Выставка «Ученик Фалька — генерал Юмашев» | Музей русского лубка и наивного искусства

А.Б. Юмашев

14.04. - 06.06.2021

«Наши крылья, наша слава… и какой нежный красивый художник…»

(Из книги отзывов на выставке художника А.Б. Юмашева)

Музей русского лубка и наивного искусства открывает выставку «Ученик Фалька – генерал Юмашев». Читаешь название и представляешь выражение лиц титулованных искусствоведов и специалистов по Фальку. Во-первых, учеников (значимых последователей), по их мнению, у Фалька не было, во вторых, как о серьезном художнике об Андрее Борисовиче Юмашеве мало кто знает, и, наконец, при чем тут Музей наивного искусства?

Начнем с последнего. Французы называют наивных художников «художниками чистого сердца». Настоящего искусства без этого не существует. И Фалька, и его ученика Юмашева смело можно отнести к «художникам чистого сердца».

Большая выставка Роберта Фалька в Третьяковке всколыхнула интерес к жизни великого художника, вернула из забвения имена людей, сыгравших в его судьбе немаловажную роль. Среди них часто упоминается имя героя-летчика Андрея Борисовича Юмашева.

Они встретились в Париже. С Фальком Юмашева познакомила художница Татьяна Верховская, жена советника нашего полпредства. Из ее воспоминаний: «Не помню точно, когда была авиационная выставка в Париже – в 1935 или 1936 году. Тогда приехали наши прославленные летчики. Один из них оказался любителем живописи. Познакомившись с ним, я предложила посмотреть работы Фалька. Так началось знакомство Фалька с А.Б. Юмашевым, перешедшее впоследствии в дружбу». В своих воспоминаниях Верховская с нежностью и благодарностью вспоминает Роберта Рафаиловича: «Он был замечательный педагог. Он не учил, а как-то незаметно наводил на то, что и как надо видеть. Он любовался всем, что его окружало. И умел передать это своему собеседнику».  В тот вечер в Париже Юмашев открыл для себя не просто художника, о котором много слышал от своего московского друга Артура Фонвизина, – он встретил близкого по духу человека.

В канун 1938 года Фальк возвращается в Москву. Был ли этот поступок неожиданным для Юмашева? Если бы знал, попытался ли отговорить? Обстановка в СССР хорошо была известна Андрею Борисовичу. Доходили слухи, что его фамилию регулярно вносили в «расстрельные» списки. И каждый раз Сталин вычеркивал ее со словами: «Я не против… Но кто летать будет?!»

1937 год – пик карьеры летчика А.Б. Юмашева. Установлен мировой рекорд дальности, присуждено звание Героя СССР. Мир рукоплещет смельчакам, совершившим беспосадочный перелет из Москвы через Северный полюс до границы с Мексикой.

Андрей Борисович использует политический «запас прочности» для помощи вернувшемуся Фальку. Из воспоминаний последней жены Фалька – А.В. Щекин-Кротовой: «Когда Роберт Рафаилович вернулся, Юмашев сразу с ним встретился, не думая о том, что у него могут быть неприятности, – Сталин тогда гордился своими летчиками-соколами, и он, по-моему, не хотел трогать Юмашева. Фальк приехал в Москву, в сущности к разбитому корыту. Ему даже жить негде было. И Юмашев, который получил приглашение поехать в турне с лекциями по перелету, чтобы делиться своими впечатлениями от Америки, предложил Фальку с ним вместе поехать, потому что ему хотелось вместе с художником, которого он полюбил и уважал, поработать над пейзажами и над всем тем, что он там будет видеть. Сначала они поехали в Крым, писали там цветущие сады, потом в Среднюю Азию, побывали в Бухаре, в Самарканде, в Ташкенте». Увезя Фалька из Москвы, Юмашев спас его от возможной угрозы ареста.

После их возвращения в 1939 году у Фалька было две выставки: весной в Доме писателей и осенью в ЦДРИ,  где на обсуждении среди мягких упреков в оторванности от народа, непонимании потребностей советского зрителя, прозвучало запомнившееся всем присутствующим выступление героя-летчика Юмашева: «Мне нравится живопись Фалька, как настоящая хорошая советская живопись. Такая живопись нужна советской стране, нужна советской общественности. Роберт Рафаилович имеет много учеников, которые, выступая здесь, рассказывали о выдающихся педагогических способностях Фалька и его глубоком знании живописи. Приходится пожалеть, что в настоящее время наши студенты-художники не имеют возможности учиться у Фалька. По возвращению из-за границы Роберт Рафаилович сделал меньше, чем мог бы сделать, так как условия его работы не позволяют ему выполнить все его замыслы, условия его работы не такие, какими они должны быть. Наши художественные организации недостаточно уделяют внимания творчеству такого замечательного художника как Фальк. Этим организациям необходимо ознакомиться со стенограммой сегодняшнего обсуждения и сделать соответствующие выводы, создав товарищу Фальку нормальные условия для работы».

Вскоре после этой выставки освободилась мастерская в доме Перцова на углу Курсового переулка, Соймоновского проезда и набережной Москвы-реки. Там жили Куприн и Рождественский, друзья Фалька по «Бубновому валету», друзья его молодости. В своих воспоминаниях Ангелина Васильевна Щекин-Кротова писала: «Я называю это содружество – Фальк, Куприн и Рождественский – «тихими бубновыми валетами», в отличие от «громких бубновых валетов»: Кончаловский, Лентулов и Машков». Но ни «тихие», ни «громкие» товарищи по цеху не смогли помочь Фальку получить мастерскую. Дом принадлежал Академии Фрунзе, которая собиралась в освободившемся помещении организовать дворницкую. Все изменил звонок Юмашева. Это спасло мастерскую для Фалька, и он в ней поселился.

Уроки живописи Андрей Борисович стал брать у Фалька сразу после его возвращения в Москву. Прерванные войной, они продолжались и после войны. В 1944 году Юмашев пригласил Фалька в освобожденный Харьков. Роберт Рафаилович не раз приезжал на дачу Андрея Борисовича в Алупке. Очень часто они рисовали одну и ту же натуру – красные крыши на фоне синего моря, букет жасмина в глиняном горшке, Киру – жену Андрея Борисовича, которую Фальк особенно ценил за глубокое знание и понимание искусства. Кира Семеновна Володина-Юмашева – искусствовед, однокашница Ирины Александровны Антоновой, любимая ученица знаменитого историка искусства Алпатова, защитившая под его руководством кандидатскую диссертацию на тему «Итальянские пейзажи Александра Иванова», – была верным другом и помощником художника Юмашева до конца жизни. Она сделала все, чтобы его имя вошло не только в историю авиации, но и в историю искусства. Изданная ею книга «Рекорд дальности» открывает широкому читателю личность талантливого человека – знаменитого летчика и тонкого, глубокого художника. Кира Семеновна высоко ценила Фалька и понимала, какое значение его уроки, его дружба играют в жизни Андрея Борисовича. Через Матисса, Фалька, Стерлигова художник Юмашев шел к себе.

На выставке в МРЛИНИ представлены как работы «фальковского периода» (конец 1930-х – 1940-е – 1950-е годы), так и итог творческого пути художника Юмашева ( 1960-е годы). Именно этот последний период коллекционер Владимир Мороз, еще юношей знавший А.Б. Юмашева, считал «той ступенью в искусстве, которая дает Имя художнику». Подняться на нее Андрею Борисовичу помог учитель Роберт Рафаилович Фальк.

Анна Годик
02.04.2021

Источник - Музей русского лубка и наивного искусства

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play