуют основные герои и персонажи Церетели. Они фигурируют и в реальных условиях, и в сюжетах, рожденных неудержимой фантазией автора. Для зрителя — это напоминание о монументальных образах, библейских сюжетах, историко-аллегорических циклах художника, хотя преимущественно здесь представлены станковые работы камерного и декоративного характера. Однако главным образом в этой экспозиции обращают на себя внимание живописная полифония, пластическая мощь произведений Церетели независимо от их жанровой принадлежности. Феерия цвета, стихия красок, напряжение ритмов и форм соответствуют темпераменту и внутренней воле мастера, его оптимистическому мироощущению и идеалам.

-Памятник Чарли Чаплину. 2005
Памятник Чарли Чаплину
Высота 3 м. Бронза. 2005

В ряду портретных образов эмоциональной выразительностью выделяются изображения Чарли Чаплина и Пабло Пикассо, Нико Пиросманишвили и Анри Руссо, многофигурные композиции в бронзе, в которых воображение автора свело в круг единомышленников художников разных эстетических предпочтений. Блестящий по замыслу и претворению скульптурный портрет Пикассо стал открытием для многих критиков и поклонников Церетели. Мастера всегда окружали натуры яркие, незаурядные, творческие. Они близки Церетели по духу, по отношению к жизни, являются для него олицетворением таланта, ума и благородства. Друзей и единомышленников художник запечатлел в цикле скульптурных композиций, не вошедших в состав выставки в ГТГ Для более глубокого представления 〇 его эстетических и нравственных ориентирах назовем лишь несколько имен наших замечательных соотечественников: Владимир Высоцкий, Иосиф Бродский, Андрей Вознесенский, Белла Ахмадулина, Андрей Дементьев, Илья Резник. В этот круг входят и великолепные художники, музыканты, режиссеры: Борис Ефимов, Таир Салахов, Борис Мессерер, Дмитрий Шостакович, Мстислав Ростропович, Марк Захаров, Никита Михалков…Прямо или косвенно, опосредованно Зураб Церетели импульсивно и открыто выражает свои чувства к этим выдающимся людям нашего времени.

Восхищение мастера многокрасочным и контрастным окружающим миром отражается в написанных темпераментной кистью букетах цветов. Его натюрморты, подобные то всплеску неожиданных радостных чувств, то сосредоточенной исповеди, передают бесконечное множество эмоциональных нюансов и обладают особой притягательностью, поскольку вибрацией фактуры и полнозвучным хором красок у каждого зрителя вызывают собственные ассоциации.

-Встреча-расставание. 2005
Встреча-расставание
Холст, масло. 2005

У Церетели «снайперский глаз», он пишет большинство работ в один сеанс, достигая убедительности образного воплощения характеров, остроты передачи эмоционально-психологического состояния моделей. В его живописи есть и лирический романтизм, и брутальная чувственность. Эти качества проявились как в представленных на выставке портретах, так и в жанровых, сюжетных полотнах, пейзажах и натюрмортах.

Человек одержимый, Церетели никогда не останавливается на достигнутом: он любит неожиданные ракурсы и композиционные ходы, постоянно экспериментируя, открывает новые горизонты искусства будущего. Поэтому его творчество с полным правом можно назвать актуальным и по форме, и по смыслу. Церетели всегда находится в гуще событий культурной и общественной жизни, Однако реакция на противоречивые, сложные явления действительности в его произведениях носит метафорический, сложно-ассоциативный подтекст.

Виртуозно владея различными художественными техниками и приемами (фреска, масляная живопись, мозаика, витраж, скульптура в бронзе и камне, перегородчатая и объемная эмаль, шелкография), Церетели решительно идет вперед не вопреки академической школе, а во имя ее развития и совершенствования. Его творческие открытия рождаются буквально на кончиках пальцев, подобно биотокам пронизывают искусство мастера.

Зураб Церетели — истинный новатор, интуиция и особая восприимчивость к обновлению образного языка являются для него путеводной звездой. Одним из самых заметных его открытий в области передовых технологий, связанных с расширением спектра выразительных средств искусства, соединяющих в себе специфику рельефной пластики и цвета, стала разработанная им технология объемной эмали. По сути, это один из новых элементов синтеза пространственных и двухмерных, монументальных и станковых форм и принципов. Здесь художник достиг удивительного совершенства и гармонии.

Производными процесса создания объемных эмалей стали поиски и экспериментальный опыт в скульптуре, живописи и графике. Это ясно прослеживается на выставке, где картины и шелкография органично сосуществуют, дополняя друг друга, а эмалям отведена роль связующего звена. Пластика форм, игра переливов цвета создают в них особую одухотворенную декоративно-пространственную среду, вызывающую у зрителя глубокий эмоциональный отклик на красоту и гармонию целостного художественного образа. И главное здесь — не сюжетная фабула, не персонажи и их взаимодействие, а пространство синтеза искусств. Возвращаясь непосредственно к выставке «100 работ из Парижа», отметим безграничное доверие художника к зрителям, их способности к сотворчеству, к игре воображения.

Искусство Зураба Константиновича Церетели — мост между прошлым, настоящим и будущим, объединяющий народы и страны, национальные культуры и традиции. Свидетельство тому — созданные им памятники Христофору Колумбу в Севилье, Николаю Гоголю в парке виллы Боргезе в Риме, Оноре де Бальзаку во французском городе Капде-Аг, скульптуры, установленные в Нью-Йорке, Токио, Лондоне, Иерусалиме… Об этом подробно и талантливо написано в монографии Льва Колодного, посвященной 75-летию художника, в статьях Виктора Ванслова, Марины Чегодаевой, Александра Сидорова.

Зураб Константинович Церетели - президент Российской академии художеств, Посол доброй воли ЮНЕСКО, почетный член многих иностранных академий, за бескорыстный подвижнический творческий труд удостоен высших отечественных и зарубежных званий, наград и премий. Перечисление всех его заслуг перед культурой займет не одну страницу. За этим признанием огромного вклада художника стоят каждодневный титанический труд, отношение к искусству как к неотъемлемой внутренней потребности, как к образу жизни, что еще раз продемонстрировала выставка в залах Третьяковской галереи.

Иллюстрации

Париж 17 сентября. 2007
Париж 17 сентября
Холст, масло. 2007
Инесса. 1978
Инесса
180 × 120. Холст, масло. 1978
Пикассо. Гипс крашеный. 2007–2008
Пикассо. Гипс крашеный. 2007–2008
Крещение Господа Иисуса Христа в Иордане. 2004
Крещение Господа Иисуса Христа в Иордане
Бронза. Высота 1,2 м. 2004
Одно целое. 2005
Одно целое
Шелкография. 2005
Ланта. 2006
Ланта
Объемная эмаль. 2006
Инессино кресло. 2009
Инессино кресло
Холст, масло. 2009
Замер в бессмертии. 2007
Замер в бессмертии
Бронза. 180 × 80 × 80. 2007
Старый Тбилиси. 2005
Старый Тбилиси
Холст, масло. 2005

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play