Фовизм

Футуризм и после: Давид Бурлюк (1882-1967)

Натэлла Войскунская

Рубрика: 
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПАНОРАМА
Номер журнала: 
#1 2009 (22)

Прошло уже 100 лет с того дня (20 февраля 1909 года), когда увидел свет «Футуристический манифест». В нем итальянский писатель, глава и теоретик футуризма Филиппо Томмазо Маринетти отрекся от художественных традиций прошлого и выразил страстное восхищение новой, технологической, эрой, для которой характерны стремительная трансформация окружающей среды и условий жизни, массовое промышленное производство, невиданные ранее машины, орудия труда и предметы быта. Для людей искусства все эти изменения означали, что настало время поиска (и обнаружения) иных художественных форм, стилей, образов и материалов. В манифесте провозглашалось: «Поэт должен тратить себя без остатка, с блеском и щедростью, чтобы наполнить восторженную страсть первобытных стихий. Красота может быть только в борьбе. Никакое произведение, лишенное агрессивного характера, не может быть шедевром. Поэзию надо рассматривать как яростную атаку против неведомых сил, чтобы покорить их и заставить склониться перед человеком. Мы стоим на последнем рубеже столетий!.. Зачем оглядываться назад, если мы хотим сокрушить таинственные двери Невозможного? Время и Пространство умерли вчера. Мы уже живем в абсолюте, потому что мы создали вечную, вездесущую скорость. .. .Мы разрушим музеи, библиотеки, учебные заведения всех типов, мы будем бороться против морализма, феминизма, против всякой оппортунистической или утилитарной трусости».

Футуризм и после: Давид Бурлюк (1882-1967)

Прошло уже 100 лет с того дня (20 февраля 1909 года), когда увидел свет «Футуристический манифест». В нем итальянский писатель, глава и теоретик футуризма Филиппо Томмазо Маринетти отрекся от художественных традиций прошлого и выразил страстное восхищение новой, технологической, эрой, для которой характерны стремительная трансформация окружающей среды и условий жизни, массовое промышленное производство, невиданные ранее машины, орудия труда и предметы быта.

Футуризм и после: Давид Бурлюк (1882-1967)

Натэлла Войскунская

Номер журнала: 
Специальный выпуск 1. АМЕРИКА - РОССИЯ: НА ПЕРЕКРЕСТКАХ КУЛЬТУР

Прошло уже 100 лет с того дня (20 февраля 1909 года), когда увидел свет «Футуристический манифест». В нем итальянский писатель, глава и теоретик футуризма Филиппо Томмазо Маринетти отрекся от художественных традиций прошлого и выразил страстное восхищение новой, технологической, эрой, для которой характерны стремительная трансформация окружающей среды и условий жизни, массовое промышленное производство, невиданные ранее машины, орудия труда и предметы быта. Для людей искусства все эти изменения означали, что настало время поиска (и обнаружения) иных художественных форм, стилей, образов и материалов. В манифесте провозглашалось: «Поэт должен тратить себя без остатка, с блеском и щедростью, чтобы наполнить восторженную страсть первобытных стихий. Красота может быть только в борьбе. Никакое произведение, лишенное агрессивного характера, не может быть шедевром. Поэзию надо рассматривать как яростную атаку против неведомых сил, чтобы покорить их и заставить склониться перед человеком. Мы стоим на последнем рубеже столетий!.. Зачем оглядываться назад, если мы хотим сокрушить таинственные двери Невозможного? Время и Пространство умерли вчера. Мы уже живем в абсолюте, потому что мы создали вечную, вездесущую скорость. .. .Мы разрушим музеи, библиотеки, учебные заведения всех типов, мы будем бороться против морализма, феминизма, против всякой оппортунистической или утилитарной трусости».

Футуризм и после: Давид Бурлюк (1882-1967)

Прошло уже 100 лет с того дня (20 февраля 1909 года), когда увидел свет «Футуристический манифест». В нем итальянский писатель, глава и теоретик футуризма Филиппо Томмазо Маринетти отрекся от художественных традиций прошлого и выразил страстное восхищение новой, технологической, эрой, для которой характерны стремительная трансформация окружающей среды и условий жизни, массовое промышленное производство, невиданные ранее машины, орудия труда и предметы быта.

"Восток, национальность и Запад"

Ирина Вакар, Татьяна Левина, Татьяна Михиенко

Рубрика: 
БУБНОВЫЙ ВАЛЕТ
Номер журнала: 
Специальный выпуск. БУБНОВЫЙ ВАЛЕТ

Так звучало название диспута 1913 года, обозначившее одну из важнейших проблем в искусстве раннего авангарда. О ней немало писали в то время художники, поэты, критики, создатели новой русской живописи и ее противники. Проблема национальной самоидентификации не впервые встала перед русскими новаторами, она волновала их и в предшествующие годы, но выражалась не в теоретических построениях, а в тематике и стилистике их картин. Сложность заключалась в осознании молодыми художниками своей принадлежности одновременно к французской художественной традиции и к национальной, низовой, народной культуре, понимаемой как начало, идущее с Востока. Это определило присутствие в их живописи разных тенденций: примитив соседствовал с цитатами из постимпрессионизма и фовизма, Матисс с лубком, Сезанн с вывеской. Наталья Гончарова утверждала, что «чужое искусство надо сливать со своим». Но что для русских здесь было «своим» и что «чужим»? Диалоги с французами и размышления о собственных корнях - так можно интерпретировать некоторые живописные произведения «валетов» конца 1900-х - 1910-х годов.

2005_spec_bv_art_03_th.jpg

Так звучало название диспута 1913 года, обозначившее одну из важнейших проблем в искусстве раннего авангарда. О ней немало писали в то время художники, поэты, критики, создатели новой русской живописи и ее противники.

RSS-материал