Музей русского искусства в Миннеаполисе

Валентин Родионов

Рубрика: 
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПАНОРАМА
Номер журнала: 
#3 2005 (08)

TMORA

В мае 2006 года Третьяковская галерея отметит свое 150-летие. Вновь и вновь мы обращаемся к незаурядной личности Павла Михайловича Третьякова, признавая его выдающийся вклад в развитие русского искусства. Тот факт, что русский человек, купец и предприниматель, одной из главных целей своей жизни поставивший «собрать русскую школу как она есть», вызывает восхищение, заслуживает память и благодарность потомков, является примером служения обществу.

В канун празднования юбилея первого национального музея русского искусства, каковым является Третьяковская галерея, большим удивлением было обнаружить на другом континенте, в Северной Америке, человека, имеющего глубокий и многолетний интерес к русскому искусству. Я имею в виду г-на Реймонда Джонсона, основателя Музея русского искусства в Миннеаполисе, ставшего в 2004 году почетным консулом Российской Федерации в штате Миннесота.

Нельзя сказать, что русское искусство и русские художники неизвестны в США. Еще с конца XIX века в этой стране экспонировались работы И. Айвазовского, неоднократно - В. Верещагина. В 1904 году на Международной выставке в Сент-Луисе было показано около 600 произведений 150 русских авторов. В 1920-е годы в США состоялись презентации полотен И. Репина, С. Судейкина, Б. Григорьева, Н. Гончаровой и М. Ларионова, мастеров Союза русских художников и др. В американских коллекциях оказались первоклассные произведения русских ювелиров, картины К. Брюллова, К. Маковского, И. Репина, В. Верещагина, К. Малевича и др. В США осели известные представители художественной эмиграции первой - третьей волны, в их числе - Н. Фешин, А. Архипенко, Б. Анисфельд и другие мастера русского авангарда, художники-нонконформисты и т.д. Существовала одна проблема - на протяжении XX века в США, как и по всей Европе, вклад России в мировой художественный процесс признавался преимущественно за ее иконописью и авангардом. Крупные выставки русской живописи второй половины XIX - начала XX века, состоявшиеся в течение последних десятилетий, обратили внимание на русскую реалистическую школу, на различные течения отечественного фигуративного искусства. Третьяковская галерея за 1995-2005 годы приняла участие в более десяти значительных экспозициях русской художественной культуры в США.

Концепция и состав масштабной выставки «РОССИЯ!», открывающейся осенью этого года в Музее Соломона Р Гуггенхайма в Нью-Йорке, показывает отечественное искусство во всем многообразии традиций и направлений на протяжении девяти веков его развития.

Следует признать заслугу и г-на Джонсона в процессе ломки стереотипов. Вопреки установленным зарубежной критикой и художественным рынком приоритетам, он сосредоточил свое внимание коллекционера преимущественно на работах российских художников нашего времени, чье творчество в профессиональном плане основано на крепкой реалистической школе, не является эпигонским и несет в себе современное звучание, затрагивающее вечные темы человеческих взаимоотношений, бытия, жизни и смерти.

Собрание г-на Джонсона насчитывает более 10 000 произведений, что позволило ему в 2003 году быть включенным в список 100 лучших коллекционеров США. Значительная часть его коллекции легла в основу созданного им в 2002 году музея, который вновь открылся в реконструированной церкви 7 мая этого года в Миннеаполисе. Музей образно можно назвать «храмом русского искусства».

К его открытию была приурочена совместная выставка Третьяковской галереи и Музея русского искусства, которая ранее с большим успехом демонстрировалась в Смитсоновском институте в Вашингтоне, где ее посетило свыше 70 000 человек. Вернисаж прошел накануне международного празднования Дня Победы, напоминая о союзе русских и американцев в годы Второй мировой войны, о знаменательной встрече на Эльбе, символизируя новую фазу российско-американского культурного сотрудничества и музейного партнерства.

 

Интервью с Реймондом Джонсоном специально для журнала «Третьяковская галерея»

-   Ощущаете ли Вы себя кем-то вроде Петра Великого в том плане, что «прорубаете» в Америке «окно» в сторону российского искусства?

Реймонд Джонсон: Упоминаемый Вами «комплекс Петра Великого» - это в определенном смысле достаточно точное отражение той роли, которую пытается в настоящее время сыграть наш музей. Музей русского искусства делает попытку «прорубить» для американской публики своего рода «окно», через которое приоткрывается российская культура, история и искусство. Однако в отличие от Петра I, перед музеем стоит задача преодоления не всеобщего незнания, а широко распространенных среди части американского общества заблуждений.

С самого окончания Второй мировой/Великой Отечественной войны доминирующей темой американских средств массовой коммуникации было освещение текущих политических событий, в которых участвовали США и СССР/Россия. За пятьдесят с лишним лет американскую публику приучили внимать довольно поверхностным сообщениям о том, «что» происходит в отношениях между двумя нашими странами, а вот «почему» произошло то-то и то-то, не объяснялось либо почти не объяснялось. В Музее русского искусства находят место всевозможные способы присущего россиянам художественного самовыражения, и тем самым представлена более широкая картина того, каким образом воздействуют на повседневную жизнь в России хронологические, религиозные, культурные, экономические и политические факторы - все то, что оказывает воздействие и на американскую публику.

-   Кем являются посетители музея - знатоками искусства, коллекционерами или рядовыми зрителями?

Р.Дж. Музей русского искусства открылся в Миннеаполисе в 2002 году, и, по моей оценке, у нас было более 25 тысяч посетителей. Дополнительно к этому десятки тысяч человек посетили выставки произведений из нашего музея, которые проходили на других музейных площадках по всему пространству Соединенных Штатов Америки. Приблизительно 5% посетителей - учащиеся, преподаватели или исследователи, у которых до прихода в музей имелся научный интерес к нашей уникальной коллекции живописи. Еще 5% - по-видимому, первое или второе поколение эмигрантов из России, им хотелось обновить свои воспоминания о родине. Большую же часть, судя по всему, составляют американцы, представляющие буквально все этнические и расовые группы, и они заинтересованы в том, чтобы больше узнать о жизни в России в XIX и XX столетиях. По моим оценкам, не более 15% общего числа наших посетителей бывали ранее в России. Очень немногие из них коллекционируют предметы искусства.

Считается ли российское искусство в США в каком-то плане экзотическим?

Р.Дж. Наша коллекция всячески способствует разрушению широко распространенного убеждения, согласно которому российское искусство следует ассоциировать либо с авангардным экспрессионизмом, либо с вычурными политизированными изображениями. Уходя из музея, посетители начинают осознавать, что российскому искусству непосредственно присущи многие стилистические направления, которые были и есть существенными для художников Европы и Северной Америки.

Что привлекает американскую общественность в Музее русского искусства – способ ознакомиться с малоизвестными сторонами жизни в условиях советского режима, специфической советской/российской ментальностью, или что-то еще?

Р.Дж. Наш музей - единственный в Северной Америке, предназначенный исключительно для хранения и экспонирования произведений и артефактов, связанных с российским искусством. Уже в силу этого музей любопытен с культурной точки зрения. Новое здание было возведено в 1940 году, реконструкция его длилась полтора года, и людям небезынтересно увидеть собственными глазами, каким образом удалось преобразовать местный архитектурный памятник в актуальный музейный комплекс. В Миннеаполисе, с его населением в 2,5 миллиона человек, имеется шесть публичных музеев и немало частных. Наш музей - самый новый, и для многих крайне любопытно посетить его.

Удастся ли Музею русского искусства перебороть до сих пор бытующее на Западе одномерное представление о российском искусстве как об авангарде или поставангарде?

Р.Дж. Помимо экспонирования произведений живописи, музей планирует организовывать в будущем выставки икон, лаковой миниатюры, ювелирных изделий из янтаря, национального костюма, вышивки и тканей. В нем будет выставляться как наша коллекция живописи XIX и XX столетий, так и всевозможные произведения русского искусства, которые нам смогут предоставить музеи и коллекционеры из России и США.

Можно ли сказать, что Музей русского искусства - это исключительно выставочное пространство, или он еще и центр, с которым сотрудничают или в котором работают специалисты по российскому искусству?

Р.Дж. Как уже говорилось, наш музей - это одновременно и многоцелевое место проведения выставок произведений искусства, и образовательный ресурс. Мы организуем продолжающиеся циклы лекций и семинаров по самым разнообразным темам, относящимся к истории российского искусства. Их проводят и российские, и американские специалисты. Музей русского искусства уже осуществил финансовую поддержку издания значительного числа книг, каталогов и журнальных статей на английском языке, написанных и составленных независимыми исследователями. Музей принимает активное участие в предоставлении произведений живописи из своей коллекции для временной экспозиции в университетских музеях по всей стране.

Назовите, если это возможно, Ваши любимые произведения из коллекции музея.

Р.Дж. У меня нет какой-то единственной любимой картины из числа имеющихся в музее, поскольку в силу тех или иных причин мне по душе самые разные произведения. За последние пятнадцать лет, в течение которых я много занимался составлением коллекции российского искусства и организацией выставок, я познакомился со многими превосходными художниками, с некоторыми из них меня связывала и связывает искренняя личная дружба. Многих уже нет в живых, но память о них жива в моем сердце. Мне, повторяю, довольно затруднительно назвать любимые произведения, однако если попытаться, то я бы выделил две картины моего друга, выдающегося художника-модерниста ХХ века Гелия Коржева. Это картины «Тревога» и «Маруся». Его шедевр «Маруся» я представлял на выставке и в Вашингтоне, и у себя в музее, и, надо сказать, эта работа произвела колоссальное впечатление.

Не хотите ли поделиться какой-либо историей, связанной с приобретением картин для музея?

Р.Дж. Начиная с 1989 года я более 50 раз приезжал в Россию и за это время посетил дома и мастерские сотен художников. Самое существенное для меня - неизменно эмоциональная реакция большинства из тех, с кем я имел дело: они увидели во мне возможность представить часть труда всей своей жизни вниманию международной аудитории за границами Российской Федерации. Я обещал художникам, что буду активно выставлять их картины и что не позволю спрятать эти работы в каких-либо частных собраниях. Создание музея в немалой степени выполнение моего обязательства перед российскими художниками: обеспечить постоянный доступ общественности к произведениям российского искусства XX столетия.

Как Вы оцениваете перспективы и направления развития Музея русского искусства?

Р.Дж. Наш музей пока что весьма молод и в обозримом будущем будет продолжать расширяться и развиваться в самых разных направлениях. Мы надеемся, что сумеем привлечь дополнительные средства, и это позволит нам продолжить и расширить практику предоставления финансовой помощи американским студентам, которые заняты научной работой по тематике, связанной с российским искусством. Я ожидаю, что в будущем удастся наладить выпуск специального журнала на английском языке по проблемам российского искусства, в котором будут публиковаться, и тем самым станут доступными специалистам, статьи, написанные учеными из России, США и других стран. Наше здание обладает прекрасной акустикой, хотя и было спроектировано в первую очередь для статичного экспонирования произведений живописи. Поэтому я ожидаю, что в будущем у нас будут проводиться музыкальные концерты и литературные чтения. Я вижу музей центром, в котором американской общественности будут представлены любые достижения российского искусства.

Совместный с Третьяковской галереей проект - выставка «В традицияхрусского искусства» - оказался успешным. Какими Вы видите перспективы дальнейшего сотрудничества с Третьяковской галереей - всемирно известной сокровищницей национального искусства России?

Р.Дж. Мы в высшей степени высоко оцениваем как широту охвата российского искусства в Третьяковской галерее, так и профессионализм сотрудников галереи. Начиная с 2003 года Музей русского искусства уже осуществил две значительные акции совместно с Третьяковской галереей, и мы надеемся в будущем развивать наши проекты, которые вновь потребуют обратиться к техническим и физическим ресурсам Третьяковской галереи. Осенью 2005 года в музее будет проходить выставка иконописи, и мы ожидаем, что сумеем заручиться помощью специалистов Третьяковской галереи в подготовке и организации экспозиции, в создании учебных и справочных материалов, которые будут доступны посетителям выставки. Музей рассчитывает оказаться полезным для Третьяковской галереи и содействовать ей в выборе других американских музеев, в которых в будущем могут состояться передвижные выставки произведений из Третьяковской галереи, в дополнение к экспонированию их в Музее русского искусства.

Вопросы задавала Натэлла Войскунская

Иллюстрации

Здание музея. Фото, 2005
Здание музея. Фото, 2005
В залах музея. Фото, 2005
В залах музея. Фото, 2005
Валентин Родионов и Реймонд Джонсон на открытии музея. Миннеаполис, США
Валентин Родионов и Реймонд Джонсон на открытии музея. Миннеаполис, США
В залах музея. Фото, 2005
В залах музея. Фото, 2005
Май ДАНЦИГ. Неубранная постель. 1986
Май ДАНЦИГ. Неубранная постель. 1986
Холст, масло. 200,3 × 220,3.
Музей русского искусства
Сергей ГЕРАСИМОВ. Вечер. 1950
Сергей ГЕРАСИМОВ. Вечер. 1950
Холст, масло. 79 × 99.
Музей русского искусства
Семен РОТНИЦКИЙ. Праздник в Холуе. 1962
Семен РОТНИЦКИЙ. Праздник в Холуе. 1962
Холст, масло. 71 × 51.
Музей русского искусства
Гелий КОРЖЕВ. Маруся. 1983–1989
Гелий КОРЖЕВ. Маруся. 1983–1989
Холст, масло. 90 × 226,7.
Музей русского искусства
Гелий КОРЖЕВ. Тревога. 1983–1989
Гелий КОРЖЕВ. Тревога. 1983–1989
Холст, масло. 200 × 150.
Музей русского искусства

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play