Фантастические картины в открытом пространстве

Василий Терещенко

Рубрика: 
ХРОНИКА
Номер журнала: 
#3 2005 (08)

Еще в 2001 году на открытии Всемирной театральной олимпиады в Москве зрители окунулись в стихию оглушающего барабанного боя и пламени уличного действа. Все это состоялось благодаря удивительным прозрениям Чеховского фестиваля, ставшего неоспоримым явлением в развитии театра. Сливаясь с лучшими традициями большого искусства, фестиваль утверждает свои национальные приоритеты. Наверное, здесь особенно созвучным нашему парадоксальному восприятию осталось острое ощущение современности, такой пестрой, противоречивой, пугающей.

Слава Полунин рассказывает: «Много-много лет назад я увидел в какой-то книжечке картинку, и она меня так потрясла, что я захотел немедленно узнать, что же это такое. Все разузнал и отправился в Версаль. И вот вдруг среди фонтанов Версаля появились фантастические существа, соединившиеся с этой позолотой, с этими каскадами воды... В их руках я увидел инструменты, которые многое изменили в истории музыки. Инструменты, образ которых связывается в нашем сознании с чем-то запрещенным, с чем-то крамольным, - саксофоны. Да не один, а целая армия, целая популяция. Этакое население прилетело с планеты «Саксофон» и принесло с собой мир, который возникал с первыми грудными звуками. Соединившись с фантастическими костюмами, странными пространствами и с этими талантливыми людьми, они - звуки - создавали особую реальность, особый мир, особую дорогу, которой идет коллектив из Франции, называемый «Урбан Сакс», под руководством режиссера и композитора Жильбера Артмана. После этого я еще несколько раз встречал их: они плыли ночью на гондолах где-то в Венеции. В свете факелов были видны белые одежды и чуть поблескивали саксофоны. То ли привидения, то ли марсиане. А звук отражался от воды, создавая странный акустический эффект, будто перед нами был необыкновенный музыкальный аппарат, придуманный каким-то гением.

Много лет я хотел показать этих музыкантов русской публике, потому что они как нельзя лучше выражают дух уличного театра, уличного праздника - его бунтарскую, анархическую, авангардную сторону. И вот теперь эта возможность представилась.

Мы постарались найти фантастическое место для выступления и выбрали сад «Аквариум», где стихия музыки слилась со стихией пространства, и создалось единое целое. Чтобы саксофонистам не было скучно, мы пригласили одну из самых интересных групп всемирной хореографии из Екатеринбурга - «Провинциальные танцы», а чтобы и эти не скучали и с интересом участвовали в этом проекте, мы позвали для них японского хореографа из Амстердама Шусаку Такеучи.

Шусаку участвует практически во всех наших проектах, потому что мне никогда еще не доводилось видеть, чтобы то, что он создает, было невыразительно. Он всегда гениален, увлекает так, что дух захватывает. Самые простые его вещи незабываемы. Огненные шары метали его артисты на берегу моря, где- то на острове Тершелинг. А за ними шла публика, погруженная в фантастическую декорацию из моря, заката и набегающих барашками волн. А потом мы встретились в Венгрии, где фигуры, напоминавшие персонажи Магритта, долго-долго спускались по бесконечной лестнице, а потом взмывали по отвесной стене, читая тексты из Чехова. Его герои всегда потрясающе просты и потрясающе бесконечны.

Шукасу с удовольствием отозвался на наше предложение поработать с замечательной труппой из Екатеринбурга и отправился для репетиций на Урал. В Москве к ним присоединились студенты училища эстрадно-циркового искусства и актеры театра «Королевский жираф». А еще в этой истории принял участие один из моих любимых художников-инсталляторов Алексей Кострома. Он превратил весь сад в пуховое царство. В странное лунно-марсианское пространство. Здесь все покрылось белыми перьями - и деревья, и фонарные столбы, и скамейки, и даже урны. Заборы, люди, звезды.

В общем, история обещала быть очень интересной. Я с вожделением и трепетом ждал этого момента и, как гурман, надевал салфетку на грудь, раскладывал столовые приборы и готовился отведать это изысканное кушанье, это роскошное блюдо.»

Слава Полунин, мальчик из провинциального городка, после многих лет напряженной работы и упорного самообразования-самосовершенствования стал «лучшим клоуном мира», «Чаплиным наших дней», а его творчество - «театральной классикой ХХ века». Создание театра «Лицедеи», престижный манеж цирка «Дю Солей», многочисленные шоу, фестивали, мастер-классы, уличные представления и творческое содружество с актерами всех континентов. Все и не перечислить. Особенно интересно и показательно пристальное внимание Полунина к пластике и визуально образной стороне своих знаменитых действ. Это одно из главных достоинств работы мастера.

Так было и на сей раз весной в Москве, в саду «Аквариум». Обращение к петербуржцу Алексею Костроме, художнику, очень близкому по духу к Славе, было безошибочным выбором. Еще с 1991 года группа Костромы «Тут-и-там» стала выступать с эпатажными акциями вроде надувания «Александрийского столпа 2» из тысяч воздушных шаров. То же самое они проделали с памятником Петру Первому. Хулиганской, озорной и веселой была движущаяся и видоизменяющая инсталляция «Рентген "Черного квадрата"», составленная из популярных резиновых изделий, наполненных водой. Интересно, как бы отнесся к такой интерпретации Казимир Малевич?

Птичьи перья - любимый материал Алексея. Он «оперил» и «Мону Лизу», и мебель, шхуну Святого Петра и пушку Петропавловской крепости.

Удивительно единодушной и восторженной была реакция зрителей - участников проекта: взрослых и детей, элитной и демократичной публики. Четыре вечера счастья единения, праздника, отдохновения от повседневных забот.

Фото автора

Иллюстрации

Фантастические картины в открытом пространстве
 
Фантастические картины в открытом пространстве
 
Фантастические картины в открытом пространстве
 
Фантастические картины в открытом пространстве
 

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play