«Прелюбопытный городина»: ВАСИЛИЙ ПОЛЕНОВ И ИЛЬЯ РЕПИН В ЛОНДОНЕ В 1875 ГОДУ

Мария Тарутина

Рубрика: 
ЗАРУБЕЖНЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ
Номер журнала: 
#3 2019 (64)

«Прелюбопытный городина, этот Лондон! Сколько дыма! <...> все безвкусно, буднично, сумрачно и фабрично, но весьма оригинально и строго»[1]. Так в пространном письме своим родным описывал столицу Англии Василий Поленов. В мае 1875 года он вместе с Ильей Репиным и другими художниками посетил Лондон и пробыл там восемь дней.

До сих пор лондонскому путешествию художников уделялось очень мало внимания, несмотря на то, что Лондон произвел на них неизгладимое впечатление. Судя по письмам Поленова, поездка была совершенно не запланированной и спонтанной:

«Зашел я как-то в Париже к одному приятелю американцу, художнику. Он мне, между прочим, говорит, что едет в Лондон и предлагает, не хочу ли я? “С большим удовольствием, когда?" - “Через два дня". - “Чудесно". Я подстрекнул Репина, да еще приятеля поляка <...> Таким образом, в условленный день были в семь часов на “гаре" и покатили в Па-де-Кале»[2].

Добравшись до цели, Репин и Поленов были поражены размером Лондона, его топографией, технологическими достижениями, а также бурным ритмом городской жизни. В письме Владимиру Васильевичу Стасову (1824-1906) Репин восторгался:

«Как там все оригинально, не похоже на все виденное в Европе <...>, да самый-то Лондон ведь черт знает до чего поразителен при въезде, желто-серые дома с темно-сизыми крышами напоминают модели японских городов; потом эта храбрость железной дороги, которую нимало не устрашили эти однообразные дома, она мигом взлетела на крыши их и так до Чаринькрос. <...> ездили в туннеле под Темзой (я рот разинул от удивления, я плохо верил этому чуду)»[3].

Поленов также отмечал «странность» и «оригинальность» Англии, Лондона и его обитателей. Как и Репин, он сравнивал архитектуру и пейзажи Лондона с Японией, хотя ни один из двух художников в последней ни разу не был:

«Понеслись мы по Англии, совершенно другой аспект, что Франция. <...> В Англии как-то все на широкую ногу <...>. Наконец, вкатили мы на Лондон и понеслись по крышам <...> Престранный вид, точно какая-то карточная городня или Япония. <...> Это первая страна, в которую я попал без языка. В ней никакой другой, кроме английского, цены не имеет. Англичанин, даже если и знает по-французски, не ответит вам ни слова на вопрос французский[4].

Всего за неделю Репину и Поленову удалось посетить невероятное число исторических достопримечательностей, памятников архитектуры, концертных залов, музеев и художественных галерей. В частности, художники побывали в Вестминстерском дворце, Вестминстерском аббатстве, Альберт-холле, соборе Святого Павла, Национальной галерее, Британском музее, Кенсингтонском музее, Хрустальном дворце, Королевской академии художеств, Зоологическом саду, в Темпл-черч, Александра-палас и Виндзоре. Кроме того, они совершили речную прогулку по Темзе и посетили Банк Англии, Главный почтамт и Центральный телеграф. Последним Репин особенно восхищался, называя его «одним из самых поражающих явлений нашего времени»[5]. Обоих художников глубоко впечатлила коллекция древностей в Британском музее, где в те годы находились многочисленные экспонаты со всего мира, насчитывающие тысячелетия, в том числе находки из Мавзолея в Галикарнасе, внушительные каменные скульптуры из древнего ассирийского города Нимруд и бюст фараона Рамзеса II. В своих письмах художники упоминают различные «архитектурные дворы» Хрустального дворца, в частности, Египетский дворик, Помпейский двор и дворик в Альгамбре, которые, по словам Поленова, были «сделаны умно, строго, серьезно»[6]. На этих впечатлениях, вероятнее всего, были основаны многие из поленовских работ того периода - картины и этюды на древнеегипетские темы, такие как «Египтянка» (1876, частное собрание) и «Блудный сын» (1875, Музей-заповедник В.Д. Поленова), а также декорации к спектаклю по пьесе «Иосиф» (1880, Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево», далее Музей-заповедник «Абрамцево»), созданные им позднее.

Одной из главных целей поездки в Лондон было посещение ежегодной выставки в Королевской академии художеств, где была представлена работа Эдвина Лонга «Вавилонский рынок невест» (1875, Колледж Ройял-Холлоуэй, Лондонский Университет, Великобритания). Картина привлекла множество зрителей, вызвала всеобщий восторг и ушла с аукциона, превзойдя по цене любую другую картину, проданную в Англии в течение всего XIX века[7]. Основываясь на описании вавилонских обычаев в «Истории» Геродота, художник поместил действие в Древнюю Месопотамию и изобразил торги, на которых девушек, достигших брачного возраста, продают мужчине, предложившему самую высокую цену. Эти девушки, представительницы различных рас и этнических групп, показаны на переднем плане картины: они сидят и терпеливо ожидают своей очереди. На них великолепные украшения, их волосы убраны в изысканные прически. В своей работе Лонг ориентировался на изображения мужчин и женщин на ассирийских рельефах. Стремясь к исторической достоверности, он основывался на древних ближневосточных источниках в том, что касается головных уборов, орнамента одежды, декораций стен и пола. В письме Стасову Репин называл картину Лонга «оригинальной по композиции», «экспрессивно» выполненной «чудесной живописью». Он признавался, что это одна из его любимых работ, виденных за всю поездку наряду с картинами Рембрандта в Национальной галерее и фризом Парфенона в Британском музее[8]. Помимо «Вавилонского рынка невест» на выставке в Королевской академии художеств были представлены другие современные работы, которые привлекли внимание русских художников, в том числе «Последний сбор» (1875, Галерея Леди Левер, Ливерпуль, Великобритания) Губерта фон Геркомера и «В открытом море» (1872, Национальная галерея Виктории, Мeльбурн, Австралия) Генри Мура, о которой Репин сказал, что он «не видел еще нигде так хорошо написанной воды»[9].

Ф.А. БРИДЖМЕН. Сиеста. 1878
Ф.А. БРИДЖМЕН. Сиеста. 1878
Холст, масло. 28,58 × 43,18. Частное собрание

Здесь стоит немного отвлечься и упомянуть об эстетических предпочтениях спутников Репина и Поленова - американских художников Фредерика Артура Бриджмена (1847-1928) и Чарльза Спарка Пирса (1851-1914), а также польских художников Панталеона Шиндлера (1846-1905) и Владислава Шернера (1836-1915). Все четверо интересовались ориентализмом и писали картины на экзотические сюжеты. Бриджмен был учеником знаменитого французского ориенталиста Жана-Леона Жерома (1824-1904), в 1872-1874 годах он совершил несколько путешествий в Северную Африку (Египет и Алжир). За время поездок он сделал около трехсот набросков, которые позднее послужили материалом для живописных работ; те сразу привлекли внимание публики, получили признание со стороны критиков и принесли Бриджмену славу «американского Жерома». Пирс также учился у выдающегося французского ориенталиста Леона Бонна (1833-1922) и создал множество картин на восточную тематику, таких как «Мурзук» (1876) и «Арабский ювелир» (1882). Наконец Шиндлер и Шернер тоже были авторами ряда полотен в восточном духе, так что ориентализм был живой темой для разговоров и споров во время лондонской поездки.

Неудивительно, что вскоре после своего возвращения в Париж Поленов и Репин написали несколько работ на экзотические сюжеты. Хотя оба художника еще до своей поездки в Англию, несомненно, были знакомы с древностями Египта и Ближнего Востока, а также с современными работами французских ориенталистов, широко представленными в коллекциях Лувра и на ежегодных Парижских салонах. Именно лондонские впечатления, видимо, спровоцировали их интерес к восточной тематике в конце 1875 - начале 1876 года.

В.Д. ПОЛЕНОВ. Одалиска. 1875
В.Д. ПОЛЕНОВ. Одалиска. 1875
Холст, масло. 100 × 65
© Национальный художественный музей Республики Беларусь, Минск

Любопытно, что некоторые из картин художников на восточные сюжеты, например, «Одалиска» (1875, Дагестанский музей изобразительных искусств имени П.С. Гамзатовой, Махачкала) и «Египтянка» (1876, частная коллекция) Поленова, «Негритянка» (1876, ГРМ) Репина, содержат общие художественные элементы. Вероятно, оба художника использовали один и тот же реквизит и, возможно, даже писали свои портреты с одной и той же натурщицы. Это предположение высказывал и художественный критик той эпохи Аполлон Михайлович Матушинский (1828-1885) в своей рецензии на выставку, которая проходила осенью 1876 года в Императорской Академии художеств, где были представлены обе упомянутые картины:

«Негритянка изображена сидящею на земле, прислонясь спиною к стене какого-то египетского здания. Она окружена разными расписными сосудами, вероятно, выставленными для продажи. Возле нее в виде часового стоит задумчивый ибис. Если не ошибаемся, с этою самою негритянкою мы уже имели случай познакомиться на картине г. Репина <...>. Для нас гораздо интереснее вопрос, отчего оба наши даровитые художника избрали это черномазое существо предметом для своих картин? Какие эстетические соображения руководили ими, когда они вздумали написать африканскую красотку?»[10]

Другие рецензенты того времени - Федор Васильевич Чижов (1811-1877) и Адриан Викторович Прахов (1846-1916) - отмечали «превосходное исполнение» обеих работ, их неуловимую «чувственность» и «богатства костюма», подчеркивая, что эти картины способны «возбудить фантазию» зрителя[11]. Действительно, изысканно передав блеск ожерелий, браслетов и серег, яркость орнаментов и затейливую вышивку женских костюмов, многообразие фактуры и отражения на поверхности сосудов и предметов мебели, Репин и Поленов создали шедевры, притягивающие своей тактильностью. Это настоящий праздник цвета и живописной фактуры, который манит зрителя не только своей тематикой, но и стилистикой.

Практически одновременно с увлечением экзотическими сюжетами и мотивами Поленов и Репин стали проявлять интерес к прикладному искусству, занялись керамикой и начали принимать активное участие в Парижской керамической мастерской русских художников. Организаторами и руководителями мастерской были Алексей Петрович Боголюбов (1824-1896) и Егор Алексеевич Егоров (1832-1891), спонсировал ее железнодорожный магнат Самуил Соломонович Поляков (1837-1888), который пожертвовал тысячу франков на развитие проекта и производственные расходы12. Репин с восторгом рассказывал об этой мастерской в письме Стасову:

«Мы теперь все керамикой занимаемся, пишем на лаве и на блюдах; занятно очень, красиво может выходить, а главное, ведь какая прочность после обжога в огне; вот чудесно применить бы к наружной живописи и к живописи в местах, где она скоро портится и где ее заменяют тяжеловесной, аляповатой мозаикой. А ведь на лаве может написать хороший художник живо, легко и грациозно. Прелестнейший способ!»[13]

Репин и Поленов создали серию декоративных блюд на славянские, средневековые и экзотические сюжеты[14]. На одном из них, «Персиянке» (1876), сохранившемся до наших дней, на узорчатом бордовом фоне изображена темноволосая женщина азиатской внешности. Она облачена в яркую парчу, на голове - золотой убор и жемчужные украшения. По белой кайме блюда вьются черно-бордовые арабески, а в верхней ее части имеется надпись на арабском языке. Это цитата из Корана: «Нет Бога, кроме Аллаха, а Мухаммад - Посланник Аллаха». С той же натурщицы была написана и другая работа Репина - живописный этюд «Женщина с кинжалом» (1875, Тульский областной художественный музей), поясной портрет той же самой «персиянки». Изображенная на картине и на декоративном блюде своей внешностью - яростный взгляд, темные волосы и смуглая кожа, нос с горбинкой и выразительные брови - напоминает некоторых девушек с картины Лонга «Вавилонский рынок невест»: по-видимому, Репин охотно воплощал в творчестве свои лондонские впечатления.

Не вполне очевидно, какие еще обстоятельства помимо дружбы с Боголюбовым подтолкнули Репина и Поленова к занятиям керамикой. Но есть большой соблазн предположить, что оба художника, будучи в Лондоне, познакомились с предметами декоративно-прикладного искусства, созданными компанией Уильяма Морриса. Фирма Морриса сотрудничала с такими художниками, как Форд Мэдокс Браун (1821-1893), Эдвард Берн-Джонс (1833-1898) и Данте Габриэль Россетти (1828-1882), которые работали с обоями ручного изготовления, тканями, коврами, вышивкой, мебелью, украшениями, металлическими и стеклянными предметами домашнего интерьера[15]. Кроме того, Репин и Поленов, вероятно, видели искусно отделанный Двор керамики в Хрустальном дворце, а также Керамическую лестницу, колонны, украшенные майоликой знаменитой фирмы «Минтон», и обширную коллекцию керамики в Кенсингтонском музее. В связи с посещением этого Поленов в своих письмах особо отмечает, что его поразило количество выставочных залов и предметов декоративно-прикладного искусства:

«В Кенсингтонском музее собрано столько всякой всячины, что сначала одуреваешь и глупеешь и только потом, попривыкнув, опять становишься умнее и начинаешь кое-что понимать. <...> В нем можно находиться до десяти часов вечера. Все освещено газом, всякий народ там гуляет <...> и все смотрят, толкуют и чему-нибудь да научаются. Цель этого учреждения есть наглядное обучение всяким предметам»[16].

Таким образом, в творчестве Репина и Поленова значительную роль сыграли не только парижские впечатления и парижский образ жизни, но также достопримечательности, картины и предметы декоративно-прикладного искусства, увиденные ими в Лондоне. Все это способствовало расширению визуального опыта, развитию новых направлений и необычных «эстетических мыслей» (по словам Матушинского) в творчестве обоих художников в середине 1870-х годов. Репин и Поленов познакомились с искусством и культурой еще одной мировой столицы XIX века - от «летающих» скоростных поездов до обширной коллекции древностей в Британском музее и собранных со всего мира колониальных сокровищ в Хрустальном дворце. Визуальные и материальные богатства Лондона, этой международной метрополии, несомненно, раздвинули эстетические и интеллектуальные горизонты художников и расширили их творческие возможности. Что касается Поленова, то экзотические темы и ориентализм, с которыми он впервые столкнулся в Париже и Лондоне, играли важную роль в его творчестве на протяжении 1880-х, 1890-х и начала 1900-х годов. Картины Поленова, где уникальным образом совмещаются тщательно прописанные сцены из жизни Ближнего Востока и общезначимая религиозная тематика, - одни из наиболее необычных и самобытных полотен русской живописи XIX века.

 

  1. В.Д. Поленов - родным. Париж, 22 мая / 3 июня 1875 г. // Сахарова Е.В. Василий Дмитриевич Поленов. Елена Дмитриевна Поленова: Хроника семьи художников. М., 1964. С. 180.
  2. В.Д. Поленов - родным, Париж, 22 мая / 3 июня 1875 г. // Сахарова Е.В. Указ. соч. С. 180.
  3. Репин И. [Письмо] В.В. Стасову, 26 мая 1875 г., Париж // И.Е. Репин и В.В. Стасов. Переписка, 1871- [1906]. М.; Л., 1948-1950. Т. 1. С. 115-117. (Далее: И.Е. Репин и В.В. Стасов. Переписка.)
  4. В.Д. Поленов - родным, Париж, 22 мая / 3 июня 1875 г. // Сахарова Е.В. Указ. соч. С. 181.
  5. Репин И. [Письмо] В.В. Стасову, 26 мая 1875 г., Париж // И.Е. Репин и В.В. Стасов. Переписка. С. 116.
  6. Там же. С. 182.
  7. Frederick N. Bohrer, Orientalism and Visual Culture: Imagining Mesopotamia in Nineteenth-Century Europe. Cambridge: Cambridge University Press, 2003, p. 196.
  8. Репин И. [Письмо] В.В. Стасову, 26 мая 1875 г., Париж // И.Е. Репин и В.В. Стасов. Переписка. С. 116.
  9. Там же.
  10. Матушинский А. Художественная хроника: выставка в Академии художеств // Голос. №358. 29 декабря 1876 г. С. 2.
  11. Чижов Ф. Запись в дневнике от 12 сентября 1876 года, Санкт- Петербург // Сахарова Е.В. Указ. соч. С. 209-210; Профан [Прахов А.] Выпускная выставка в Академии художеств // Пчела. 1877. №46. С. 15.
  12. Более подробно о Парижской керамической мастерской русских художников см.: Пастон Э. Парижская керамическая мастерская русских художников // Третьяковская галерея. Специальный выпуск: И.П. Похитонов. Чародей- художник. 2012. С. 24-27; MojenokTatiana. “L’Atelier de ceramique russe”, in Les peintres realistes russes en France (1860-1900). Paris: Publications de la Sorbonne, 2003, pp. 129-134.
  13. Репин И. [Письмо] В.В. Стасову, 27 января / 8 февраля 1876 г. // Сахарова Е.В. Указ. соч. С. 728 [прим. 57].
  14. Некоторые из этих работ хранятся в Саратовском государственном художественном музее имени А.Н. Радищева, Государственном мемориальном историко-художественном и природном музее-заповеднике В.Д. Поленова и Нижнетагильском муниципальном музее изобразительных искусств. Однако большинство этих произведений утрачено или находится в частных коллекциях.
  15. Э.В. Пастон предполагает, что Поленов и Репин уже в конце 1860-х годов были знакомы с идеями Уильяма Морриса и художественного движения «Искусства и ремесла», поэтому вполне вероятно, что, приехав в Лондон в 1875 году, оба художника посетили магазин-салон компании Morris & Co. См.: Пастон Э. Абрамцево. Искусство и жизнь. М., 2003. С. 353-354.
  16. В.Д. Поленов - родным, Париж, 22 мая / 3 июня 1875 г. // Сахарова Е.В. Указ. соч. С. 181.

Иллюстрации

Тауэрский мост, Лондон. 1890-е
Тауэрский мост, Лондон. 1890-е. Фотография
Вид Лондона с Тауэрского моста. 1890-е
Вид Лондона с Тауэрского моста. 1890-е. Фотография
Чипсайд, Лондон, вид на на западную часть города. 1890-e
Чипсайд, Лондон, вид на на западную часть города. 1890-e. Фотография
Площадь Пикадилли и Ковентри-стрит, Лондон. 1890-e
Площадь Пикадилли и Ковентри-стрит, Лондон. 1890-e. Фотография
Ф.Г. ДЕЛАМОТТ. Дворик в Альгамбре Хрустальный дворец в Сиднеме. 1854
Ф.Г. ДЕЛАМОТТ. Дворик в Альгамбре Хрустальный дворец в Сиднеме. 1854
Альбуминовая печать
© Музей Виктории и Альберта, Лондон
Ф.Г. ДЕЛАМОТТ. Египетский дворик Хрустальный дворец в Сиднеме. Середина XIX века
Ф.Г. ДЕЛАМОТТ. Египетский дворик Хрустальный дворец в Сиднеме. Середина XIX века
Альбуминовая печать
© Музей Виктории и Альберта, Лондон
В.Д. ПОЛЕНОВ. Блудный сын. 1875
В.Д. ПОЛЕНОВ. Блудный сын. 1875
Холст, масло. 148 × 250
© Государственный мемориальный историко-художественный и природный музей-заповедник В.Д. Поленова (далее: Музей-заповедник В.Д. Поленова)
Э.Л. ЛОНГ. Вавилонский рынок невест. 1875
Э.Л. ЛОНГ. Вавилонский рынок невест. 1875
Холст, масло. 172,6 × 304,6
© Kолледж Ройял-Холлоуэй, Лондонский Университет, Великобритания
В.Д. ПОЛЕНОВ. Темница
В.Д. ПОЛЕНОВ. Темница
Эскиз декорации к спектаклю по пьесе С.И. Мамонтова «Иосиф». 1880. Бумага, тушь. 23,3 × 28
© Музей-заповедник «Абрамцево»
П.Й. ШИНДЛЕР. Одалиска. 1876
П.Й. ШИНДЛЕР. Одалиска. 1876
Холст, масло. 100,5 × 54. Частное собрание
Ч.С. ПИРС. Мурзук. 1876
Ч.С. ПИРС. Мурзук. 1876
Холст, масло. 40,64 × 32,39. Частное собрание
И.Е. РЕПИН. Негритянка. 1875–1876
И.Е. РЕПИН. Негритянка. 1875–1876
Холст, масло. 115 x 93 см
© ГРМ
В.Д. ПОЛЕНОВ. Египтянка. 1876
В.Д. ПОЛЕНОВ. Египтянка. 1876
Холст, масло. 88,5 × 118
Частное собрание
И.Е. РЕПИН. Персиянка. Декоративное блюдо. 1876
И.Е. РЕПИН. Персиянка. Декоративное блюдо. 1876
Фарфор, роспись
© Нижнетагильский муниципальный музей изобразительных искусств
Вид Двора керамики. Хрустальный дворец в Сиднеме. 1856
Вид Двора керамики. Хрустальный дворец в Сиднеме. 1856
Офорт
© Музей Виктории и Альберта
В.Д. ПОЛЕНОВ. Голова женщины. 1875
В.Д. ПОЛЕНОВ. Голова женщины. 1875
Фарфор, роспись
© Mузей-заповедник В.Д. Поленова
Дж. УОТКИНС. Вид галерей керамики в Кенсингтонском музее. 1876
Дж. УОТКИНС. Вид галерей керамики в Кенсингтонском музее. 1876
Офорт
© Музей Виктории и Альберта

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play