ИСПАНСКИЕ НОВЕЛЛЫ

Анна Ильина

Номер журнала: 
Приложение к #3 2018 (60) «Таир Салахов»

Многовековой интерес России к культуре Испании, ее литературе и изобразительному искусству, театру и кинематографу, философии и эстетике, пожалуй, не имеет себе равных. Достаточно вспомнить замечательные труды историков, теоретиков и критиков изобразительного искусства, посвященные всемирно известным мастерам испанской живописи и графики, - это монографические работы Игоря Голомштока и Нины Дмитриевой о Пабло Пикассо, исследования Олега Прокофьева о графике Франсиско Гойи, Александра Якимовича о портретах Диего Веласкеса, первую на русском языке монографическую работу Александра Рожина «Сальвадор Дали: миф и реальность»*, отмеченную благодарностью короля Испании Хуана Карлоса.

* Книга вышла в 1992 году тиражом 75 тысяч экземпляров

Интерес к истории и культуре Испании, ее людям, природе и традициям достиг своего апогея в ХХ столетии, что особенно ярко проявилось в изобразительном искусстве, театре и кинематографе.

Т. Салахов. Мир Сальвадора Дали. Триптих. 2009
Мир Сальвадора Дали. Триптих. 2009
Холст, масло. 154 × 114, 145 × 227,1, 154 × 114

В творчестве многих российских художников испанская тема занимает значительное место - у Михаила Врубеля, Константина Коровина, Александра Головина... Среди современных мастеров один из самых тонких ценителей испанского искусства - Таир Салахов, создавший немало живописных полотен и графических листов об Испании. Вице-президент Российской академии художеств, народный художник СССР, Таир Салахов является почетным членом Испанской академии искусств Сан Фернандо, членом Европейской академии искусств, Академии художеств Франции, кавалером Офицерского Ордена Почетного Легиона за заслуги перед искусством, лауреатом национальных, государственных и международных премий и других наград. О нем написано немало книг и статей, в которых всегда воспроизводятся испанские впечатления мастера. Таир Салахов неоднократно бывал в Испании, которая оставила неизгладимый след в его творческой биографии. Живописная природа этой страны, обычаи и традиции народа, творчество выдающихся испанских художников влекли и вдохновляли молодого уроженца Баку Салахова еще со студенческой поры, со времени его учебы в Москве в МГАХИ им. В.И. Сурикова. Его юношеские представления об этой удивительной стране были почерпнуты из «Дон Кихота» и «Назидательных новелл» Сервантеса, из альбомов с репродукциями шедевров испанских мастеров Эль Греко, Веласкеса, Рибейры, Мурильо, Гойи. Позже, впервые увидев оригиналы произведений Пикассо, молодой художник искренне проникся магией его творчества.

Гений Пикассо оказал самое непосредственное и мощное влияние на всю художественную культуру XX века, изменив главные векторы ее развития, раздвинув горизонты искусства будущего. Не будет преувеличением сказать, что жизненная философия, творческое мировоззрение, живописно-пластическое мышление великого испанца серьезнейшим образом сказались на становлении таланта и формировании индивидуального стиля Таира Салахова. Это влияние ощущается как в его произведениях, связанных с испанскими мотивами, так и в работах иной образносодержательной драматургии, другого смыслового диапазона. Есть в его искусстве и прямые парафразы шедевров Пикассо - например, в портрете его дочери Айдан на игрушечной лошадке.

В зрелые годы Салахову посчастливилось лично встретиться с маэстро, магнетизм личности которого навсегда остался в его памяти. Следует отметить, что Салахов никогда не был эпигоном, формально повторяющим характерные приемы, присущие Пикассо. Он ценил Пикассо как предтечу новых идей, как первооткрывателя, обладавшего уникальной интуицией и даром предвидения. Благодаря своему природному таланту и особой восприимчивости Салахов трансформировал открытия испанского гения сообразно собственному мировосприятию и пониманию специфики профессиональной культуры, превратив эти открытия в слагаемые художественного самовыражения. В его творчестве мы находим прямые обращения к наследию Пикассо, воплотившиеся в таких работах, как «Стул. Палитра Пикассо», «Портрет Вари в платье Пикассо», где аура незримого присутствия гения tempore и loci ощущается с удивительной эмоциональной силой и живописно-пластической остротой. Чудодейственное преломление колористических и ритмических доминант, аллюзий живописно-пластических концепций Пикассо получают у Таира Салахова опосредованное воплощение и выразительность. Живописная культура творчества Салахова отнюдь не сводится только к наследию Пикассо, ибо вбирает в себя обращение к другим именам и традициям, в том числе к искусству Эль Греко и Франсиско Гойи: он отдает дань восхищения таланту этих мастеров. Так, несомненна близость, созвучность картины «Айдан. Звезда Востока» (2002) полотну Гойи «Маха одетая» (1801-1803, Музей Прадо): и композиция, и свето-воздушная среда, и эмоциональные рефлексии свидетельствуют о глубоком понимании Салаховым образно-смыслового кода одного из шедевров испанского мастера. Одухотворенная женственность, романтическая тайна - вот что мы чувствуем, глядя на две модели, временная дистанция между которыми - более двух столетий. Однако если в произведении Гойи нет и намека на некую аллегоричность, то образ, созданный Салаховым, насквозь аллегоричен, причем эта особенность подчеркнута в названии работы.

Говоря о побудительных импульсах к использованию Салаховым определенных художественных приемов, характерных для испанских мастеров, надо в первую очередь отметить целесообразность их соответствия авторскому замыслу, что сказывается в напряженной избирательности многослойных колористических комбинаций, в которых полифоническая, эмоциональная выразительность достигается, как правило, вариациями трех-четырех основных цветов, тональной глубиной их взаимодействия.

По-своему глубоко индивидуально Салахов воспринимает и шедевры Эль Греко, в которых его, как и всех нас, поражают экзальтированная чувственность и особая сакральность образного строя произведений, живописно-пластическая динамика.

Само собой разумеется, что в ряду кумиров Салахова стоит и Сальвадор Дали - великий испанец, перед фантасмагориями которого преклоняется весь мир. Однако в случае Салахова не приходится говорить о неких сюрреалистических аналогиях или ассоциациях - подразумеваются, прежде всего, отношение к месту и роли мастера в истории искусства, его взгляд на современную художественную культуру. Поэтому принципиально другим по своему характеру стало обращение Салахова к творчеству Дали, о чем свидетельствует написанный им триптих, посвященный скорее личности гениального мастера, нежели непосредственно его художественному наследию. Ни в живописи, ни в графике Салахова нет и намека на сюрреалистические экзерсисы Дали.

Иными словами, с юношеских лет и по сю пору воображение Таира Салахова все более и более занимали испанская культура в разных ее ипостасях, сложная взаимосвязь Запада и Востока, которая наиболее отчетливо проявилась, по его мнению, в архитектуре.

Отдельного упоминания заслуживают опыты по переводу ряда произведений мастера в новый материал, а именно ковроткачество. Декоративные ковры-панно, воспроизводящие такие авторские работы, как триптих «Сальвадор Дали» или «Пабло Пикассо. Посвящение», стали неотъемлемой частью его творчества. Подобно большим мастерам искусства XX века - Андре Люрса, Марку Шагалу и, конечно же, Пабло Пикассо - он придал своим работам дополнительные декоративные функции, не противоречащие их содержательному осмыслению.

Обращаясь к собственно испанским мотивам, навеянным живыми впечатлениями художника, вспомним различные варианты его коррид и многочисленные пейзажи, написанные в Севилье и Андалузии, Каталонии и Гранаде. В корридах Салахова впечатляют удивительная внутренняя динамика и эмоциональное напряжение, соответствующие нашим представлениям о темпераменте испанского народа, о накале страстей, музыкальной ритмичности движений, знаковом характере жестов и других национальных чертах и обычаях.

И как некая альтернатива этим динамичным образам, где всполохи красных красок усилены контрапунктами черного цвета, а ритмическое пересечение линейного строя создает внутреннее напряжение в передаче драматического и завораживающего действа, звучат испанские пейзажи Таира Салахова. В них на смену театрализованным страстям, контрастной напряженной тишине и оглушающим взрывам эмоций приходят бесконечное умиротворение, тихая созерцательность, подобная медитации. Меняются силовые поля, цветовая гамма, пластическая амплитуда. Испанские пейзажи перекликаются в воображении и воспоминаниях автора с пейзажами его родного Азербайджана, Апшерона. Палитра мастера с удивительной тонкостью передает и зной палящего солнца, и светящиеся мягким светом дома и другие строения, словно соответствующие разлившемуся в неподвижном воздушном пространстве состоянию фиесты, умиротворения, покоя. Здесь мы чувствуем другую поэтику, звучание иных эмоциональных состояний и настроений.

Виртуозная кисть Салахова будто внемлет этому поэтическому созерцанию неброской, но впечатляющей красоты. Причем в каждом пейзаже художника зримо проступает его вдумчивое, неторопливое проникновение в философскую суть прошлого и настоящего. В них своя мелодия, то близкая серенадам, то подобная молитвам. Испанские мотивы в творчестве Салахова, независимо от их жанровой специфики, воспринимаются словно духовный конгломерат, вобравший в себя представления мастера об испанском народе, истории и культуре страны, ее традициях.

Многогранная, полифоническая и вместе с тем строго избирательная палитра Таира Салахова обладает универсальной целостностью и единством стиля, присущими подлинно большому художнику. Не в ремесленном и формальном, а в глубоко философском смысле гармония пропорций определяет в его творчестве широту эстетического кругозора, способность предвидения и уровень профессиональной культуры, неисчерпаемость и жизнеспособность произведений автора.

Творчество Таира Салахова стало неотъемлемой частью мировой художественной культуры, чем он, по его собственному мнению, не в последнюю очередь обязан испанскому искусству и его великим мастерам.

Иллюстрации

Т. Салахов. Михас. Пласа де ла Иглесиа. 2005
Михас. Пласа де ла Иглесиа. 2005
Холст, масло. 100 × 80
Т. Салахов. Танец Победы. Испания. 2005
Танец Победы. Испания. 2005
Холст, масло. 100 × 80
Т. Салахов. Коррида-Бенальмадена. Испания. 2005
Коррида-Бенальмадена. Испания. 2005
Холст, масло. 80 × 100
Т. Салахов. Ронда. Испания. 2005
Ронда. Испания. 2005
Холст, масло. 80 × 100
Т. Салахов. Вид на Кадакес. 2009
Вид на Кадакес. 2009
Холст, масло. 80 × 100
Т. Салахов. Портрет Варвары в платье Пикассо. 2005
Портрет Варвары в платье Пикассо. 2005
Холст, масло. 155 × 100
Т. Салахов. Пабло Пикассо. Посвящение. 2014
Пабло Пикассо. Посвящение. 2014
Ручное ткачество. Шерсть. 235 × 150

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play