«...Я всегда смотрела на него как на солнце». О ВОСПОМИНАНИЯХ ВДОВЫ ХУДОЖНИКА

Юлия Диденко

Рубрика: 
РОБЕРТ ФАЛЬК (1886–1958)
Номер журнала: 
#4 2020 (69)

Мемуарный раздел выпуска журнала «Третьяковская галерея», посвященного Р.Р. Фальку, открывают публикации трех материалов, принадлежащих перу вдовы художника - Ангелины Васильевны Щекин-Кротовой (1910-1992), чье имя неразрывно связано в истории русской культуры с именем художника. Она происходила из старинного дворянского рода, по профессии была переводчиком с немецкого языка, педагогом. Встреча с Фальком произошла вскоре после его возвращения из Парижа, в 1939 году, и сразу же они соединили свои судьбы. На протяжении почти двадцати лет Ангелина Васильевна была для Фалька самым близким человеком, другом, единомышленницей, помощницей. После смерти Роберта Рафаиловича она осталась беззаветно верна его памяти. «Вспоминаются все трудные разговоры последнего времени, последних лет, и только теперь я понимаю, что Фальк внушал мне, что я должна нести его посмертную судьбу, он мне ее вверял, даже требовал взять на свои плечи весь груз его жизни, сохранить ее след»[1], - писала она на склоне лет.

С конца 1950-х Щекин-Кротова начала обработку оставшихся в мастерской художника его работ и обширного архива. За тридцать лет невероятно энергичной, кропотливой работы ей удалось систематизировать все наследие Фалька, составить рабочий вариант каталога-резоне произведений, стать не только хранителем, но и исследователем его творчества. Кроме того, она смогла организовать целый ряд персональных выставок мастера в разных городах СССР, написать статьи и воспоминания, лишь часть из которых была опубликована при ее жизни.

Постоянно привлекая внимание к его искусству, она, несомненно, приближала наступление «времени Фалька», времени признания его творчества, вплоть до середины 1960-х упорно замалчиваемого властями. По словам искусствоведа Веры Николаевны Шалабаевой[2], близко знавшей Ангелину Васильевну, у вдовы художника «было какое-то удивительное чувство ответственности. Она понимала, что представляет собой Фальк, понимала, что время его еще не настало, и она готовила это время. Она все наследие его распределила еще при своей жизни. Ведь когда она умерла, у нее висела любимая ею картина Фалька “Натюрморт с чесноком”[3], а все [остальное] она уже пристроила, замечательно, толково. Фальк в результате равномерно распределен: и в большие музеи Москвы, Питера и других городов, и даже маленькие городки - Фальк обязательно всюду есть»[4].

Важно признать, что в судьбе мастера Щекин-Кротова сыграла огромную роль. «Фальк остался до конца хорошим художником только благодаря Ангелине Васильевне, потому что она сама работала: она была преподавателем немецкого языка и брала много уроков, чтобы только он не зависел ни от заказов, ни от чего, чтобы его не касалась вся эта мышиная возня, которая была тогда. И он сохранил себя», - свидетельствовала В.Н. Шалабаева[5].

Благоговейное, трепетное отношение к художнику, несмотря на все неизбежные трудности 20-летнего брака, Щекин-Кротова сохранила навсегда. Вспоминая о муже, она писала: «Я точно не знаю, какое лицо было у Фалька - я всегда смотрела на него как на солнце, ослепленная его светом, добротой и любовью. Может, задумчивость, сосредоточенность, иногда скорбь, чаще детское выражение доброты и удивления. <...> Как он умел радоваться жизни в самых простых ее проявлениях: пейзажу, облаку на небе, картошке в мундире, красивому лицу женщины»[6].

Ангелина Васильевна была замечательной рассказчицей (очевидно, пригодился полученный ею в молодости опыт гида-переводчика «Интуриста») и обладала несомненным литературным даром. Ее многочисленные тексты: статьи, интервью, мемуарные эссе, краткие и развернутые комментарии к картинам и рисункам Фалька - всегда увлекательны, насыщены живыми подробностями и тонкими наблюдениями. Не будь их, мы бы неполно и, пожалуй, более поверхностно знали творчество Фалька и совсем мало представляли бы его как человека.

Открывает предлагаемую подборку мемуаров текст Щекин-Кротовой, озаглавленный нами «Роберт Фальк. “Вот вам мои люди”». В нем речь идет о двадцати ключевых портретах кисти Фалька. Портрет - любимый художником жанр, в котором он особенно много работал в поздний период. О некоторых из портретируемых (старухе-француженке, писателе Викторе Шкловском, поэте-самородке Ксении Некрасовой и других) Ангелина Васильевна подробно рассказывала в своей прижизненной статье из цикла «Модели Фалька» в альманахе «Панорама искусств»[7]. В нашей же публикации ее рассказ об этих персонажах лаконичен и сконцентрирован.

Публикуемый текст является частью обширных воспоминаний вдовы художника, названных ею «Лирическими комментариями к выставке Роберта Рафаиловича Фалька» и до настоящего времени не опубликованных в полном виде[8]. Они были задуманы автором как своего рода путеводитель по картинам художника на его персональной выставке, проведение которой планировалось в 1991 году в Русском музее и Третьяковской галерее (выставка состоялась позже, в феврале 1993 года, уже после кончины вдовы художника, и прошла только в Санкт-Петербурге, не доехав до Москвы, а подготовленный каталог, в котором должны были быть опубликованы «Лирические комментарии», так и не был издан). Это сочинение подытожило многолетний труд Щекин-Кротовой по комментированию произведений Фалька. Передавая в музеи и архивы ту или иную работу художника, она считала своим долгом сообщить музейным хранителям все известные ей подробности об истории создания, о взаимоотношениях модели с художником и т.д. «Мои романы-повести» - так шутливо называла она эти тексты и не обижалась, если порой сотрудники музеев забывали ее поблагодарить: «...ни слова о моем “вдохновенном труде”! Не жалуюсь - ведь я пишу с большим удовольствием»[9]. В «Лирических комментариях» Ангелина Васильевна объединила лучшие из своих разрозненных рассказов в единую ткань повествования, где органично переплелись эпизоды жизни художника и его произведения.

Работа над полным вариантом воспоминаний-комментариев велась в конце 1980-х, в то время, когда Щекин-Кротова уже была прикована к постели, поэтому она частично надиктовывала текст помощницам, в том числе автору этих строк, частично записывала сама. Ангелина Васильевна старалась успеть передать потомкам то главное, что знала и понимала о Фальке только она одна, прожив с ним рядом без малого два десятилетия.

Второй текст Щекин-Кротовой - «Автопортреты Роберта Фалька» - публикуется впервые по машинописному варианту рукописи из частного архива (Москва). Автопортреты занимают важное место в наследии художника, они многочисленны и разнообразны. На сегодняшний день известно о существовании 33 из них, причем местонахождение нескольких до сих пор остается неизвестным. Вдова художника ведет рассказ о 14 автопортретах, давая каждой работе точные и емкие образные характеристики.

Третий публикуемый текст «Поздние натюрморты Фалька» так же, как и рассказ о портретах, является фрагментом «Лирических комментариев» Щекин-Кротовой. В наследии художника жанр натюрморта представлен не столь многочисленными работами, как портрет и пейзаж, однако к нему относятся такие признанные шедевры Фалька, как «Картошка» (1955) и «Фикус» (1956). В воспоминаниях раскрываются предыстории замыслов и внутренние, порой неочевидные смыслы четырех значительных полотен мастера.

 

  1. Щекин-Кротова А.В. Комментарии к рисункам Р.Р. Фалька. Машинопись. [1984-1985] // РГАЛИ. Ф. 3018. Оп. 1. Ед. хр. 231. Л. 41.
  2. В.Н. Шалабаева (1923-2014) - научный сотрудник отдела графики ГМИИ имени А.С. Пушкина, ведущий специалист по творчеству А.В. Шевченко.
  3. Картина «Чеснок» (1935), написанная Фальком в Париже, ныне хранится в собрании А.В. Тимофеева, племянника А.В. Щекин-Кротовой. Произведение демонстрируется на ретроспективе Р.Р. Фалька в Государственной Третьяковской галерее (2021).
  4. Шалабаева В.Н. Из неопубликованной беседы от 24 мая 2003 г. Аудиозапись хранится в Отделе устной истории Научной библиотеки МГУ имени М.В. Ломоносова (ОУИ НБ МГУ). Благодарим автора записи беседы Д.Б. Спорова за возможность процитировать расшифрованные ее фрагменты.
  5. Там же.
  6. Из письма А.В. Щекин-Кротовой И.Г. Эренбургу. [1962]. Черновик // РГАЛИ. Ф. 3018. Оп. 1. Ед. хр. 269. Л. 2 об.
  7. Щекин-Кротова А.В. Люди и образы: биографии и легенды. Из цикла «Модели Фалька» // Панорама искусств. Вып. 8. М., 1985. С. 194-227.
  8. Текст приводится по рукописи, хранящейся в частном архиве. Несколько фрагментов ранее опубликованы в изданиях: Щекин- Кротова А.В. Мой Фальк. М., 2005; Сарабьянов Д.В., Диденко Ю.В. Живопись Роберта Фалька: Полный каталог произведений. М., 2006; Мясницкая 21: перекрестки судеб: Раиса Идельсон, Роберт Фальк, Александр Лабас, Александр Родченко. М., 2016. Наиболее объемная часть «Лирических комментариев» впервые опубликована в издании «Роберт Фальк» (М., 2021), подготовленном к выставке художника в ГТГ.
  9. Черновик письма главному хранителю Донецкого художественного музея [М.В. Третьяковой]. Середина 1980-х. Автограф. // Частный архив, Москва.

Иллюстрации

А.В. Щекин-Кротова у картины Р.Р. Фалька «Автопортрет в желтом» (1924) 1970-е
А.В. Щекин-Кротова у картины Р.Р. Фалька «Автопортрет в желтом» (1924) 1970-е
Фотография
Частный архив, Москва
Р.Р. Фальк на выставке своих картин в квартире С.Т. Рихтера. 1957
Р.Р. Фальк на выставке своих картин в квартире С.Т. Рихтера. 1957
Фото: Г.С. Кухарский Архив Г.С. Кухарского, Москва
Ангелина Щекин-Кротова и Роберт Фальк. 1954. Ново-Быково
Ангелина Щекин-Кротова и Роберт Фальк. 1954. Ново-Быково
Фото: Г.С. Кухарский Архив Г.С. Кухарского, Москва
Роберт Фалькс женой на даче Н.И. Стрельчук. 1954
Роберт Фалькс женой на даче Н.И. Стрельчук. 1954
Ново-Быково
Фото: Г.С. Кухарский
Архив Г.С. Кухарского, Москва

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play