Планета, имя которой степь

Людмила Марц, Надежда Комарова

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#4 2007 (17)

Персональная выставка в Государственной Третьяковской галерее воспринимается современными российскими художниками, даже очень именитыми, как явление чрезвычайное. Для бурятского скульптора Даши Намдакова, многочисленные выставки которого в музеях и галереях России, Америки, Европы и Азии уже принесли ему международную известность и признание, демонстрация его скульптуры, графики и ювелирной пластики в одном из лучших залов в Лаврушинском переулке, очевидно, самый важный, самый ответственный момент его творческой жизни. Выставка в главном национальном музее страны - это и достойное признание искусства Даши Намдакова, и оценка его места и роли в современной культурной жизни России, и акт высокого доверия таланту и личности еще молодого художника в определении его дальнейшего пути.

Сегодня вряд ли кто-либо имеет целостное представление о нынешнем российском искусстве, о том, что происходит в художественной жизни, например, Забайкалья. Парадоксально, но регионы России в культурном отношении за последние годы стали более удаленными от центра, чем 30-40 лет назад. В то же время «обнаружилось», что Иркутск и Улан-Удэ гораздо ближе к Пекину, чем к Москве...

После растерянности и разброда 1990-х годов, которым предшествовала длившаяся десятилетиями политика нивелирования национального своеобразия, с наступлением нового века в большой многонациональной России начали складываться местные художественные центры, ориентированные на внутренние особенности и внешние связи, на активный обмен выставками.

К концу XX века в Бурятии активизировалось движение по возрождению национальной культуры, обращению к своим истокам, осознанию этнической и культурной принадлежности огромному азиатскому региону, включающему Сибирь с Бурятией и Монголию, где столетиями причудливо переплетались нити «родства» и «соседства» близких народов.

Исторические же корни народов Забайкалья уходят в глубину тысячелетий, в культуру кочевников, которые непрерывно перемещались по необозримой евразийской степи от Северного Китая, Монголии до нынешней Венгрии, разнося по свету опыт и знания разных народов. От рождения до смерти кочевник был в пути. И сейчас в мироощущении бурятов сохраняется чувство природного единства с живой бескрайней степью и необъятным небом над ней, с ее мифами и духами.

Характерное для этой восточной культуры мифопоэтическое понимание мира находит все более интересное воплощение в современном искусстве Бурятии: поэзии, театре, пластическом творчестве (в 2006 году за художественное и музыкально-хореографическое решение спектакля «Дух предков» театральному коллективу под руководством Д.Бадлуева была присуждена премия Президента Российской Федерации).

Творчество Даши Намдакова, неожиданно и убедительно заявившего о себе в 2000 году на персональной выставке в Иркутске, а затем в Москве, Санкт-Петербурге, Нью-Йорке, Лондоне, Гонконге и других городах и странах, явилось серьезным прорывом молодого автора в современное мировое искусство.

Даши Намдаков прошел хорошую классическую школу скульптуры, окончив в 1992 году Красноярский государственный художественный институт. С огромной благодарностью он вспоминает своего учителя - академика Академии художеств Льва Головницкого, который вместе с другими педагогами сибирского вуза сумел сохранить в одаренном студенте своеобразие видения.

Конечно, прежде всего феномен художника определяют его талант и интуиция. Но в то же время в нем субъективно и объективно сфокусировались самые различные явления и черты культуры нового столетия. Творчество Даши Намдакова, несомненно, явление ХХ! века, которое не могло возникнуть на 15-20 лет раньше, когда ни культура, ни общественное сознание Бурятии не были готовы к его восприятию. Даши родился «вовремя». Потому, анализируя и пытаясь понять «феномен Даши», следует исходить из параметров и представлений нынешнего времени - времени свободного проявления индивидуальности художника.

Бурятия раскинулась по обе стороны Байкала и с давних времен соединяет собой север с традициями палеоазиатских народов, юг пограничный с Монголией и Китаем, российскую территорию Сибири с запада и не менее необъятный Дальний Восток... В последние десятилетия населяющие эти территории народы, в жизни которых переплетены многочисленные религии и традиции, профессиональным художественным языком знакомят мир с сокровищницей духовных ценностей.

Искусство Даши Намдакова, соединяющее в себе восточную культуру Байкальского региона с достижениями европейского искусства, интересно и плодотворно рассматривать в контексте культуры ХХ! века и в разных аспектах как некий кристалл, у которого постепенно высвечиваются все новые грани и плоскости.

Емким, выходящим далеко за рамки национального предстает его творчество, чутко и объективно реагирующее на возникший острый интерес к Востоку, к неведомому для западного сознания духовному миру, тревожащему и завораживающему. Иными словами, оно рождается как «ответ» на «запрос» времени. Не анализируя подробно причины этого интереса, все же стоит отметить всеобщее расширение визуальной картины мира, обусловленное внедрением телевидения и «всемирной паутины», влечение к новому, необычному и, что вполне объяснимо, формирование в обществе эзотерических настроений.

Притягательность искусства Даши для зрителей разных стран можно объяснить и широким интересом к буддизму, что не случайно, поскольку буддийская мифология, являющаяся одной из самых богатых в истории мировой культуры, сегодня стала наиболее распространенной в мире.

В наши дни мифология фигурирует в общественном сознании как великое наследие человеческой цивилизации и как неотъемлемая часть современного культурного достояния. Все чаще мифологические образы воспринимаются и высокой наукой как вполне допустимые способы миропонимания.

В современной культуре возникло особое явление - жанр фэнтези, получивший в литературе, а затем в кино и на телевидении широкое распространение и популярность. Основатель этого направления - английский писатель, филолог Дж. Толкиен, создавший в своих книгах сложный, вымышленный мир, увлекающий и завораживающий своей реальностью, был глубоким знатоком кельтской мифологии, ирландских саг и валлийских преданий.

И буддийская мифология, очевидно, может быть глубочайшим, неисчерпаемым источником подобного рода творчества. Допустимым представляется рассматривать творчество Даши Намдакова как явление близкое, родственное фэнтези, как выражение этих тенденций в пластике.

Исследуя творчество бурятского художника, нельзя не отметить запечатленное в нем ощущение времени. Оно предстает зримым воплощением особого мирочувствования, хранящего глубинную бесконечность бытия как сегодняшнюю реальность, где культуры и события прошлого не исчезают бесследно, а продолжают единовременно с другими присутствовать, взаимодействовать, сохранять свою значимость.

В связи с этим интересно сопоставить такое восточное миропонимание с изменениями во взглядах на историю культуры, происходившими в западной науке. Представление о ее линейном, неостановимом развитии, господствовавшее еще в XIX веке, сменяется ко второй половине XX столетия, и особенно к его концу, концепцией сосуществования различных пластов. История культуры предстает в этом случае постоянно меняющимся их соотношением, а не простой сменой эпох.

Убедительной иллюстрацией подобного подхода может служить выставочный проект творческой мастерской Даши Намдакова «Вселенная кочевника», представленный в 2004 году в Государственном музее искусства Востока в Москве, в 2006 году - в прекрасном новом выставочном комплексе «Миллениум» в Пекине, а затем в 2007-м - в нескольких ведущих музеях крупнейших городов Китая.

В пространстве центрального зала «Миллениума» одновременно экспонировались большая коллекция работ Даши Намдакова и уникальные археологические предметы и этнографические памятники Центральной Азии и Юга Восточной Сибири из музеев и научных центров Бурятии, Иркутска и частных собраний. Произведения художника: большие графические панно, динамическая бронзовая скульптура и декоративная ювелирная анималистическая пластика - как воплощение духовной памяти, символов и традиций прошлого органически сосуществовали в едином контексте с памятниками материальной культуры: мечами и золотыми украшениями всадников гуннов и тюрок, ритуальными предметами и атрибутами шаманского культа - истинными носителями исторических символов, создавая живой образ кочевой цивилизации.

Художественная и университетская общественность Китая принимала Даши Намдакова с восторгом и даже с благодарностью как мастера, сумевшего силой своего таланта воскресить их общее прошлое и представить его во всей красе и мощи в качестве живой составляющей современной культуры Востока.

Мощные процессы, происходящие в XXI веке в экономической, политической и культурной жизни в странах Востока, подобные тектоническим движениям материков, носят поистине планетарный характер. И если мы хотим жить в мире, в единой многонациональной России, нам необходимо быть, несколько перефразируя слова великого поэта, «не ленивыми и любопытными». Надо знать культуру своей страны и стремиться понимать искусство народов, живущих вместе в большом общем Доме.

Даши Намдаков - художник глубокий и тонкий, мыслящий широко и современно, - создает свои уникальные образы на понятном нам пластическом языке и предоставляет редкую возможность реально ощутить присутствие живой великой цивилизации.

Выставка его - серьезный шаг Третьяковской галереи в деле собирания памятников отечественной культуры.

Волшебная пластика, изысканность форм и линий произведений Даши Намдакова требует медитативного созерцания, рождает в воображении зрителя бесконечные ассоциации. Его творчество обладает особым магнетизмом, восходящим к истокам загадочной для непосвященных, таинственной в своих пронзительной духовности и космизме шаманской культуры, атрибуты и ритуалы которой рождены вселенским ощущением сути мироздания, наделены необъяснимой, сверхъестественной силой. Искусство Даши - редкий, драгоценный сплав мудрости поколений, философских, нравственных и эстетических представлений, превращенных врожденной интуицией и талантом мастера в высокохудожественные, поэтические образы-символы. Создавая произведения, он священнодействует, совершает лишь ему дозволенный ритуал, благодаря чему скульптуры и графические листы обретают сакральный смысл.

Иллюстрации

Воин Чингисхана. 2007
Воин Чингисхана. 2007
Бронза, литье, чеканка, патинирование. 72×47×27
Маска (нагрудное украшение). 2004
Маска (нагрудное украшение). 2004
Золото, литье, чеканка, патинирование. Ø48×14 мм
Из серии «Монгол». 2006
Из серии «Монгол». 2006
Бумага, уголь. 180x114
Степная Нефертити (нагрудное украшение). 2004
Степная Нефертити (нагрудное украшение). 2004
Золото, литье, чеканка, инкрустация драгоценными камнями. 72×50×23 мм
Из серии «Монгол». 2006
Из серии «Монгол». 2006
Бумага, уголь. 114×236
Буха-Нойон. 2002
Буха-Нойон. 2002
Бронза, литье, чеканка, патинирование. 54×70×29
Похищение. 2007
Похищение. 2007
Бронза, литье, чеканка, патинирование. 64×198×51
Вечер. 2000
Вечер. 2000
Бронза, литье, чеканка, патинирование. 41×81×17
Азарт (нагрудное украшение). 2004
Азарт (нагрудное украшение). 2004
Золото, литье, чеканка, инкрустация драгоценными камнями. 85×28,5×23 мм
Лучник. 1999
Лучник. 1999
Бронза, литье, чеканка, патинирование. 33×65×36
Юность. 2000
Юность. 2000
Бронза, литье, чеканка, патинирование. 55×30×11
Ритуал. 2001
Ритуал. 2001
Бронза, литье, чеканка, патинирование. 31×16×11
Старый воин. 2001
Старый воин. 2001
Бронза, литье, чеканка, патинирование. 70×30×17
Стихия. 1999
Стихия. 1999
Бронза, литье, чеканка, патинирование. 30×88×25

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play