«Цена четырех». К 250-летию Российской академии художеств

Александр Сидоров

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#4 2006 (13)

Предъюбилейный смотр произведений мастеров отечественного изобразительного искусства в залах на Пречистенке в Москве развивает традицию показа достижений современной художественной культуры России. Не остались в тени столичной выставочной жизни и с успехом открывшиеся с марта по октябрь нынешнего года одна за другой персональные экспозиции работ трех членов-корреспондентов Академии - Вячеслава Желвакова, Василия Нестеренко, Дмитрия Санджиева и пока не удостоенного этого почетного звания Анатолия Любавина.

Первым принял эстафету от предшественников Вячеслав Желваков-художник широкого диапазона: блестящий мастер графики, рисовальщик, литограф, офортист, тонкий живописец. При всем разнообразии творческих приемов и стилистических ходов его произведения отмечены удивительной цельностью, одухотворенностью и единой системой образных решений. Карандашные рисунки, автолитографии, офорты, пастель и работы, написанные маслом, обращены к прошлому и настоящему нашей родины. Наряду с выдающимися историческими деятелями, его искренне увлекает жизнь современников, людей, близких мастеру по душевным качествам, поступкам и нравственной чистоте. Графические циклы Вячеслава Желвакова на темы отечественной истории связаны с именами легендарных личностей прошлого, с подвигами нашего народа, они исполнены героического пафоса, о чем свидетельствуют листы, посвященные великим русским полководцам - Дмитрию Донскому, Александру Суворову, Михаилу Кутузову, Георгию Жукову и другим.

Иные интонации звучат в рисунках, воспроизводящих повседневную жизнь и службу городовых - стражей порядка на улицах сел и городов дореволюционной России. Здесь присутствует гротескный подход и определенные юмористические оттенки в изображении персонажей этой увлекательной серии. Художник умело и точно использует кинематографические приемы стоп-кадра и проявляет виртуозное владение карандашным рисунком. Зрелый, состоявшийся мастер блестяще продемонстрировал свои возможности и творческий потенциал, нацеленные на большую перспективу.

Работы Анатолия Любавина, выставка которых была развернута следом за экспозицией Вячеслава Желвакова, построены в другом образно-драматургическом ключе, в них превалирует концептуальный подход к созданию художественного образа. График, получивший общественное признание и достойно отмеченный критикой и коллегами по искусству, отдал предпочтение живописи. Замечательный рисовальщик, тонко чувствующий все нюансы черно-белого изображения, тональные отношения линий, штрихов, пятна и поверхности бумажного листа, использовал опыт работы в графике в своих живописных полотнах. Выверенность композиционных построений, богатство цветовых градаций в пределах определенной, умышленно ограниченной гаммы красок передают ощущение времени и пространства в их неразрывной взаимосвязи. Он предстает перед зрителем романтически одухотворенной и вместе с тем цельной творческой личностью. Живописные произведения Любавина отмечены поэтической метафоричностью, проницательностью и особой глубиной постижения мира, нас окружающего. Они полихромны и моногаммны одновременно, оптимистичны и драматичны. В них есть и некая загадка, которая вызывает в воображении зрителя сложные ассоциации.

Совсем иначе выглядят работы получившего заслуженную известность у публики, авторитет у многих покровителей и меценатов искусства Василия Нестеренко. Прежде всего, это произведения достаточно большого формата, сюжетно развернутые, преисполненные пафоса. Важные события в истории государства Российского получили в его живописи достойный содержательный эквивалент. Его взгляд на прошлое не противоречит фактам и их объективному освещению, при этом художник вносит в работы авторскую лепту, подчеркивая чувство личной сопричастности к судьбам своих героев. Нестеренко нередко идеализирует определенные моменты и характеры действующих лиц нашей общей истории. Это объясняется справедливым стремлением вызвать у зрителей чувство гордости за свою родину. Картины, написанные Василием Нестеренко, быть может, в чем-то повествовательны, но этого требует жанровая специфика исторической живописи. Его работы - мастерски выполненные сложносочиненные многофигурные композиции, впечатляющие мотивацией и трактовкой созданных Нестеренко художественных образов.

Философом, чья мысль устремлена вглубь веков, к истокам земных цивилизаций, фантастом, прогнозирующим ход исторического процесса, предстает Дмитрий Санджиев. Неповторимый и бесконечный мир его образов создан благодаря незаурядному воображению и таланту мастера. На уровне интуиции, подсознательных предчувствий и на основе серьезного изучения древних цивилизаций рождаются в произведениях Санджиева некие прообразы будущего. Он, так же как Желваков и Любавин, начинал и долго работал как график-станковист, но вот уже более десяти лет переключился на живопись. Художник нашел свой неповторимый стиль, создал уникальную технику письма, в которой как бы изнутри проступает патина исчезнувших веков, придавая его произведениям таинственность и магнетическую притягательность. Особая имитация кракелюр подобно паутине времени овладевает восприятием зрителя. В его работах присутствует некая космичность ощущения прошлых, настоящих и будущих миров. Но она уже другого рода, нежели в одной из самых известных ранних работ мастера, приобретенных ГТГ, - триптихе «Вдова чабана». Он использует разные материалы и живописные техники с редкой изобретательностью и трудолюбием, подчиняя формальные открытия образной концепции и духовной содержательности своих творческих замыслов и проектов.

У каждого из художников, чьи произведения были показаны в стенах Российской академии художеств, свои источники вдохновения, свои приоритеты, свой почерк и манера. Поэтому они интересуют нас не только общими чертами и этапами творческой биографии. Выпускники и «отличники» самого престижного столичного вуза - МГАХИ им. В.И. Сурикова обладают практически абсолютной свободой выбора творческого курса по бурным волнам полурыночной и во многом уже малохудожественной жизни наших дней; такая свобода как раз определяется их оснащенностью, профессиональной культурой, критериями ремесла, фундаментальным мастерством, освоенным в стенах академического вуза.

Нашим героям не надо, в общем-то, тратить лишние силы на «домогательство» чинов, званий и наград. Их, почти как по М. Булгакову, «им самим приносят». Две базовые причины обуславливают доверие потенциальных приобретателей к достижениям В. Желвакова, А. Любавина, В. Нестеренко и Д. Санджиева, а также постоянную моральную, включая отзывы СМИ, и материальную поддержку их творческих исканий. Во-первых, уже отмеченное присущее им высокое Ремесло, предполагающее генетическое родство с идущими из античности и эпохи Возрождения традициями профессионального искусства. Во-вторых, их принципиальная нацеленность не на «концепты» или скандальные шоу-проекты, а на самоценные станковые произведения, с возрастающей со временем «ликвидной» стоимостью.

Если добавить к их когорте, например, Сергея Андрияку, Дмитрия Белюкина, Сергея Присекина и Николая Мухина, то перед нами предстанет новая плеяда почти состоявшихся классиков современного искусства.

Иллюстрации

Вячеслав ЖЕЛВАКОВ. Петр I. 2001
Вячеслав ЖЕЛВАКОВ. Петр I. 2001
Литография. 80×60
Вячеслав ЖЕЛВАКОВ. Хозяин Хитровки. 2003
Вячеслав ЖЕЛВАКОВ. Хозяин Хитровки. 2003
Бумага, карандаш. 62×65
Вячеслав ЖЕЛВАКОВ. Плевна. 2005
Вячеслав ЖЕЛВАКОВ. Плевна. 2005
Бумага, пастель. 62×80
Анатолий ЛЮБАВИН. Ласточка. 2005
Анатолий ЛЮБАВИН. Ласточка. 2005
Холст, масло. 100×80
Анатолий ЛЮБАВИН. Разговор с птицей. 2003
Анатолий ЛЮБАВИН. Разговор с птицей. 2003
Смешанная техника. 55×60
Василий НЕСТЕРЕНКО. Масленица. 2003
Василий НЕСТЕРЕНКО. Масленица. 2003
Холст, масло. 140×180
Василий НЕСТЕРЕНКО. В. Маторин в роли Б. Годунова. 2004
Василий НЕСТЕРЕНКО. В. Маторин в роли Б. Годунова. 2004
Холст, масло. 260×183
Дмитрий САНДЖИЕВ. Триптих. 2006
Дмитрий САНДЖИЕВ. Триптих. 2006

Коридор Тары
Холст, смешанная техника. 240×80

Древо жизни
Холст, смешанная техника. 240×80

Вознесение
Холст, смешанная техника. 240×80

Дмитрий САНДЖИЕВ. Оплодотворение. 2006
Дмитрий САНДЖИЕВ. Оплодотворение. 2006
Дерево, левкас, смешанная техника. 150×80
Дмитрий САНДЖИЕВ. Кошачий рай. 2006
Дмитрий САНДЖИЕВ. Кошачий рай. 2006
Дерево, левкас, смешанная техника. 115×80

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play