Российское изобразительное искусство и Средняя Азия

Владимир Кореняко

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#2 2010 (27)

Весной 2010 года Государственный музей искусства народов Востока организовал две выставки, связанные с темой «российские художники и Средняя Азия». На первой из них - «Туркестанский авангард» - демонстрировались в основном произведения изобразительного искусства 1920-х и 1930-х годов. Вторая - «Рахмат, Ташкент!» - была приурочена к 65-летию победы в Великой Отечественной войне и представляла живописные и графические произведения, созданные преимущественно художниками, оказавшимися в Средней Азии в эвакуации.

Название второй выставки заимствовано из черновика стихотворения, написанного Анной Ахматовой в Ленинграде в 1945 году после того, как она провела в эвакуации в Ташкенте «восемьсот счастливых дней» (ноябрь 1941 — май 1944 года)1: «Рахмат, Ташкент! — прости, прости, / Мой тихий древний дом»2. Благодарственный смысл этих строк заключен даже в узбекском «окающем» написании названия города.

Пятеро из шестнадцати экспонентов, чье творчество было представлено на выставке «Рахмат, Ташкент!», жили в Средней Азии и до войны. Это Павел Беньков, Александр Волков, Зинаида Ковалевская, Алексей Подковыров и Урал Тансыкбаев.

Каковы же общие проблемы, суть которых раскрывалась при восприятии экспозиций? Первая и очень важная из них — ориентализм или ориентальность. Художественный смысл этих близких терминов может быть определен как мобилизующее и позитивное восприятие Востока творческой личностью, воплощающей свои «ориентальные» впечатления в произведениях искусства. При этом воплощались не только далекие от реальности образы. Обаяние Востока было так сильно, что творчество художников не поглощалось «ориентальными фантасмагориями», они «пытались создать современный живописный язык на основе синтеза западной и восточной художественной традиции»3.

Экспозиция «Рахмат, Ташкент!» стала продолжением «Туркестанского авангарда» и отражала то же «наслаждение ориентальностью». В демонстрировавшихся на этой выставке произведениях приметы войны едва заметны. Для того чтобы их обнаружить, нужно довольно напряженно вглядываться в живописные полотна и графические листы4.

Вторая и более ясная проблема может быть определена как «культуртрегерская» роль российских художников в Средней Азии. В условиях практического отсутствия в начале XX века школы местного изобразительного искусства стояла задача воспитания национальных художников на академической основе. Материалы выставки «Туркестанский авангард» свидетельствуют о немногочисленности этих «воспитательных результатов»: среди представителей коренных среднеазиатских этносов заметных успехов в области живописи в 1930-е годы добились лишь Урал Тансыкбаев в Узбекистане и Бяшим Нурали в Туркменистане.

Один из наиболее известных и талантливых среднеазиатских художников — уроженец Ферганы Александр Волков, обладавший серьезной дореволюционной профессиональной подготовкой и качествами лидера. В 1927 году он участвовал в создании объединения «Мастера Нового Востока», а в начале 1930-х организовал группу «Бригада Волкова». К тому времени художник уже написал картины «Оплакивание», «Чайхана золотая», «Гранатовая чайхана», «Чайхана с кальяном», «Караван», «Продавцы фруктов» и многие другие живописные работы с яркими композиционными и колористическими достоинствами.

В объединение «Мастера Нового Востока» вошли Михаил Курзин и Михаил Гайдукевич, а также Александр Николаев — ученик Казимира Малевича, который был настолько очарован Средней Азией и миром исламской миниатюры, что принял мусульманство и взял себе псевдоним Усто Мумин (уверовавший мастер). В Музее Востока хранится немало произведений этого мастера, среди которых живописные «Радение с гранатом», «Мальчики с перепелками», «Портрет юноши в белой чалме», «Бай» и графические «Юноша, гранатовые уста», «Ходжа Насреддин», «Портрет Усто Шохайдарова».

В «: Бригаду Волкова» ее инициатору удалось привлечь нескольких талантливых художников. Один из них — Николай Карахан — автор колористически насыщенных, эпически звучных живописных полотен «Герб новой республики», «Ликбез», «Женская ударная бригада на стройке», «Дорога в кишлак», «Первая окучка», «Возвращение жнецов». Хорошо известны произведения сводных братьев Алексея Подковырова и Урала Тансыкбаева, часто работавших вместе под псевдонимом Атанпоу («Кишлачный отряд в борьбе с басмачеством» и «Интернационал»). Немного мы знаем о судьбе Павла Щеголева — автор монументальных картин «Добыча песка», «Ленинцы», «Строительство моста. На стройке».

Так было в Ташкенте, а в Самарканде сходную роль играла созданная в 1930—1931 годах Оганесом Татевосяном «Изофабрика», где работали Варшам Еремян, Надежда Кашина, Зинаида Ковалевская, Елена Коровай. В экспозиции были представлены их картины и графические произведения, плакаты, панно в технике папье-маше.

Ученик Николая Рериха Илья (Рувим) Мазель, оказавшийся в Средней Азии еще в 1915 году, организовал в Ашхабаде «Ударную школу искусств Востока» (на выставке было представлено несколько его графических листов). Среди воспитанников Мазеля выделяются Сергей Бегляров, Александр Владычук, Николай Костенко, Ольга Мизгирева. В «Ударной школе искусств Востока» занимался первый туркменский профессиональный художник Бяшим Нурали — автор ярких работ «Портрет ковровщицы Халиджи», «Портрет русской девушки», «Сбор винограда».

Особое место занимает творчество Павла Бенькова. Уроженец Казани, он окончил петербургскую Академию художеств, продолжил свое образование в Париже в академии Жюлиана. В 1928 и 1929 годах он посетил Среднюю Азию и был настолько потрясен ею, что вскоре переехал в Самарканд, где жил до своей кончины. Беньков — создатель самобытного реалистического стиля, мастер психологического портрета и напоенных воздухом и солнцем пейзажей (таковы включенные в экспозицию «Рахмат, Ташкент!» «Чайхана на Регистане» и «Подруги. Письмо с фронта»).

Среди экспонировавшихся на выставке «Рахмат, Ташкент!» произведений художников, эвакуированных в Среднюю Азию, выделяются линогравюры Владимира Фаворского из серии «Самарканд» («Разговор о порохе», «Ослики», «Арба»). Они выполнены в характерном «классическом» стиле, отличающемся изысканностью композиций и лапидарностью в трактовке фигур. Большими графическими сериями было представлено творчество Меера Аксельрода, Амшея Нюренберга, Александра Лабаса, Роберта Фалька.

Опыт проведения в Государственном музее искусства народов Востока ретроспективных экспозиций в историко-культурной проекции свидетельствует о роли русского искусства в становлении и развитии национальных художественных школ.

 

  1. См.: Хейт А. Анна Ахматова. Поэтическое странствие. М., 1991. С. 134, 136, 148, 149.
  2. Ахматова А.А. Сочинения в 2-х томах. Т. 1. Стихотворения и поэмы. М., 1987. С. 354-355.
  3. См.: Туркестанский авангард: каталог выставки. М., 2009. С. 6-19.
  4. «Рахмат, Ташкент!» М., 2010.

Illustrations

М.З. ГАЙДУКЕВИЧ. Три узбека. 1925
М.З. ГАЙДУКЕВИЧ. Три узбека. 1925
Бумага, акварель. 12 × 18,5. Музей Востока
А.В. НИКОЛАЕВ (Усто МУМИН). Портрет Усто Шохайдарова. 1935
А.В. НИКОЛАЕВ (Усто МУМИН). Портрет Усто Шохайдарова. 1935
Бумага, акварель. 63 × 46. Музей Востока
А.Н. ВОЛКОВ. Чайхана (с кальяном). 1927
А.Н. ВОЛКОВ. Чайхана (с кальяном). 1927
Холст, темпера, лак. 108 × 108. Музей Востока
П.П. ЩЕГОЛЕВ. Строительство моста. На стройке. 1933
П.П. ЩЕГОЛЕВ. Строительство моста. На стройке. 1933
Холст, масло. 85 × 85. Музей Востока
Б.Ю. НУРАЛИ. Портрет русской девушки. 1928
Б.Ю. НУРАЛИ. Портрет русской девушки. 1928
Бумага, акварель. 51 × 72. Музей Востока

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play