Илья Репин в окружении друзей

Галина Чурак

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#4 2005 (09)

В Художественном музее города Вуперталь (Германия) в октябре открылась выставка «Илья Репин в окружении друзей». Сорок шесть живописных полотен и тридцать графических листов из собрания Государственной Третьяковской галереи представляют мастерство И.Е. Репина, живописца и рисовальщика. Но помимо его произведений, в состав выставки включены тридцать картин не просто современников, но художников, наиболее близких Репину. С одними он учился в Академии художеств, с другими его связывали общие интересы по Товариществу передвижных художественных выставок. О каждом из этих мастеров и обо всех вместе можно сказать, что они являли собою содружество единомышленников.

В 2001 году в Голландии, а затем в 2003-м в Германии прошли крупные персональные выставки произведений Ильи Ефимовича Репина. Они полно представляли могучее искусство русского художника.

Не будет преувеличением утверждать, что среди отечественных живописцев именно Репину уже при его жизни выпали наибольшая известность и даже слава. Он был и сегодня остается самым любимым и самым народным художником. Однако европейскому зрителю его имя говорит не много. Впрочем, это относится и к русскому искусству в целом. Среднестатистический европеец его знает плохо или не знает совсем. За последние десятилетия выработался определенный стандарт представлений о русском изобразительном искусстве, который сводится, прежде всего, к иконе и авангарду. И вдруг в городе Гронингене, одном из крупных промышленных и культурных городов старой Голландии, а затем в Саарбрюкене - центре земли Саарленд на границе Германии и Франции, и, наконец, в Берлине зрителям предложили познакомиться с картинами неведомого им русского живописца. Персональная выставка любого мастера - акт всегда очень ответственный, будь то в своем отечестве или тем более за его пределами. И тем не менее обе выставки прошли с полным и даже шумным успехом. Они стали открытием не только Репина-художника, но и - через его творчество - открытием России. Именно так воспринималась сильная, страстная, полная энергии живопись русского мастера и воссозданные им на полотнах картины современной ему жизни, а главное - портретная галерея деятелей русской культуры. Неудивительно поэтому, что вновь «Репин отправляется» в Европу и снова в Германию.

Разрабатывая концепцию выставки, мы стремились к тому, чтобы в ее составе не было произведений и имен случайных. С каждым из мастеров Репина связывала дружба и многообразные, хотя и не всегда однозначные, творческие отношения. И.Н. Крамской, В.Д. Поленов, Ф.А. Васильев, Н.Н. Ге, А.П. Боголюбов, И.И. Шишкин, В.М. Максимов, В.И. Суриков - их участие в выставке полностью оправдано. Дружба, споры, восхищение, согласия и не согласия составляли атмосферу творческой и художественной жизни не только этой группы живописцев, но и культурной жизни России второй половины XIX века. Соединение разных индивидуальностей и произведений в едином пространстве выставки представляет ярко и разнообразно целостную картину жизни отечественного демократического искусства эпохи передвижничества. Несомненно, это лишь малый срез сложной духовной жизни русского общества той поры.

Смысловым центром выставки является творчество Репина. Ныне невозможно представить русское искусство без его созданий. В яркой полноте художественных образов он отразил все многообразие и многосложность жизни России тех лет, оставил нам, его потомкам, исключительные по выразительности портретные изображения современников.

В молчаливом диалоге зрителя и художника происходит открытие другой страны, иной эпохи. Включенные в состав выставки полотна Репина дают такую возможность в наибольшей степени. Картины «Бурлаки, идущие вброд» (1872), «Протодиакон» (1877) или «Сходка» (1883) и «Не ждали» (1884, первоначальный вариант) могут рассказать о жизни России XIX века больше, чем сотни журнальных статей или статистических исследований. Не только сюжеты картин и психологическая страстность, свойственная репинским произведениям, но и живописная стихия, с которой они написаны, запомнятся зрителям навсегда.

«Вы реалист, один из самых беспощадных, - обращаясь к Репину, говорил Крамской, - и вдруг можете брать ноты такие тонкие, такие нежные». Эти слова, возможно, наиболее всего приложимы к портрету-этюду актрисы П.А. Стрепетовой (1882). Драма ее собственной жизни и трагический характер дарования так пронзительно и тонко, так живописно убедительно выражены в портрете, что не может быть иных интерпретаций этого очень русского характера, человеческой судьбы и актерского дарования. Нужно заметить, что этюд редко покидает стены Третьяковской галереи, и участие портрета в выставке не случайно. Актриса входила в круг душевно близких Репину людей. Высоко ценя дарование Стрепетовой, талант которой и народность создаваемых ею образов были сродни художнику, он с восхищением говорил о необычайной выразительности ее игры, «так западающей в душу».

Лучшие портреты, созданные Репиным, писались по внутренней потребности, по вдохновению. К ним относятся, прежде всего, портреты Л.Н. Толстого, живописные и графические. «Обуревающая», по определению Репина, духовная атмосфера великого писателя всегда захватывала художника. Приоткрыть важнейшую страницу творчества Репина, связанную с тридцатилетней дружбой с Толстым, позволяют на выставке портрет-картина «Л.Н. Толстой на отдыхе в лесу» (1891), «Л.Н. Толстой на пашне» (1887) и «Л.Н. Толстой на диване за чтением» (1891). Художник был влюблен в каждую черту лица этого графа-мужика и не раз говорил, как дорога для него каждая формочка в его облике и насколько скучны и нелюбопытны после Толстого другие лица.

Круг друзей, близких Репину по духу, представляют и другие, исполненные им портреты. «Страстный юноша в пятьдесят с лишним лет» В.В. Стасов; один из близких и душевных товарищей с академической поры В.Д. Поленов; первый в Петербурге, еще до Академии художеств, Учитель с большой буквы не только живописи, но и жизни И.Н. Крамской; друзья по искусству и по тесному общению в московской жизни В.М. Васнецов и В.И. Суриков, мятущийся Н.Н. Ге, высокочтимый Репиным основатель галереи П.М. Третьяков - портреты всех этих людей, как и другие первоклассные работы, составляют сердечный нерв выставки.

Названные художники наряду с другими, произведения которых включены в экспозицию, являют собой творческое содружество, определяющее содержательность выставочного проекта. В период деятельности петербургской Артели художников, сыгравшей столь значительную роль в истории русской живописи, а также многое определившей и в судьбе Репина, еще ученика Академии художеств, написан Крамским полный обаяния портрет его жены Софьи Николаевны - «За чтением» (между 1863 и 1866).

Один из важнейших эпизодов репинской биографии и творчества связан с его поездкой в 1870 году на Волгу вместе с юным Федором Васильевым. Увлеченность Репина исключительной одаренностью и притягательностью натуры младшего по возрасту товарища позже вылилась на страницы чудесных воспоминаний Репина «Далекое близкое». Но и для Васильева эта поездка много значила в его возмужании как художника. По волжским впечатлениям им написана замечательная картина «Волжские лагуны» (1870).

Нормандский пейзаж В.Д. Поленова «Рыбацкая лодка. Этрета» (1874) напоминает о жизни молодых художников в годы академического пенсионерства во Франции, когда в летние месяцы в Нормандии, в местечке Вель или на берегу моря, с наслаждением и в соревновании друг с другом писались непритязательные, но такие свежие по живописи пейзажи. Привлекательность этих мест открыл русским художникам их старший товарищ А.П. Боголюбов. Его небольшая картина «Лес в Веле. Нормандия» (1871) написана несколькими годами ранее. В ней замечательно сказалось влияние французских живописцев барбизонской школы, интерес к которой у молодых русских художников также пробуждал Боголюбов.

Московская жизнь Репина конца 1870-х - начала 1880-х годов была наполнена творческим общением с самыми близкими ему в ту пору художниками - В.М. Васнецовым, В.И. Суриковым, В.Д. Поленовым. Все они входили в Абрамцевское художественное содружество. Часто картины, этюды, рисунки создавались ими на глазах друг у друга. В окрестностях Абрамцева Репин написал полный изящества и легкости полупейзаж-полужанр «На меже» (1879). В том же году Поленовым исполнен «Заросший пруд», чуть позже, но также в Абрамцевской усадьбе Васнецов пишет портрет девочки Даши, служившей у хозяев гостеприимного мамонтовского дома, - «В костюме скомороха» (1889) и портрет племянницы Саввы Ивановича - Т.А. Мамонтовой (1884), которую двумя годами ранее изображал и Репин.

С уважением и нежностью относился Репин к В.М. Максимову, о котором говорил, что это в подлинном значении «народный художник», «кремень передвижничества» и «благороднейший человек». На Передвижной выставке 1882 года, где Репин представлял портрет своей жены Веры Алексеевны, названный им «Отдых», портреты А.Г. Рубинштейна, А.А. Фета, этюд «Горбун» к картине «Крестный ход в Курской губернии», Максимов экспонировал одну из своих самых сильных картин - «Больной муж» (1881).

В очерке об А.И. Куинджи, написанном вскоре после неожиданной смерти замечательного пейзажиста, Репин не побоялся назвать его «гениальным художником». Восхищаясь неординарностью решаемых Куинджи творческих задач, Репин писал о том, что «иллюзия света была его Богом, и не было художника, равного ему в достижении этого чуда живописи»[1]. Подтверждением чему служат экспонируемые на выставке пейзажи «Север» (1879), с тонко переданным русским северным сфумато, и «Эльбрус. Лунная ночь», написанный в годы смелых экспериментов пейзажиста с красками и «поиском света».

Не случайно участие в выставке работ И.И. Шишкина, Н.А. Ярошенко и, конечно, Н.Н. Ге, с которыми также были многолетние творческие дружеские общения, обогащавшие каждого из живописцев.

Многое было близко Репину в натуре «горячего проповедника высших потребностей человека» Н.Н. Ге. Так же как и он, Репин «считал искусство выражением совершенства всего человечества». Он разделял художественную страстность, высокую нравственность поступков Ге и бескомпромиссность его позиций в искусстве. Репина захватывали евангельские темы картин Ге. Он и сам в 1880-е годы настойчиво разрабатывал во множестве графических листов, в живописных эскизах, этюдах евангельские сюжеты и образы. Позже часть из них найдет воплощение в завершенных полотнах, а в последних картинах мастера 1920-х годов Репин по экспрессивности языка даже приблизится к мятущейся живописной манере евангельского цикла Ге. Но пока Репина настораживает намеренная, как ему казалось, небрежная «трепанность» мазка, живописная незавершенность полотен. Он выделяет для себя среди работ Ге картину «Выход Христа с учениками в Гефсиманский сад» (1889, ГРМ), особенно эскиз к ней. Но замечает: «Жаль, и этот прекрасный мотив остался без всякой отработки»[2]. Рядом с произведениями Васнецова, Максимова, Куинджи, Ярошенко, Сурикова, Поленова и самого Репина эскиз Ге вносит в общий настрой выставки ноту высокой и очень индивидуально выраженной эмоциональности.

Естественным завершением выставки становятся работы художника следующего поколения, самого талантливого ученика Репина - В.А. Серова. «Искусство Серова подобно драгоценному камню, чем больше вглядываешься в него, тем глубже он затягивает вас в глубину своего очарования», - писал Репин после неожиданно-оглушительной смерти Серова[3]. Во многом ученик в своем искусстве пошел дальше учителя. Но замечательно, что и учитель чутко воспринимал художественные открытия ученика. Один из лучших портретов Репина 1890-х годов, портрет дочери В.И. Репиной - «Осенний букет» (1892), естественно соединяет в себе крепкие реалистические традиции, живой открытый пленэризм и утверждение «отрадного» в жизни, которое молодой Серов так смело сделал своей ранней художественной программой.

Упомянутые работы далеко не исчерпывают полного состава выставки, но дают представление о ее главной направленности. Мы надеемся, что выбранные нами произведения откроют для немецких зрителей все более отдаляющуюся от нас эпоху XIX столетия и позволят почувствовать, насколько это живое, искреннее искусство затрагивает душу и современного человека.

В наше время высоких скоростей, открытых границ, фантастических возможностей «всемирной паутины», когда, думается, достаточно дотронуться до клавиши компьютера и можно все узнать друг о друге, только искусство - литература, музыка, живопись - дает подлинное познание другой жизни, человеческих судеб, культуры, другой страны.

В минувшем, 2004 году Третьяковская галерея экспонировала в Художественном музее города Вуперталь произведения великого русского мастера Василия Кандинского, определившего главные пути движения мирового искусства ХХ столетия. Кажется, нет больших противоположностей, чем абстракции Кандинского и захватывающий реализм Репина и его современников. Столь разные творческие личности отражают важную черту русской живописной культуры - резко выраженную полярность. Она является признаком духовного богатства, которое заключает в себе отечественное искусство. Подобные противоположности делают его развитие в России ярким, контрастным и очень живым. Нынешняя выставка представляет один из самых интересных, значительных и достойных периодов в истории русского изобразительного искусства.

 

  1. Репин И.Е. Далекое близкое. Л., 1986. С. 323.
  2. Там же. С. 308.
  3. Там же. С. 327.

Иллюстрации

И.Е. РЕПИН. Л.Н. Толстой на отдыхе в лесу. 1891
И.Е. РЕПИН. Л.Н. Толстой на отдыхе в лесу. 1891
Холст, масло. 60×50. ГТГ
И.Е. РЕПИН. Автопортрет. 1887
И.Е. РЕПИН. Автопортрет. 1887
Холст, масло. 75×62,2. ГТГ
И.Е. РЕПИН. Бурлаки на Волге. 1870–1873
И.Е. РЕПИН. Бурлаки на Волге. 1870–1873
Холст, масло. 131,5×281. ГРМ
И.Е. РЕПИН. Осенний букет. 1892
И.Е. РЕПИН. Осенний букет. 1892
Холст, масло. 111×65. ГТГ
В.А. СЕРОВ. Коронация. 1896
В.А. СЕРОВ. Коронация. 1896
Холст, масло. 43×64. ГТГ
И.Е. РЕПИН. П.М. Третьяков на заседании в Академии художеств. 1896
И.Е. РЕПИН. П.М. Третьяков на заседании в Академии художеств. 1896
Бумага, графитный карарандаш. 35,6×22,2. ГТГ
В.М. МАКСИМОВ. Больной муж. 1881
В.М. МАКСИМОВ. Больной муж. 1881
Холст, масло. 70,8×88,6. ГТГ
В.Д. ПОЛЕНОВ. Рыбацкая лодка. Этрета. 1874
В.Д. ПОЛЕНОВ. Рыбацкая лодка. Этрета. 1874
Холст, лак. 39×64,5. ГТГ
Н.Н. ГЕ. Выход Христа с учениками с Тайной вечери в Гефсиманский сад. 1888
Н.Н. ГЕ. Выход Христа с учениками с Тайной вечери в Гефсиманский сад. 1888
Холст, масло. 65,3×85,5. ГТГ

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play