ВЕНЕЦИАНСКАЯ БИЕННАЛЕ: думать и чувствовать одновременно

Евгения Кикодзе

Рубрика: 
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПАНОРАМА
Номер журнала: 
#4 2007 (17)

Проект для Венеции в этом году создавался на фоне очевидной неудачи биеннале 2005 года. Курировать позапрошлогоднюю выставку предложили известному американскому арт-критику и художнику Роберту Сторру (нынешнему куратору), но он отказался, поскольку времени на подготовку не хватало. За проект взялась, как известно, Роза Мартинес. На этот раз у Сторра было больше времени, и он использовал его для того, чтобы выразить свои взгляды наиболее полно и развернуто.

Действительно, этическая позиция, заявленная в названии биеннале: «Думай чувствами, чувствуй разумом», точно отражает идеологию «левого» американского интеллектуала начала третьего тысячелетия с неприятием политики Дж.Буша и подчеркнутыми проевропейскими вкусами. Другое дело, что изобразительное искусство сегодняшнего дня с большим трудом сопрягается с теми или иными политическими идеями. Привычный расклад левое - правое в ситуации нарастающего глобализма несколько меняется, о чем можно судить, например, сравнив выступления в Париже студентов в 1968 году и мусульманской молодежи в 2005 году.

Сегодня границы эстетического раздвинуты настолько, что, собственно, о них и говорить-то не приходится. И кураторы меняют эстетический дискурс на политический, точнее, политкорректный, учитывая все национальные квоты при организации международных выставок. При том что современное искусство, конечно, вообще не может оцениваться такой категорией, как национальное. Подобный широкий охват способствует также выбору общих тем, далеких от художественной проблематики искусства, и зачастую декларация, скажем, антивоенных или антиглобалистских взглядов сопровождается слабостью и вторичностью художественного содержания работы.

Венецианская биеннале иллюстрирует описанную ситуацию: историческая часть, показанная в павильоне "ITALIA” (не путать с национальным павильоном Италии), в целом отличалась строгостью и цельностью в духе лучших музейных экспозиций. Шедевры нефигуративной живописи Элсворта Келли, Роберта Раймана, Герхарда Рихтера были дополнены изящными постминималистскими работами Ирана ду Эспириту Санту, Валтерсио Калдаса и Одили Доналд Одиты, неоэкспрессионизм был представлен как монументальными полотнами Зигмара Польке, так и забавными, похожими на коллажи картинами Элизабет Мюррей. Отдельными «островами» - несколькими работами в одном замкнутом пространстве - было показано творчество Брюса Наумана и Дженни Хольцер. Однако ограничиться европейскими и американскими (даже латиноамериканскими) авторами куратор не счел возможным. И вот в соседстве с геометрическими работами Келли появляются картины Чери Самба (Cheri Samba) из Конго с многофигурными композициями в стилистике нью-вейва и центральным персонажем с головой в виде ракетной установки.

Что касается традиционной кураторской вотчины - огромного полутемного Арсенала, то здесь разнокалиберность и присутствие откровенно слабых, хотя и политизированных произведений ощущались еще острее. Фотографии разрушенного Бейрута Габриэле Базилико (Gabriele Basilico), тюрем Розмари Лэйнг (Rosemary Laing) или «Прыгающий череп» Паоло Каневари ("Bouncing Scull” Paolo Canevari) просто неотличимы от теленовостей CNN и EuroNews или фоторепортажей журналов типа "Der Spiegel”. Конечно, там присутствовали и замечательные работы звезд: Филиппа Паррено, Мартина Киппенбергера, Недко Солакова, Вали Экспорт. Отдельную гордость за соотечественников (иногда бывших) мог испытать и российский зритель, встретив имена Ильи Кабакова, Андрея Монастырского, Дмитрия Гутова. Однако этого оказалось явно недостаточно для достижения той цели, которая была заявлена куратором: единение разума и чувства, этики и эстетики.

Если вдуматься, то формулировку «Думай чувствами, чувствуй разумом» следует отнести к области поэзии. Именно здесь тонкая эмоциональная сфера «отливается» в форме стиха, здесь строится хрупкий мост, связывающий подвижность чувств со статикой рифмы: «трагическая смесь мира, создаваемого на листе бумаги, и мира, вне этого листа лежащего: сильных чувств динозавра и кириллицы смесь». Роберт Сторр берет для своего проекта название в традиции семиотической культурологии, однако на практике руководствуется, скорее, народническим энтузиазмом в духе Некрасова, утверждавшего, что гражданин - это нечто большее, чем поэт. Большее ли, меньшее - останется за рамками нашего интереса. Главное, уже не поэт.

К несомненным достижениям общего руководства биеннале, о которых следует сказать отдельно, относится тщательно выстроенный альянс основного и национальных проектов. Так, павильоны Турции и Италии были показаны в здании Арсенала, в то время как уже упоминавшаяся историческая часть «Думать с чувством, чувствовать разумом» - в павильоне "ITALIA” в Джардини.

В парке Джардини размещалась вторая часть, традиционно составляющая Венецианскую биеннале, - национальные павильоны. Хотя участие России под лозунгом "ClickIHope” сопровождалось интенсивной пиар-компанией и вызвало благожелательное отношение некоторых специалистов, все же сложно разделить оптимизм куратора Ольги Свибловой, говорящей о «колоссальной победе России». И дело здесь не только в неизвестной художнице Юлии Мильнер, работа которой на биеннале представляла собой посредственный сетевой проект, коих тысячи в Интернете. Дело в другом - манифестированный в проекте акцент на новые технологии чудовищно провинциален. Сегодня говорить об электронных инсталляциях как о культурном достижении все равно, что гордиться тем, что ешь с помощью ножа и вилки. Хотя в самих технологиях нет, конечно, ничего дурного, просто они вторичны по отношению к смыслу: есть - значит есть, нет - значит не надо. То, что в российском павильоне работали инсталляции, несомненно, является приятным отличием от российской экспозиционной традиции, и в этом отношении павильон заслужил свою «твердую четверку» («Душ» Александра Пономарева и Арсения Мещерякова все же хотелось бы видеть интерактивным). Но быть «хорошистом» следует в средней школе, в искусстве же ценится не то, как усвоены правила, а степень отступления от них, т.е. насколько своеобразна и неповторима работа художника. На оригинальность в российском проекте может претендовать только один участник - группа АЕС+Ф. Ей и надо было отдать павильон, выставив, наряду с «Последним восстанием», и другие работы: скульптуру, видеоинсталляции, фотографии.

Именно так поступило большинство кураторов национальных павильонов: Францию представляла Софи Калль, снискавшая, насколько можно сегодня судить, огромный успех и у специалистов, и у широкой публики. Ее проект назван прощальной строчкой из письма, полученного автором от близкого человека: «Берегите себя». Это письмо является объединяющей платформой для целой россыпи индивидуальных вариаций его прочтения, представленных женщинами разных возрастов, профессий и социальных слоев, с которыми сотрудничал художник.

Проект, показанный в соседнем павильоне Великобритании Трейси Эмин, тоже был посвящен интимным переживаниям автора, но казался менее эффектным с точки зрения самой драматургии экспозиции. Однако несомненные пластические находки художницы - прежде всего цитаты из дневника, воспроизведенные в неоновых надписях на стенах (из серии «Заимствованный свет»), - оставляют очень сильное впечатление. Эмин ставит вопрос о легитимности искусства как такового, о его способности быть адекватным замыслу художника, о парадоксах визуальности: читать или не читать неоновую надпись, изображающую зачеркнутую фразу?

Павильон США был посвящен рано ушедшему из жизни художнику Феликсу Гонсалесу-Торресу. Образ улетающей птицы, черные карамельки в прозрачных обертках, образующие прямоугольник на полу, фотографии мраморных надгробий - очевидно, автор знал или предчувствовал свою скорую смерть, и это элегантное скорбное послание, полученное сегодня словно бы «оттуда», выглядит на фоне роскошного итальянского лета особенно пронзительно.

Многие критики и кураторы отметили павильон Нидерландов, где на трех больших экранах демонстрировался проект Аэрноута Мика (Aernout Mik, "Citizens and Subjects”). Мик показывает проблему беженцев: их бесправие, произвол властей. В том, что экраны расположены прямо на уровне земли, где в основном и находятся лежащие или сидящие герои видеоинсталляции, несомненно, заключена удача проекта, поскольку этот прием сводит на нет дистанцию между ними и зрителями, заставляя последних почувствовать атмосферу страха, социальной опасности.

Венецианская биеннале - традиционный повод для многих кураторов и институций представить международному сообществу свои независимые проекты. Одним из наиболее выдающихся был, конечно, "Artempo” в палаццо Фортуни, созданный несколькими известными кураторами, среди которых и звезда восьмидесятых Жан-Юбер Мартен. Собственно, в палаццо Фортуни воспроизводился именно его новаторский метод поликультурного «микса», смешения произведений современного искусства с раритетными древностями, культовыми предметами и прочими эзотерическими артефактами, который некогда был за явлен на знаменитой выставке в Центре Помпиду «Волшебники Земли» ("Les Magiciens de la Terre”). Однако возникло одно важное уточнение: в нынешней кавер-версии отчетливо звучит фраза о том, что времени нет. Нет разницы между современным и архаичным, новым и старым, ушедшим и актуальным. Апология безвременья, конечно, представляет собой антитезис как модернизму, так и политическим амбициям искусства: все было и будет, все так, как всегда, и, если мы читаем и понимаем сегодня Гомера или любуемся китайской скульптурой эпохи Сунь, о каком, скажите, прогрессе может идти речь? У этого на первый взгляд всеобщего и бескрайнего высказывания есть одна любопытная особенность - оно убедительно лишь в устах очень образованного и тонкого индивидуума. Будучи повторенным людьми с меньшим вкусом, высказывание теряет всякий шарм и становится просто апологией эклектики, как это случилось с теорией постмодернизма, которую, например, на российской сцене воплощал в жизнь Валентин Пикуль.

Искусство с трудом сопрягается ныне с левыми идеями, но стремиться к этому можно и нужно, понимая «левое» в качестве определенной модальности, а не темы, т.е. ориентируясь на жизнестроительные и просветительские идеалы модернизма, которые в сегодняшнем мире отнюдь не выглядят устаревшими. Об этом тоже говорилось не раз, и даже без какого-либо упоминания о модернизме:

«Сейчас я вам кое-что открою, и подтверждение этому вы не раз встретите в жизни. Все реакционные, подпавшие разложению эпохи субъективны, и, напротив, эпохи прогресса устремлены к объективному. Мы живем в реакционное время, ибо оно субъективно. И убеждает нас в этом не только поэзия, но живопись и еще многое другое. Здоровое начало из внутреннего мира всегда тянется к миру, объективно существующему, что вы можете проследить на примере великих эпох, идущих навстречу обновлению, их природа неизменно тяготеет к объективному (Гете)».

 

Николас Ильин,
директор по корпоративному развитию
Фонда Соломона Р. Гуггенхайма в странах Европы и Ближнего Востока

 

Русский бум в Венеции - преувеличение отечественных журналистов или реальность?

В этом году, действительно, русское присутствие в Венеции оказалось заметным. На улицах слышалась русская речь, у берега пришвартовалось 80 русских яхт - такого никогда еще не было. Пожаловал даже господин Абрамович.

Русских выставок было несколько. Прежде всего, конечно, павильон России в Джардини, который наконец-то впервые за много лет качественно отремонтировали. Деньги на двухэтапный ремонт - до открытия выставки и осенью, после ее демонтажа, - выделил фонд «Русский авангард». Павильон продемонстрировал, что Россия вступила в эпоху медиа-арт. Куратор старался показать, что страна живет в том же мире, что и развитые западные державы.

Какие работы в Русском павильоне Вам понравились?

Мне понравилась «Волна» Александра Пономарева, "Last riot” АЕС. По поводу смысла последней работы раздавались критические суждения - дескать, это негуманно. Но, конечно, нужно пытаться перейти от подобного наивного толкования к символическому прочтению того, что показывает нам группа АЕС: апокалипсис, разыгрываемый детьми, не оставляет надежды. Кстати, апокалиптическая тема была популярна и в других проектах биеннале.

Первой «технологическое» лицо современного российского искусства показала галерея XL полгода назад, на ярмарке Арт-Базель в Майами, так ведь?

Да, и это было очень своевременно, ведь видео-арт и электронные формы искусства все больше и больше завоевывают сейчас художественный рынок. Если сегодня 180 миллионов людей участвуют в таких системах, как "My Space”, "You Tube” и так далее, значит, сильно изменилось их сознание по сравнению с тем, каким оно было, скажем, пять лет назад. Аудитория - 200 миллионов, причем в большинстве это относительно молодые люди, обеспеченные, с хорошим образованием. Они свободно выражают личное мнение, свои эмоции не только по поводу искусства, отношений, людей, да чего угодно - это такая нынешняя форма электронного эксгибиционизма. Короче говоря, сознание нынешнего человека, хочешь не хочешь, тоже двигается в сторону виртуального, что не может не отразиться на искусстве.

Какие еще события в рамках биеннале запомнились?

Отдельную акцию с пароходом сделал Илья Кабаков, очень запоминающейся получилась выставка фонда Пинчука, для которой пригласили американского куратора украинского происхождения. Там были представлены художники, на которых Украина претендует в той же степени, что и Россия: Борис Михайлов и Сергей Братков. Stella Art Foundation показал проект, связанный с разрушением гостиницы «Россия», и меня лично заинтересовали в нем не столько фотографии, сколько документы, факсимильные воспроизведения которых лежали на полу в экспозиции. Устраивались также грандиозные вечеринки. В первую очередь, это день рождения Ольги Свибловой, который продолжался до трех утра, все танцевали и веселились. А Стелла на свой прием пригласила известного итальянского певца Паоло Конте, среди гостей была и Наоми Кэмпбелл, в общем, такой гламур.

Были ли отклики на русское искусство в западной прессе? Нас перестали, наконец, называть дикарями?

Да, например, большие статьи опубликовали журнал "Der Spiegel” и швейцарская газета "Neue Zuercher Zeitung”. Конечно, вы теперь выглядите не как дикари, а просто как богатые люди, вам пока не доверяют, но уже завидуют. Восемьдесят русских яхт - это что- то значит, хотя море большое, и места хватит на всех. Рынок растет, и тем лучше. Современное искусство не только привилегия интеллектуалов и бессребреников. И чем больше людей из России и с Запада интересуются современным русским искусством, тем лучше. Проблема лишь в информационном вакууме. Мало что известно о русском искусстве по существу, в России ведь нет ни одного журнала о современном русском искусстве на английском языке.

Вы сами, как мне известно, поддерживаете Интернет-издание Newsletter. Contemporary Russian art".

Ну, это существует только в Интернете и рассылается паре тысяч людей, которые, быть может, переправляют его дальше. Но вот «АртХроника», как мне сказали, собирается сделать специальные выпуски на английском языке четыре раза в год. Еще одно косвенное указание, что к России интерес растет, это то, что Арт-Базель в этом году уже второй раз представит российскую некоммерческую выставку в Дизайн Дистрикт в Майами. И на «Документе» в Касселе тоже участвуют четыре русских художника. Раньше там русских вообще не было - ну, если кто-то один.

Помнится, куратор одной из предшествующих выставок «Документа», известный французский критик Катрин Давид, мотивируя свой отказ пригласить к участию россиян, заявила, что не считает возможным сотрудничать с художниками, которые не протестуют против чеченской войны.

Это плоская аргументация. Такой политический фильтр не годится для искусства, ибо искусство как раз та зона, которая работает без цензуры. Хороший пример - сегодняшний Китай, где осуществляется масса интереснейших, иногда просто сумасшедших проектов, под которые находят деньги, и западные галереи тоже вносят свою лепту. При том что политическая ситуация там не менее сложная, чем в России.

Возвращаясь к сравнению российского и китайского искусства: при словах «китайское искусство» в памяти сразу встает яркая политизированная крупноформатная живопись. Когда-то и русское искусство имело узнаваемый бренд - соц-арт. Можно ли сказать, что и сегодня это актуально?

Нельзя, и это хорошо - ведь, говоря «бренд», мы имеем в виду прежде всего какие-то стереотипы, клише. Время игр с социалистической символикой прошло. Я недавно видел последний фильм группы «Синий Суп» - «Озеро». По поводу него можно о многом размышлять и фантазировать, но такая работа могла быть создана и в Америке, и в Европе, да где угодно в цивилизованном мире.

Скажите, пожалуйста, какой Вам видится в целом картина современного искусства в России?

Есть большие сдвиги, например введение в России новой премии - премии Кандинского, которую Дойче Банк собирается финансировать вместе со старшим партнером «АртХроникой». Премия в 40 тысяч евро вполне в европейском масштабе. Запланирован также приз для молодого художника: три месяца стажировки во Флоренции. И главное - для всех финалистов будет организована персональная выставка на Западе, в одной из крупных столиц - в Нью-Йорке, в Лондоне, в Берлине (или во Франкфурте). Действительно, это очень неплохо: ежегодная выставка российских художников, сопровождающаяся каталогом на английском языке.

Еще одна важная новость: в члены Попечительского совета в Музее Гуггенхайма выбрали россиянку Жанну Буллок. Попечительский совет - очень серьезная структура, так, именно он выбирает директора музея. Конечно, подобных структур очень не хватает в России. Исключение составляет только Эрмитаж. Но, я надеюсь, все это в скором времени придет, будут развиваться музейные и прочие институции искусства, и через несколько лет здесь тоже возникнут корпоративные собрания.

Какие еще проблемы кажутся острыми в сегодняшней российской ситуации?

Совсем нет критики в разделах культуры крупных газет. Пишут в основном про то или иное событие, а также о том, кто присутствовал на вернисаже. А ведь критика искусства - это самое интересное. Здесь же она встречается в эксклюзивных журналах, не доступных широкому читателю. В российских медиа очень распространена автоцензура - телевидение, например, показывает только развлекательные передачи низкого уровня. Нет широкого обсуждения архитектуры, дизайна, в то время как на западе это очень популярные темы. Но зато теперь стало легче найти деньги на проекты. Думаю, что Россия вошла в тот процесс, который нельзя ускорить - все идет постепенно: люди путешествуют, учатся, возвращаются сюда и что-то меняют. Это вопрос поколений, нужно просто подождать лет десять. Мир не стоит на месте, и пока нефть дорогая - все будет хорошо.

Беседовала Евгения Кикодзе

Иллюстрации

Элсворт КЕЛЛИ (США). Красный и белый рельеф. 2007
Элсворт КЕЛЛИ (США). Красный и белый рельеф. 2007
Холст, масло, две соединенные доски. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Павильон “ITALIA”
Зигмар ПОЛЬКЕ (Германия). Названия еще неm. 2007
Зигмар ПОЛЬКЕ (Германия). Названия еще неm. 2007
Фиолетовые красители, смешанная техника. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Павильон “ITALIA”
Брюс НАУМАН (США). Фонmаны Венеции. 2007
Брюс НАУМАН (США). Фонmаны Венеции. 2007
Воск, гипс, шнур, вода, раковина, краны, голые шланги, насосы. Фрагмент. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Павильон “ITALIA”
Эль АНАТСУИ (Нигерия). Разнообразие. 2006
Эль АНАТСУИ (Нигерия). Разнообразие. 2006
Алюминий и медная проволока, вышивка. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Арсенал
Кенделл ДЖИРС (Южная Африка). Post Pop Fuck 21. 2006
Кенделл ДЖИРС (Южная Африка). Post Pop Fuck 21. 2006
«Думай чувствами, чувствуй разумом». Арсенал
Иран ду ЭСПИРИТУ САНТУ (Бразилия). Без названия (Забор). 2007
Иран ду ЭСПИРИТУ САНТУ (Бразилия). Без названия (Забор). 2007
Иран ду ЭСПИРИТУ САНТУ (Бразилия). Без названия (Забор). 2007
Роспись фломастером на стене
Арm-объекm №15.
Арm-объекm №14.
Арm-объекm №4.
Арm-объекm №8.
2006–2007
Гранит. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Павильон “ITALIA”
Чарлз ГЕЙНС (США). Часы – авиа-каmасmрофа. 1997
Чарлз ГЕЙНС (США). Часы – авиа-каmасmрофа. 1997
Смешанная техника, электроника. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Арсенал
Элизабет МЮРРЕЙ (США). Новый мир. 2006
Элизабет МЮРРЕЙ (США). Новый мир. 2006
Холст, масло, дерево. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Павильон “ITALIA”
Кристин ХИЛЛ (США). Мобильный офис бухгалmера.
Кристин ХИЛЛ (США). Мобильный офис бухгалmера.
В варианте, представленном в галерее Рональда Фельдмана (Ronald Feldman Fine Arts). Нью-Йорк. 2003
«Думай чувствами, чувствуй разумом». Арсенал
Одили ДОНАЛД ОДИТА (США). Дай мне укрыmие. 2007
Одили ДОНАЛД ОДИТА (США). Дай мне укрыmие. 2007
Инсталляция в виде настенной росписи, краска из акрилового латекса «Думай чувствами, чувствуй разумом». Павильон “ITALIA”
Дмитрий ГУТОВ, Дэвид РИФФ. Школа английского языка имени Карла Маркса. 2007
Дмитрий ГУТОВ, Дэвид РИФФ. Школа английского языка имени Карла Маркса. 2007
Инсталляция: серия из 20 картин, 15 аудиотреков. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Арсенал
Илья & Эмилия КАБАКОВЫ. Манас (Город-уmопия). 2007
Илья & Эмилия КАБАКОВЫ. Манас (Город-уmопия). 2007
Инсталляция, смешанная техника. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Арсенал
Манас (Город-уmопия). 2007. Фрагмент
Манас (Город-уmопия). 2007
Фрагмент
Джованни АНСЕЛЬМО (Италия). Там, где звезды ближе, и Земля находиm дорогу. 2004–2007
Джованни АНСЕЛЬМО (Италия). Там, где звезды ближе, и Земля находиm дорогу. 2004–2007
Камни, земля, магнитная игла; размеры могут различаться. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Павильон “ITALIA”
На переднем плане: Герхард РИХТЕР (Германия). Клеmка (2). 2006. На заднем плане: Элсворт КЕЛЛИ. Белый рельеф. 2006
На переднем плане:
Герхард РИХТЕР (Германия). Клеmка (2). 2006
Холст, масло
На заднем плане:
Элсворт КЕЛЛИ. Белый рельеф. 2006
Холст, масло, две соединенные панели. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Павильон “ITALIA”
Валтерсио КАЛДАС (Бразилия). Резкосmь в ползеркала. 2007
Валтерсио КАЛДАС (Бразилия). Резкосmь в ползеркала. 2007
Инсталляция. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Арсенал
Вали ЭКСПОРТ (Австрия). Голосовая щель. 2007
Вали ЭКСПОРТ (Австрия). Голосовая щель. 2007
Видеоинсталляция, 4 части. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Арсенал
Филипп ПАРРЕНО (Франция). Пузырьки речи. 2007
Филипп ПАРРЕНО (Франция). Пузырьки речи. 2007
Воздушные шары из черного майлара, газ, черная лента; размеры могут различаться. «Думай чувствами, чувствуй разумом». Арсенал

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play