«В XXI веке Академия нужна как никогда»*. 250 ЛЕТ ЛОНДОНСКОЙ КОРОЛЕВСКОЙ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ

Марина Вейзи, Том Бирченоф

Рубрика: 
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПАНОРАМА
Номер журнала: 
#4 2018 (61)

* Дэвид Хокни

Юбилеи знаменитых организаций подобны двуликому Янусу: одно лицо обращено в прошлое, чтобы отдать дань их истории, восхитившись традициями и достижениями, в то время как другое смотрит в будущее, в направлении перемен и модернизации. Отмечая 250 лет своей истории, Лондонская Королевская академия художеств делает серьезную и оптимистичную заявку на будущее и, как следствие, уверенно определяет свою роль в обществе. Организованная Академией грандиозная кампания по сбору денежных средств благодаря щедрым пожертвованиям многочисленных частных лиц собрала около 84 миллионов фунтов стерлингов на проект по расширению помещений Академии.

Представления об устройстве общества, сформировавшиеся в эпоху Просвещения, подразумевают создание разнообразных общественных институтов, развитие национальной культуры, глубокое уважение к образованию, профессионализму и искусству.

В середине XVIII века лондонские художники (все они учились и начинали карьеру в мастерских других художников, работая подмастерьями) стремились объединяться. Может быть, Королевская академия искусств основана в 1768 году как своеобразный кооператив, в котором у каждого члена было право голоса? Или это была скорее иерархическая структура, во главе которой стоял президент и другие должностные лица? Или система самоуправления, клуб «избранных», ведь сами художники выбирали друг друга в организацию? Или все-таки способ рассказать о себе обществу, пусть пока только высшему, и таким образом обеспечить себе профессиональное признание и коммерческий успех? Академия исполняла весьма неортодоксальную роль: коммерческая, искусствоведческая и исследовательская деятельность сочеталась с созданием собственной постоянной экспозиции произведений искусства.

Одновременно создавалась великолепная библиотека, а школа при Академии всегда брала на себя все расходы по обучению студентов, даже во времена тяжелого финансового кризиса XXI века.

Такие системные организации отнюдь не были беспрецедентными - в России Императорская Академия художеств появилась раньше Лондонской, в 1758 году. Тем не менее это стало впечатляющим начинанием, если учесть, что искусства на организационном уровне «запаздывали» при сравнении с науками. В Великобритании Королевское общество, целью которого было развитие естественных наук (то есть научных знаний вообще), основано в 1660 году, в то время как Британская академия, призванная служить развитию общественных и гуманитарных наук и расположенная по соседству, создана в 1902 году, несколькими веками позже.

Может показаться, что в Британии изобразительные искусства далеко не всегда находились в центре внимания - не будет преувеличением сказать, что свойственная британцам страстная любовь к слову, воплощенная в поэзии, литературе и драматическом искусстве, зачастую брала первенство. Тем не менее Королевская академия художеств имеет впечатляющую родословную, ведь это первая в истории страны организация, объединившая профессиональных художников, студентов и преподавателей изобразительных искусств и архитектуры. Академия стала также первой в данной области деятельности - ее «коллега», Королевское литературное общество, созданное королем Георгом IV в 1820 году с целью «воздавать должное заслугам в области литературы», не имеет ни собственных учебных заведений, ни связей с общественностью.

Все началось в 1760 году, когда группа художников объединилась для организации выставки-продажи своих произведений в помещении, снятом на знаменитой улице Стрэнд в Лондоне. Это событие положило начало созданию Общества художников, и впоследствии несколько его членов стали основателями Королевской академии художеств. Пожалуй, именно Общество художников - первая организация, которая оказала влияние на далеко идущие замыслы художников, воплотившиеся в конце десятилетия в создании Королевской академии художеств.

Подобные объединения слишком часто страдали от раскола и внутренних противоречий и направляли свою деятельность в основном на проведение выставок и поддержку профессионалов. Объединения не ставили перед собой задач по обучению художников, их решением занималась Королевская академия художеств с самого начала своего существования. Подобно Императорской Академии художеств в России Королевская академия была создана по указу монарха, а именно Георга III – одного из самых просвещенных правителей Великобритании. Так в 1768 году он отреагировал на прошение архитектора Уильяма Чеймберса «поддержать создание академии для художников и архитекторов》. Эта была основательно продуманная, планомерная попытка повысить профессиональный статус художников по сравнению с ремесленниками и мастерами декоративно-прикладного искусства, а также создать систему художественного образования и организации выставок, позволявшую публике знакомиться с их произведениями. Чеймберс, будучи советником короля по вопросам архитектуры, создал и проект Сомерсет-хауса, первого специально построенного для Академии здания.

Не будем забывать, что в то время практически не было музеев, открытых для широкой публики: Британский музей, созданный только в 1752 году, не имел в своей коллекции работ мастеров изящных искусств того времени; что касается Лондонской национальной галереи, открывшейся намного позже, в 1824 году, ее собрание, вначале весьма небольшое, тоже не имело никакого отношения к работавшим тогда художникам. Таким образом, до появления Королевской академии художники обычно продавали свои работы прямо у себя в мастерских; многие предпочитали работать на заказ или по крайней мере охотно брали заказы, ведь так широко распространенные сегодня во всем мире коммерческие галереи и аукционные дома появились только в конце XIX века.

-СЭР ДЖОШУА РЕЙНОЛЬДС (1723–1792). Автопортрет сэра Джошуа Рейнольдса. Около 1780
СЭР ДЖОШУА РЕЙНОЛЬДС (1723–1792). Автопортрет сэра Джошуа Рейнольдса. Около 1780
Дерево, масло. 127 × 101,6. Королевская академия художеств.
Дар сэра Джошуа Рейнольдса, Президента Королевской академии художеств, 1780

Великий мастер портретного жанра Джошуа Рейнольдс был первым президентом Королевской академии художеств. Его скульптурный портрет более чем в человеческий рост, исполненный Альфредом Друри в 1931 году, и сейчас занимает почетное место в центре внутреннего двора здания Берлингтон-хаус: в левой руке Рейнольдс держит палитру, а в правой - кисть, причем его жест напоминает жест дирижера оркестра с поднятой палочкой. Вторым президентом Академии стал Бенджамин Уэст, художник из «колоний», вскоре Соединенных Штатов Америки. Среди тридцати двух художников-основателей Королевской академии художеств две знаменитые женщины - Ангелика Кауфман и Мэри Мозер. Однако, несмотря на это, женщинам впоследствии было запрещено посещать занятия по рисованию с живой натуры. Так, на знаменитом групповом портрете кисти Иоганна Цоффани «Члены Королевской академии художеств» (1771-1772, коллекция королевской семьи) мужчины изображены собравшимися в зале для рисования с живой натуры, в то время как эти ломавшие стереотипы женщины-художницы и основательницы Академии представлены портретами на стене.

-ИОГАНН ЦОФФАНИ (1733–1810). Портреты членов Королевской академии. 1771–1772
ИОГАНН ЦОФФАНИ (1733–1810). Портреты членов Королевской академии. 1771–1772
Холст, масло. 101,1 × 147,5. Коллекция королевской семьи, Лондон

Следует отметить, что эти две основательницы Королевской академии так и не стали членами ее управляющего совета, да и впоследствии полноправными членами организации женщины не были до 1936 года, когда в Академию была избрана Лаура Найт. И после этого, вплоть до конца XX века, продолжался долгий путь к достижению равенства полов. В 2018 году результаты выборов в Академию оказались беспрецедентными - были приняты женщины-близнецы Джейн и Луиза Уилсон, художницы 1967 года рождения, работающие вместе. Кстати сказать, они не единственный «дуэт» среди членов Академии - художники Гилберт и Джордж также являются ее действительными членами (будучи на десятки лет старше сестер Уилсон, они были избраны в Академию довольно поздно - лишь в 2017 году).

Надо отметить, что престиж Королевской академии художеств не всегда оставался на том же высоком уровне, как в момент ее основания. Так, в середине XX века, когда авангард в мировом изобразительном искусстве достиг пика своей популярности, членство в Академии уже не казалось таким уж привлекательным. Еще несколько десятков лет назад многие ведущие художники Великобритании не хотели, чтобы их имена ассоциировались с Королевской академией художеств, и отклоняли ее приглашения, так как в послевоенные годы организация пользовалась слишком консервативной репутацией. В 1949 году Альфред Маннингс, тогдашний президент Королевской академии, знаменитый своими изображениями лошадей, в своей речи на ежегодном банкете назвал Сезанна, Пикассо и Матисса шарлатанами; усугубил эффект происшедшего тот факт, что Маннингс к тому времени уже изрядно выпил, а речь его транслировалась по радио. Не удивительно, что Люсьен Фрейд и Фрэнсис Бэкон, великие британские художники второй половины XX века, так и не стали членами Королевской академии художеств.

Первое здание, которое заняла только что образованная Королевская академия художеств, располагалось на улице Пэлл-Мэлл в центре Лондона, в Сент-Джеймсском квартале. В 1780 году Академия переехала в перестроенное для нее здание Сомерсет-хаус на Стрэнде. (Сейчас в здании Сомерсет-хаус размещается Институт искусства Курто.) В 1837 году Королевская академия снова сменила адрес, на этот раз обосновавшись вместе с Национальной галереей на Трафальгарской площади в новом здании, созданном архитектором и членом академии Уильямом Уилкинсом.

Наконец, в 1867 году Королевская академия художеств переехала в роскошный Бёрлингтон-хаус на Пика- дилли, где она располагается по сей день. Строительство здания Бёрлингтон-хаус началось в 1664 году; в течение всего XVIII века аристократы Бёрлингтоны продолжали достраивать и украшать свою великолепную резиденцию. Среди членов семьи особенно выделялся 3-й граф Бёрлингтон - как и многие знатные особы того времени, он был страстным поклонником итальянского изобразительного искусства и архитектуры, в частности, эстетики Андреа Палладио. Бёрлингтон-хаус становился все более и более великолепным; в 1854 году его приобрело государство за 140000 фунтов стерлингов.

В 1867 году большая часть здания была сдана в аренду Королевской академии художеств на 999 лет; годовая арендная плата составила 1 фунт. В двух других зданиях по обе стороны внутреннего двора расположились научные общества, такие как Лондонское Линнеевское общество, Королевское общество древностей.

Здание Королевской академии художеств преобразилось усилиями архитектора Сидни Смирка, члена Академии. Он построил Дом смотрителя, художественную школу при Академии, а также переоборудовал основные помещения здания на втором этаже под выставочные залы с верхним освещением, которые и сегодня считаются одной из самых значительных и красивых анфилад среди картинных галерей Европы. В основном здании помещается и сама Королевская академия, в состав которой входят 80 британских художников и архитекторов, а также почетные иностранные члены; здесь же расположены бесценная легендарная библиотека Академии и коллекция произведений изобразительного искусства.

Возможно, самым примечательным аспектом деятельности Королевской академии художеств является ее независимость от правящего бюрократического аппарата. Помимо налоговых льгот, которые предоставляются благотворительным организациям, государство не оказывает Королевской академии никакой официальной поддержки. Академия платит номинальную арендную плату за занимаемые ею помещения; активно и весьма успешно работает Департамент развития, который привлекает пожертвования как частных лиц, так и корпораций.

Таким образом, сбор средств жизненно необходим для огромного количества разнообразных и независимых начинаний Академии. В 1977 году под руководством известного архитектора и весьма деятельного президента Академии Хью Кассона был запущен проект «Друзья Королевской академии художеств». Сегодня общество друзей Королевской академии художеств насчитывает более ста тысяч членов, каждый из которых оплачивает годовой взнос в 100 фунтов, таким образом обеспечивая Академию ежегодным доходом более чем в 12 миллионов фунтов стерлингов, что представляет собой важнейшую и наиболее стабильную часть ее финансов. Со своей стороны Королевская академия художеств предоставляет подписчикам свободный вход на все выставки, возможность пользоваться залами для членов Академии как просто приятными для времяпрепровождения местами в центре Лондона, где подают напитки и еду.

Академия 一 организация самоуправляемая: ее члены утверждают как кадровые назначения, так и программу выставок. Смотритель художественных школ при Академии входит в ее состав; кроме того, Академия присваивает звания почетных членов в области архитектуры и истории искусств. Вспомним и о том, что еще в конце XVIII века одними из первых, кто читал публичные лекции по истории искусств, были члены Академии, проводившей такие мероприятия на постоянной основе.

За свою долгую историю Королевская академия художеств вызывала и жаркие споры, и подлинный энтузиазм, одновременно всегда оставаясь тем местом, где художники, их произведения и любители искусств находили друг друга. Несмотря на то, что с момента создания Академия славилась своими масштабными выставками, предназначенными для широкой публики, сразу после окончания Второй мировой войны в ее истории был период, когда Академия активно противопоставляла себя колоссальным изменениям, происходившим в мировом искусстве. Тут задавали тон сменявшие друг друга президенты. Одним из поворотных моментов стало принятое в 1974 году под началом Томаса Моннингтона впервые в истории Академии беспрецедентное решение отдать под индивидуальную выставку одного британского художника весь основной этаж здания Академии.

Выставка была посвящена двухсотлетию со дня рождения Уильяма Тёрнера (1775-1851), самого знаменитого художника своего времени и преданного члена Королевской академии художеств. В семидесятых годах прошлого века британское изобразительное искусство XVIII и XIX веков не пользовалось блестящей репутацией в контексте мирового искусства, поэтому Моннингтон был убежден, что серьезнейшие финансовые затраты на проведение выставки были для Академии рискованным предприятием. Вследствие этого выставка была организована совместно с Галереей Тейт. Заметим, что в те годы необходимость проявлять «гибкость» в организации такой экспозиции означала, например, что некий аристократ имел возможность ненадолго снять с выставки принадлежавшее ему полотно Тёрнера, чтобы на время Рождественских праздников вернуть его в свою резиденцию.

Выставка Тёрнера была открыта с ноября 1974-го до марта 1975 года. Ее успех превзошел все ожидания: за Тёрнером прочно укрепилась репутация гениального художника, одного из лучших мастеров не только Великобритании, но и Западной Европы в целом. Его жизнь как в личном плане, так и в профессиональном была неразрывно связана с Академией. Тёрнер, чей талант проявился уже в детстве, начал обучение в Королевской художественной школе при Академии в возрасте 14 лет, в 24 стал младшим членом Академии художеств, а впоследствии и профессором, преподававшим там перспективную живопись. Главным его соперником был Джон Констебл (1776-1835), к которому слава выдающегося пейзажиста пришла значительно позже - он был избран в Академию в 1829 году в возрасте 52 лет. Тёрнер умел привлечь к себе внимание и славился тем, что специально вносил эффектные изменения в свои картины накануне открытия выставки, когда полотна уже висели на стенах залов, непосредственно перед началом Летней выставки. Так, в 1832 году он в последний момент добавил чуть-чуть ярко-красной краски на свой голландский морской пейзаж, чтобы «затмить» висевшее рядом полотно Констебла «Открытие моста Ватерлоо». Говорят, Констебл тогда сказал, что этот «жест артистизма» произвел примерно такое же впечатление, как если бы Тёрнер вошел в выставочный зал и выстрелил из пистолета.

-УИЛЬЯМ ТЁРНЕР (1775–1851). Замок Долбадарн, Северный Уэльс. 1800
УИЛЬЯМ ТЁРНЕР (1775–1851). Замок Долбадарн, Северный Уэльс. 1800
Холст, масло. 119,4 × 90,2. Королевская академия художеств.
Дипломная работа, подаренная Уильямом Тёрнером Королевской академии художеств, дар принят в 1802

Выставка Тёрнера стала одновременно развитием и продолжением целой цепи экспозиций более общего характера, которые были посвящены искусству самых разных времен и народов. Часто выставки пользовались огромной популярностью. Так, в 1973-1974 годах в течение 116 дней 771466 посетителей пришли посмотреть выставку «Дух (Genius) Китая». Эта потрясающая экспозиция, в которую входили многочисленные погребальные облачения из нефрита, не только очаровала публику, но и стала примером культурной дипломатии.

Наверное, более ожидаемым был успех выставки «Моне в XX веке», состоявшейся в 1999 году: за 85 дней на экспозицию пришли 739324 посетителя, то есть рекордное количество - около 8698 человек в день. Что касается России, то она была прекрасно представлена в 2008 году выставкой «Из России. Французская и русская живопись 1870-1925 годов из музеев Москвы и Санкт-Петербурга», на которую за 84 дня ее работы пришли 388597 посетителей, и совсем недавно, в 2017 году, выдающейся экспозицией «Революция: русское искусство 1917-1932». В 2011 году в рамках выставки «Строительство революции. Искусство и архитектура в России 1915-1935 гг.» во внутреннем дворе Королевской академии художеств была возведена уменьшенная копия Башни Татлина (памятник III Интернационалу) в масштабе 1:40.

 

В 2001 году Королевская академия художеств приобрела здание за №6 по улице Бёрлингтон-Гарденс, расположенное на противоположной стороне улицы от фасада ее основного корпуса на Пикадилли. В планы Академии входило объединение этих двух зданий и прилегающих к ним участков, чтобы создать общий комплекс помещений с двумя обособленными входами. Для того чтобы увеличить площадь помещений и модернизировать их в соответствии с требованиями XXI века, в 2008 году Академия провела международный конкурс на лучший проект, в котором победил всемирно известный архитектор, член Королевской академии художеств Дэвид Чипперфилд. В 2013 году фонд лотереи «Наследие Британии» выделил на проект сумму в 12,7 миллиона фунтов стерлингов, что положило начало широкому сбору необходимых средств.

Чипперфилд, признанный мастер реконструкции и адаптации архитектурных сооружений для новых нужд, широко известен своей работой над восстановлением и расширением знаменитого здания Нового музея в Берлине. Кроме того, он является автором двух новых, небольших и весьма успешных проектов в Великобритании, а именно здания музея изобразительных искусств Хепуорт в Уэйкфилд (музей назван в честь знаменитого скульптора XX века Барбары Хепуорт, уроженки Уэйкфилда) и Музея современного искусства «Turner Contemporary» в Маргите; сегодня эти музеи стали центрами возрождения городов, в которых они расположены. Чипперфилд виртуозно соединяет в одно целое старое и новое — однажды он высказал предположение, что всего через несколько лет существования нового комплекса Королевской академии художеств «никто не сможет определить, что там было с самого начала, а чего не было».

В числе других новых помещений, появившихся у Королевской академии художеств в результате реконструкции, Галерея постоянного собрания. В этом небольшом пространстве предполагается поочередно выставлять произведения искусства из постоянной коллекции, посвященной богатой истории Академии, начиная с тех, что выбрал нынешний ее президент Кристофер Ле Брун в качестве иллюстрации первых 75 лет существования организации. Центром экспозиции может стать несравненный барельеф работы Микеланджело «Мадонна Таддеи», или «Мадонна с младенцами Иисусом и Иоанном Крестителем», 一единственная в Великобритании мраморная скульптура великого мастера. Она поступила в Академию по завещанию мецената Джорджа Бомона после его смерти, через пять лет после покупки ее Бомоном в 1822 году в Риме.

Произведение Микеланджело - жемчужина Галереи постоянного собрания. В формирование «культа Микеланджело» в Великобритании решающий вклад внес Джошуа Рейнольдс: в декабре 1790 года в качестве президента Академии он выступил с лекцией, в которой восхвалял Микеланджело в весьма эксцентричных выражениях: «Почтительно целовать край его одежды, суметь оценить самое незначительное из его достижений для человека честолюбивого стало бы поводом для гордости и знаком отличия». В Галерее постоянного собрания также представлен автопортрет Джошуа Рейнольдса (1780), на котором левая рука художника покоится на бюсте Микеланджело. Символично, что Кристофер Ле Брун продолжает отдавать дань искусству великого мастера - в отдельной секции, рядом с большим рисунком-эскизом «Леда и лебедь» (ранее автором считался Микеланджело, но в настоящее время рисунок приписывают Россо Фьорентино) Ле Брун поместил рисунки членов Академии, связанные с творчеством Микеланджело, например, виды Сикстинской капеллы и зарисовки самой «Мадонны Таддеи» работы Джона Констебла и Дэвида Уилки.

Наряду с большим количеством «дипломных» работ Королевская академия художеств обладала солидной «обучающей» коллекцией произведений мастеров Ренессанса, изучение которых по заведенной Рейнольдсом традиции являлось важной частью обучения молодых художников. Наиболее выдающееся из этих произведений - копия «Тайной вечери» Леонардо да Винчи, сделанная в натуральную величину около 1520 года, предположительно Джампетрино или другим художником из окружения Леонардо. На противоположной от нее стене зала помещены три крупные копии гобеленов Рафаэля, написанные масляными красками британским художником XVIII века Джеймсом Торнхиллом. (Бесспорно, что 1962 год стал мрачной страницей в истории коллекции Королевской академии: именно тогда, чтобы погасить задолженность банку, Академия была вынуждена продать великолепный образец графического наследия Леонардо, его картон «Мадонна с младенцем, Св. Анной и младенцем Иоанном Крестителем», также известный как «Картон “Бёрлингтон- хаус”». Это произведение «спасли для народа» Великобритании - оно было приобретено за баснословную сумму в 800 тысяч фунтов стерлингов, которую частично собрали благодаря пожертвованиям частных лиц, после чего «Мадонна» была передана Лондонской национальной галерее.)

В процессе обучения живописи и ваянию гипсовые скульптуры используются чаще, чем живописные и графические произведения; в Галерее постоянного собрания их две — «Бельведерский торс» и «Лаокоон и его сыновья». Образ первой из них, представляющей собой канонический образец обнаженной мужской фигуры, используется и в других выставленных в Галерее произведениях, созданных в когда-то популярной неоклассической манере «исторической живописи», а ныне малоизвестной составляющей британского искусства того периода. Хорошим примером преломления этого образа служит огромная картина «Сатана, призывающий свои легионы» (1796-1797) кисти Томаса Лоуренса, четвертого президента Академии. Та же фигура в более очевидной роли присутствует в работе Ангелики Кауфман «Рисунок» (1778-1780), где художница изобразила себя рисующей «Бельведерский торс», причем ее поза является зеркальным отражением позы самой скульптуры.

Есть здесь и групповые портреты членов Академии, сделанные на заре ее существования: так, на полотне «Общее собрание членов Королевской академии» кисти Генри Сингелтона изображены сорок членов Академии в интерьере Сомерсет-хауса в 1795 году. Кроме того, стоит упомянуть автопортреты Томаса Гейнсборо (1787), всерьез соперничавшего с Джошуа Рейнольдсом, и Томаса Лоуренса (1820). Цельность коллекции придают более привычные для публики произведения в жанре пейзажа, в числе которых есть и две весьма значимые работы - «Замок Долбадарн в Северном Уэльсе» (1800) Уильяма Тёрнера и «Лодка, проходящая шлюз» (1826) Джона Констебла, а также группа написанных им же изысканных небольших пейзажей.

 

С самого начала одним из принципов работы Королевской академии художеств была организация «ежегодной выставки живописи, скульптуры и графики, в которой могут участвовать все признанные достойными художники». Первая «Ежегодная выставка» (именно так она тогда называлась) открылась 26 апреля 1769 года, в среду, в первом здании Академии на Пэлл-Мэлл; в течение месяца ее посетители из числа лондонской элиты имели возможность увидеть 136 работ, созданных 56 художниками. Обложку каталога выставки украшала цитата из «Энеиды» Вергилия: «maior rerum mihi nascitur ordo», что означает «более величественная история открывается передо мной».

Первую выставку посетили около 14 тысяч человек; газета «Лондон Кроникл» писала, что на ее открытие пришла «многочисленная и блестящая публика, представители высшего света». К 1780 году «Ежегодная выставка» переместилась в Сомерсет-хаус; спустя семь лет на выставке уже было представлено 650 произведений трехсот художников, а количество посетителей выросло до 50 тысяч.

Название «Летняя выставка» стало использоваться в XIX веке; к 1830 году было выставлено уже 1250 работ, посмотреть на которые пришли 70 тысяч. К 1858 году количество посетителей возросло до 139906, а рекордное число посетивших выставку было зарегистрировано в 1879 году - 391197 человек, приблизительно одна десятая населения Лондона на тот момент. Выставка пользовалась широкой популярностью. Ее престиж был высок среди высших слоев общества, в королевской семье. Королева Виктория и принц Альберт покровительствовали современным им художникам, чему свидетельство - многочисленные письма королевы, посвященные Летним выставкам; сейчас они хранятся в Виндзорской королевской библиотеке. В то же время все больше и больше представителей среднего класса с энтузиазмом посещало выставки, а весьма компетентные отзывы критиков печатались в газетах и памфлетах (Джон Рёскин, ведущий литератор и критик того времени, особенно выделялся своими едкими комментариями).

Посетители приходили на выставки Академии не только увидеть новое искусство, но и показать себя. Подтверждением тому служит картина Уильяма Пауэлла Фрайта «Закрытый просмотр в Королевской Академии в 1881 году» (1883), на которой изображена целая подборка известных личностей на 113-й выставке Королевской академии. На этой стилизованной композиции посетители изображены плотной группой, в которой выделяются политические деятели, такие как премьер-министр Великобритании Уильям Гладстоун, и литераторы, а именно Энтони Троллоп и Роберт Браунинг. Невозможно не угадать в характерной фигуре в центре правой части картины Оскара Уайльда, который делится своими мыслями с актрисами Эллен Терри и Лили Лэнгтри. Фрайт, конечно же, поместил на это полотно и себя, а также двух президентов Академии - Фредерика Лейтона, возглавлявшего Академию с 1878-го до своей смерти в 1896 году, и его преемника Джона Эверетта Милле, правление которого не продлилось и года.

Менее благоговейно изображали выставки карикатуристы. Так, на непревзойденной по своей выразительности карикатуре Томаса Роулэндсона «Выставка в Сомерсет-хаусе: вниз по лестнице» (около 1800) изображены падающие вниз по крутой лестнице фигуры посетителей в определенно эротических позах, и атмосфера оргии очевидно проступает в этом якобы серьезном событии в жизни высшего общества. (В названии картины содержится игра слов - правописание слова «stair-case» (лестница) намеренно изменено на «stare-case»: звучит так же, но включает в себя глагол «глазеть», что придает названию сатирическое звучание.)

Празднование 250-летия Летней выставки в 2018 году сопровождалось ретроспективой, названной так же, как и раньше часто называли саму выставку: «Великолепное зрелище». Ретроспектива была посвящена тем произведениям искусства, которые впервые были показаны именно на Летних выставках Королевской академии. Музеи, частные коллекции и сама Академия предоставили на выставку полотна, призванные создать общее представление о тенденциях в изобразительном искусстве и выставочном деле Великобритании за время существования Академии. Наравне с хорошо известными направлениями, представленными портретами Рейнольдса и Гейнсборо, пейзажами Тёрнера и Констебла, выставка продемонстрировала значение других, сегодня почти забытых живописных стилей, таких как жанровая живопись XIX века. Основоположником этого направления был весьма известный в свое время шотландский художник Дэвид Уилки - так, на выставке 1822 года его полотно «Ветераны в Челси читают депешу из Ватерлоо» пользовалось такой популярностью, что перед ней пришлось выставить ограждение, чтобы защитить от толпящихся посетителей.

Как и следовало ожидать, появился феномен отдельно взятой картины, увидеть которую стремились абсолютно все. Первой среди таких произведений стала работа Уильяма Пауэлла Фрайта «Скачки Дерби», представленная на выставке 1858 года; впоследствии для защиты картин от толпы стали использовать веревочные ограждения и даже полицейскую охрану. Особая популярность таких работ отражалась и в других смежных областях - в 1874 году продали более 250 тысяч почтовых открыток с репродукциями картины Элизабет Батлер «Перекличка», на которой были изображены британские войска после одного из сражений в Крымской войне.

Творчество прерафаэлитов стало первым в ряду новых и шокирующих направлений в искусстве. Первым о нем возвестило полотно Джона Эверетта Милле «Изабелла», представленное художником на выставку в 1849 году, когда ему было всего 20 лет. Милле учился в школе при Королевской академии художеств, куда он поступил в 11 лет, став самым юным из студентов (сокурсники называли его «наш малыш»), впрочем, как и многие другие члены «Братства прерафаэлитов».

Однако репутация Королевской академии как оплота консерватизма только укрепилась в конце XIX и в первые десятилетия XX века. В 1914 году разразился символичный скандал: пришедшая на выставку суфражистка полоснула ножом портрет Генри Джеймса кисти Джона Сингера Сарджента - и художник, и его модель служили воплощением буржуазной респектабельности. Не все работы, представленные на выставке «Великолепное зрелище», в действительности дебютировали на Летних выставках Академии. Так, в 1938 году портрет Т.С. Элиота работы Уиндема Льюиса был отвергнут, что вызвало волну протестов: например, выдающийся художник Огастес Джон даже отказался от звания члена Королевской академии художеств.

После знаменательной речи Альфреда Маннингса в 1949 году бывший президент высмеял отношение Академии к модернизму в картине «Важно ли, о чем искусство?», которую он представил на выставку 1956 года и где изобразил посетителей выставки, разглядывающих скульптуру в галерее. Премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, всю свою жизнь увлекавшийся пейзажной живописью, участвовал в Летней выставке 1947 года с двумя своими работами (в числе которых «Зимнее солнце, Чартвелл», изображавшая поместье семьи Черчиллей). Работы были выставлены под псевдонимом Дэвид Уинтер, хотя некоторые члены Королевской академии знали настоящее имя автора. В следующем году ему было присвоено звание Почетного выдающегося члена Академии.

Еще одним проявлением консервативности стал послевоенный рекорд по числу посетителей Летней выставки 1955 года, пришедших увидеть широко разрекламированный портрет молодой королевы Елизаветы II кисти Пьетро Аннигони. Только в конце двадцатого столетия, особенно после революционной по своему значению выставки «Сенсация», организованной Академией в 1997 году из произведений, входящих в коллекцию Чарльза Саатчи, отношение Академии к современному искусству стало меняться. На Летней выставке 2001 года (организована под руководством Питера Блейка, которого сделал знаменитым поп-арт) был представлен широкий спектр произведений современных художников, включая работы самых ярких звезд направления «Молодые художники Британии» Трейси Эмин и Дэмьена Хёрста.

 

Судя по огромному количеству посетителей на Летней выставке 2018 года, о ее жизнеспособности волноваться не стоит: в этот юбилейный год ее посмотрели 296442 человека, наибольшее число с 1905 года. Выставка продолжает быть примером культурного пространства, где художники-любители имеют возможность 《потолкаться» среди профессионалов, а весьма успешные деятели культуры встречаются с теми, кто только начинает свою карьеру. Двенадцать членов Королевской академии художеств, так называемый «Комитет по отбору», являются последней инстанцией в процессе отбора работ для выставки. В 2018 году в качестве лидера «Комитета по отбору», а фактически главного куратора выставки выступал Грейсон Перри - многогранный, а иногда и вызывающий полемику представитель сегодняшней творческой элиты Британии, знаменитый как своими переодеваниями в женскую одежду, так и изделиями из керамики.

В этом году за право участвовать в выставке боролись более 20 тысяч работ, две трети которых были представлены в рамках общего конкурса, открытого для широкой публики (художникам, не являющимся членами Академии, предоставляется возможность выставить на конкурс две работы в год; сбор составляет 35 фунтов за каждую). Что касается членов Академии, то они имеют право показать на выставке не более шести произведений ежегодно, а точное количество определяется размером работ. Кроме того, «Комитет по отбору» формулирует актуальную, по мнению его членов, тему и предлагает художникам из Великобритании и других стран представить на выставку посвященные этой теме работы. В 2018 году такой темой было «Искусство настоящего момента». Среди знаменитых художников, принявших участие в выставке, - Джоана Васконселос из Португалии (ее монументальная висящая скульптура «Королевская Валькирия», связанная крючком и спицами, заняла почти все пространство первого зала выставки), Мона Хатум и Тал Р, а также члены Академии – Вольфганг Тиллманс, Майк Нельсони, Трейси Эмини, почетные члены Академии - Брюс Науман и Эд Руша.

Изначально «Комитет по отбору» изучает все представленные на выставку работы в цифровом формате; выбрав около 4 тысяч произведений, он приглашает авторов прислать произведения на «суд» Комитета. В 2018-м из этого числа отобрано и показано на Летней выставке более 1300 работ. Специальные залы были выделены для небольших по формату произведений и работ на бумаге, а галерея по традиции отдана под графику и архитектурные модели. Более того, впервые в небольшом зале оформили так называемую «комнату юмора», где наряду с прочими выставлялись работы Мартина Парра и Дэвида Шригли. Каждый член «Комитета по отбору» берет на себя ответственность по оформлению одной из галерей на выставке, начиная с цвета стен (так, Грейсон Перри выбрал ядовито-желтый цвет для своей знаковой Галереи №3) и заканчивая расположением работ в пространстве - к слову, обычно картин так много, что стены ими завешаны от потолка до пола. Решения о том, где именно повесить ту или иную картину, вызывают горячие споры со времен Гейнсборо и до наших дней, особенно когда полотно помещают под потолком, чуть ли не «в небе», где посетители могут ее и не заметить (правда, такое расположение является выгодным для работ большого размера).

Является ли такой процесс показательным, не говоря уже о том, чтобы быть беспристрастным? Члены «Комитета по отбору» признают, что элемент субъективности здесь присутствует — иногда они спорят даже о том, кому из кураторов будет предоставлена возможность выставить ту или иную работу в его или ее галерее. Вместе с тем, оказавшись на выставке, картины становятся как бы «анонимными», ведь на стенах нет табличек ни с именами художников, ни с ценами на их работы. Эта информация содержится в карманном каталоге, который является важной составляющей посещения выставки. Для членов Академии ежегодная продажа картин может приносить весьма существенные средства. Стоит отметить, что еще в 1865 году именно Летняя выставка стала первой использовать красную точку рядом с произведением искусства, чтобы показать, что оно продано. Стоимость представленных на выставке картин самая разная: в 2018 году цена только трех работ превышала 100 тысяч фунтов, а дороже всех, за 150 тысяч фунтов, была продана скульптура Аллена Джоунса «Выход» (стекловолокно, тонированный акрил и смешанные материалы). Цены на многие другие произведения не превышали 500 фунтов.

Когда ажиотаж вокруг Летней выставки утихает, Королевская академия художеств начинает готовиться к следующему сезону... Планы на осень 2018 года отражают широкий круг задач, которые ставит перед собой Академия: крупная выставка «Океания», главное событие сезона, рассказывает о культуре островов Тихого океана. Экспозиция «Искусство создавать здания» посвящена работе всемирно известного итальянского архитектора Ренцо Пиано, автора таких знаменитых музейных проектов, как здание парижского Центра Помпиду и Музея американского искусства Уитни в Нью-Йорке. К концу года к этому списку добавится выставка графического наследия Густава Климта и Эгона Шиле, организованная совместно с венской Галереей Альбертина.

Подлинное сочетание истории, модернизма и современности 一 вот характерная особенность организации, которая полностью осознает необходимость привлекать внимание и поддерживать интерес публики, британской и международной, молодой и не очень.

«В XXI веке Академия нужна как никогда», - заявил в этом году Дэвид Хокни, выдающийся британский художник (член Королевской академии художеств); именно поэтому он с таким энтузиазмом предоставил на Летнюю выставку два своих гигантских произведения, которые он называет «фотографические рисунки».

Сейчас, когда этот юбилейный год подходит к концу, мы можем с уверенностью сказать: у Королевской академии художеств есть помещения, которые позволяют ей достойно встретить любой вызов Времени и самый неожиданный вызов Художника.

Иллюстрации

Статуя сэра Джошуа Рейнольдса во внутреннем дворе Королевской академии художеств. 1931. Скульптор – Альфред Друри
Статуя сэра Джошуа Рейнольдса во внутреннем дворе Королевской академии художеств. 1931
Скульптор – Альфред Друри
Бёрлингтон-Гарденс, Королевская академия художеств. 2018
Бёрлингтон-Гарденс, Королевская академия художеств. 2018
Фото: Рори Малвей
ЭДВАРД ФРЭНСИС БЕРНИ (1760–1848). Античная школа в новом Сомерсет-хаусе. Около 1780
ЭДВАРД ФРЭНСИС БЕРНИ (1760–1848). Античная школа в новом Сомерсет-хаусе. Около 1780
Бумага верже, перо, тушь, акварельная размывка. 33,5 × 48,5. Королевская академия художеств. Приобретено у Colnaghi and Company 5 июля 1960. Фонд Сидни Ли
РИЧАРД ХАРРАДЕН. Гравюра по рисунку Томаса Роулэндсона (1756–1827) и Огастеса Чарльза Пьюджина (1762–1832). Рисунок с натуры в Королевской академии (Сомерсет-хаус). 1808
РИЧАРД ХАРРАДЕН. Гравюра по рисунку Томаса Роулэндсона (1756–1827) и Огастеса Чарльза Пьюджина (1762–1832). Рисунок с натуры в Королевской академии (Сомерсет-хаус). 1808
Гравировка, акватинта и акварель. 19,7 × 26. Опубликовано в серии гравюр «Микрокосм Лондона» Аккермана 1 января 1808 г. Королевская академия художеств
ГЕНРИ СИНГЕЛТОН (1766–1839). Общее собрание членов Королевской академии. 1795
ГЕНРИ СИНГЕЛТОН (1766–1839). Общее собрание членов Королевской академии. 1795
Холст, масло. 198,1 × 259. Королевская академия художеств
Собрание Королевской академии художеств
Собрание Королевской академии художеств
Фото: Рори Малвей
Собрание Королевской академии художеств
Собрание Королевской академии художеств
Фото: Рори Малвей
ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ (1452–1519). Приписывается ученикам Леонардо / приписывается Джампетрино / приписывается Марко Д'Оджоно (около 1467 – около 1524) / приписывается Джованни Антонио Больтраффио (1467–1516). Тайная вечеря. Около 1515–1520
ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ (1452–1519). Приписывается ученикам Леонардо / приписывается Джампетрино / приписывается Марко Д'Оджоно (около 1467 – около 1524) / приписывается Джованни Антонио Больтраффио (1467–1516). Тайная вечеря. Около 1515–1520
Холст, масло. 302 × 785. Королевская академия художеств. Приобретено у Х. Фравилля, 23 июня 1821
СЭР ДЖЕЙМС ТОРНХИЛЛ (1675/1676–1734). Проповедь апостола Павла в Ареопаге. 1729–1731. Оригинал приписывается Рафаэлю (1483–1520)
СЭР ДЖЕЙМС ТОРНХИЛЛ (1675/1676–1734). Проповедь апостола Павла в Ареопаге. 1729–1731. Оригинал приписывается Рафаэлю (1483–1520)
Холст, масло. 353 × 442. Королевская академия художеств. Дар Фрэнсиса Рассела, 5-го герцога Бедфорда, 1800
СЭР ТОМАС ЛОУРЕНС (1769–1830). Сатана, призывающий свои легионы. 1796–1797
СЭР ТОМАС ЛОУРЕНС (1769–1830). Сатана, призывающий свои легионы. 1796–1797
Холст, масло. 431,8 × 274,3. Королевская академия художеств
АНГЕЛИКА КАУФМАН (1741–1807). Композиция. 1778–1780
АНГЕЛИКА КАУФМАН (1741–1807). Композиция. 1778–1780
Холст, масло. 130 × 150,3 × 25. Королевская академия искусств. По заказу Ангелики Кауфман, члена Королевской академии художеств, 1778–1780
ТОМАС ГЕЙНСБОРО (1727–1788). Романтический пейзаж с овцами у источника. Около 1783
ТОМАС ГЕЙНСБОРО (1727–1788). Романтический пейзаж с овцами у источника. Около 1783
Холст, масло. 153,7 × 186,7. Королевская академия художеств. Дар Мисс Маргарет Гейнсборо, 1799
ДЖОН КОНСТЕБЛ (1776–1837). Скачущая лошадь. 1825
ДЖОН КОНСТЕБЛ (1776–1837). Скачущая лошадь. 1825
Холст, масло. 142 × 187,3. Королевская академия художеств. Дар Миссис Докинс, 1889
Афиша выставки «Революция: русское искусство 1917–1932»
Афиша выставки «Революция: русское искусство 1917–1932»
Внутренний двор Королевской академии художеств с копией Башни Татлина. Январь 2012
Внутренний двор Королевской академии художеств с копией Башни Татлина. Январь 2012
Фото: Александр Качкаев. В открытом доступе (Wikimedia)
МИКЕЛАНДЖЕЛО БУОНАРРОТИ (1475–1564). Мадонна с младенцами Иисусом и Иоанном Крестителем. Около 1504–1505
МИКЕЛАНДЖЕЛО БУОНАРРОТИ (1475–1564). Мадонна с младенцами Иисусом и Иоанном Крестителем. Около 1504–1505
Мраморный рельеф. Диаметр – 106,8. Королевская академия художеств. По завещанию мецената сэра Джорджа Бомона, 1830
ДЖОЗЕФ МАЙКЛ ГАНДИ. Общественные и частные здания, построенные сэром Джоном Соуном между 1780 и 1815 годами. 1818
ДЖОЗЕФ МАЙКЛ ГАНДИ. Общественные и частные здания, построенные сэром Джоном Соуном между 1780 и 1815 годами. 1818
Графит на бумаге, акварель, корпусная краска, перо, тушь. 72.5 × 129,3. Музей сэра Джона Соуна, Лондон
Сэр Дэвид Чипперфилд, член Королевской академии художеств
Сэр Дэвид Чипперфилд, член Королевской академии художеств
© Ingrid von Kruse
Кристофер Ле Брун, Президент Королевской академии художеств
Кристофер Ле Брун, Президент Королевской академии художеств
© Benedict Johnson
ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ (1452–1519). Мадонна с младенцем, Св. Анной и младенцем Иоанном Крестителем («Рисунок из Бёрлингтон-хаус»). Около 1499–1500
ЛЕОНАРДО ДА ВИНЧИ (1452–1519). Мадонна с младенцем, Св. Анной и младенцем Иоанном Крестителем («Рисунок из Бёрлингтон-хаус»). Около 1499–1500
Бумага на холсте, уголь (размывка?), контрастный белый мел. 141,5 × 104,6. Лондонская национальная галерея. Приобретено с помощью специального гранта и благотворительных средств Art Fund, The Pilgrim Trust, а также добровольных пожертвований граждан, собранных Art Fund, 1962
ТОМАС РОУЛЭНДСОН (1756–1827). Осмотр экспозиции в Королевской академии. Около 1815
ТОМАС РОУЛЭНДСОН (1756–1827). Осмотр экспозиции в Королевской академии. Около 1815
Графит на бумаге, акварель, перо, серые и коричневые чернила. 14,6 × 24,1. Йельский центр британского искусства, Коллекция Пола Меллона
Вестибюль имени супругов Воль
Вестибюль имени супругов Воль
Фото: Джеймс Харрис
УИЛЬЯМ ПАУЭЛЛ ФРАЙТ (1819–1909). Закрытый просмотр в Королевской Академии в 1881 году. 1883
УИЛЬЯМ ПАУЭЛЛ ФРАЙТ (1819–1909). Закрытый просмотр в Королевской Академии в 1881 году. 1883
Холст, масло. 102,9 × 195,6. © Pope Family Trust, c/o Martin Beisly
ДЖОН ЭВЕРЕТТ МИЛЛЕ (1829–1896). Изабелла. 1849
ДЖОН ЭВЕРЕТТ МИЛЛЕ (1829–1896). Изабелла. 1849
Холст, масло. 103 × 142,8. Предоставлено Художественной галереей Уокера, Национальные музеи Ливерпуля
РАССЕЛ УЭСТВУД. Учащиеся школ Королевской академии художеств, 1953
РАССЕЛ УЭСТВУД. Учащиеся школ Королевской академии художеств, 1953
Фото: Королевская академия художеств, Лондон; фото: Prudence Cuming Associates Limited
ПЕРСИ УИНДЕМ ЛЬЮИС (1882–1957). Томас Стернз Элиот. 1938
ПЕРСИ УИНДЕМ ЛЬЮИС (1882–1957). Томас Стернз Элиот. 1938
Холст, масло. 133,3 × 85,1. Муниципальная художественная галерея, Дурбан
© Миссис Г.А. Уиндем Льюис. Фонд памяти Уиндема Льюиса
СЭР УИНСТОН ЛЕОНАРД СПЕНСЕР ЧЕРЧИЛЛЬ (1874–1965). Зимнее солнце, Чартвелл. 1924–1925
СЭР УИНСТОН ЛЕОНАРД СПЕНСЕР ЧЕРЧИЛЛЬ (1874–1965). Зимнее солнце, Чартвелл. 1924–1925
Толстый картон, масло. 35,6 × 50,8. Чартвелл, Коллекция Черчилля
Главные галереи во время Летней выставки, 1956
Главные галереи во время Летней выставки, 1956
Черно-белая фотопечать на бумаге с желатино-серебряной эмульсией. Неизвестный фотограф. Королевская академия художеств, Лондон
ПЬЕТРО АННИГОНИ (1910–1988). Королева Елизавета II. 1955
ПЬЕТРО АННИГОНИ (1910–1988). Королева Елизавета II. 1955
Бумага, темпера, масло, тушь. 182,9 × 121,9. Фишмангерз-Холл; Пьетро Аннигони
© Camera Press, London
ТРЕЙСИ ЭМИН (род. 1963). На стульях можно хорошо заработать. 1994
ТРЕЙСИ ЭМИН (род. 1963). На стульях можно хорошо заработать. 1994
Кресло с аппликацией. 69 × 53,5 × 49,5. Частное собрание
© Tracey Emin
МАЙКЛ КРЕЙГ-МАРТИН (род. 1941). Воспроизводя Сёра (апельсин). 2004
МАЙКЛ КРЕЙГ-МАРТИН (род. 1941). Воспроизводя Сёра (апельсин). 2004
Алюминиевый лист, акрил. 187 × 280.
© Michael Craig-Martin. Предоставлено художником и галереей Гагосяна
Члены Королевской академии на заседании комитета по организации Летней выставки к 250-летию Королевской академии художеств, 2018 год
Члены Королевской академии на заседании комитета по организации Летней выставки к 250-летию Королевской академии художеств, 2018 год
© Getty Images / Tristan Fewings
Галерея III, Экспозиция Летней выставки 2018
Галерея III, Экспозиция Летней выставки 2018
© Дэвид Перри
ДЖОАНА ВАСКОНСЕЛОС. «Королевская Валькирия» в Центральном зале Летней выставки 2018
ДЖОАНА ВАСКОНСЕЛОС. «Королевская Валькирия» в Центральном зале Летней выставки 2018
© Дэвид Перри
Вестибюль имени супругов Воль
Вестибюль имени супругов Воль
Фото: Джеймс Харрис
Реставрация гипсовой отливки Геркулеса Фарнезского
Реставрация гипсовой отливки Геркулеса Фарнезского
© Royal Academy of Arts, London
Фото: Дэвид Пэрри
Сводчатая галерея
Сводчатая галерея
Фото: Джеймс Харрис

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play