Модель Ильи Машкова

Наталья Чернышева

Рубрика: 
НАШИ ПУБЛИКАЦИИ
Номер журнала: 
#2 2010 (27)

В собрании Третьяковской галереи хранится портрет Евгении Ивановны Киркальди («Дама с китаянкой»), написанный Ильей Машковым в 1910 году. Один из самых красивых портретов, созданных художником, неоднократно экспонировался (в том числе на выставке «Бубнового валета» в Санкт-Петербурге в 1910 году) и хорошо знаком как публике, так и специалистам.

Однако о самой модели практически ничего не было известно. Сегодня благодаря внучке Киркальди Анне Кирилловне Быстровой (в девичестве Снесаревой) мы располагаем фотодокументами и биографическими сведениями об ученице и одной из самых любимых моделей Машкова.

Особый интерес представляет происхождение фамилии Евгении Ивановны. Ее «итальянское» звучание на самом деле является своеобразной транскрипцией английского словосочетания. Дело в том, что предки Киркальди были родом из Шотландии, где есть даже город с похожим названием — Керколди. Они были набожными, богобоязненными людьми, часто посещали церковь. Образ их жизни и послужил основой для возникновения фамилии. "Churchallday" (дословно «церковь весь день» — англ., по-шотландски церковь — kirk) — именно так она звучала в первоначальном варианте. Затем семья переехала в Германию, и произношение фамилии видоизменилось.

Евгения Ивановна родилась в 1889 году в купеческой семье. Ее отец Джон Киркальди, немецкий подданный, купец третьей гильдии, занимался в Москве торговлей посудой. Семья жила в арендованной квартире в Малом Кисельном переулке. Брат Евгении Ивановны Жорж Киркальди был коммерсантом, чемпионом России по велогонкам.

Предположительно в конце 1900-х годов Евгения Ивановна начала заниматься в студии Ильи Машкова. В конце 1910 — начале 1911 года она вышла замуж за Андрея Петровича Снесарева — химика, доцента Московского университета. Его отец много лет служил управляющим имений хана Гирея на Северном Кавказе, и молодые неоднократно проводили там летние месяцы. В 1912 году в семье Снесаревых родился сын — Кирилл Андреевич (ныне здравствующий).

В дальнейшем Евгения Ивановна получила филологическое образование, изучив английский, немецкий и французский языки. Долгие годы она проработала сначала в Торгсине, а затем во Внешторге. По воспоминаниям Анны Кирилловны, ее бабушка и в преклонном возрасте (а умерла она, не дожив двух месяцев до своего столетия) сохраняла ясную память и постоянно читала литературу на иностранных языках. Однако со времени своего замужества Евгения Ивановна никогда не возвращалась к занятиям живописью и мало что рассказывала об этом. В семье не сохранилось ни ее работ времен ученичества у Машкова, ни дневников или каких-либо других документальных материалов, содержащих ее воспоминания об этом периоде. Поэтому сейчас трудно определить, сколько времени Евгения Ивановна занималась в студии Машкова и чем был обусловлен выбор именно этой мастерской, ведь тогда в Москве существовало множество различных студий. Возможно, мастерская художника просто располагалась недалеко от дома Киркальди. Достоверно известно, что с момента своего замужества, т. е. с конца 1910 — начала 1911, Евгения Ивановна уже не посещала занятия.

Предположить время поступления в студию можно, сравнив три портрета работы Машкова: упомянутый выше из собрания Третьяковской галереи, «Женский портрет (на фоне обоев)» 1908 года из Национального художественного музея Республики Беларусь и «Женский портрет. Голова (Е.И. Киркальди?)» 1910 года, хранящийся в Кировском художественном музее имени В.М. и А.М. Васнецовых.

В монографии исследователя творчества Машкова И.С. Болотиной имя Е.И. Киркальди в названии кировской работы дано в скобках и стоит под вопросом. Там же упоминается, что в списке произведений художника, составленном им во второй половине 1910-х годов, эта картина совпадает по размеру с работой под названием «Голова ученицы»1. В альбоме Кировского художественного музея произведение опубликовано как портрет Е.И. Киркальди, но Евгения Ивановна ошибочно названа актрисой2.

Женский портрет из минского собрания в книге поступлений музея значится как «Портрет жены». Есть предположение, что эта работа поступила в свое время из расформированного в 1924 году Музея современного искусства в Витебске. Действительно, в списках витебского музея значились две работы Машкова: «Натюрморт» и «Дама»3. Однако размеры портрета, указанного в списке, не совпадают с размерами минской работы, а запись о поступлении «Портрета жены» относится к 1960-м годам, и в настоящее время это название вызывает сомнения у белорусских исследователей4. Судя по дате создания работы, речь может идти о первой жене Машкова Софье Степановне Аренцвари, безусловных портретов которой в творческом наследии мастера немного. В книге Болотиной опубликована работа «Женщина в белом» 1904 года5, на которой по свидетельству вдовы художника Марии Ивановны Машковой запечатлена С.С. Аренцвари. При этом черты лица модели довольно неопределенны. Второй портрет в каталоге произведений мастера, опубликованном в монографии Болотиной, датируется 1909 годом6, но картина не воспроизведена, ее размеры не указаны и неизвестно, сохранилась ли она и где находится. Семейных портретов у Ильи Машкова значительно меньше, чем у его друга и соратника Петра Кончаловского.

К сожалению, автору этих строк не удалось найти ни одной фотографии С.С. Аренцвари, а значит, подтвердить или опровергнуть сходство модели, представленной на минском портрете, на основании сравнения с фотодокументами пока невозможно. В архивных материалах7 есть сведения о брате Софьи Степановны Викторе Аренцвари, ученике Московского училища живописи, ваяния и зодчества, и о сестре Валентине. В 1907 году Валентина Степановна Аренцвари была актрисой театра Корша, затем Московского драматического и Малого театров. В 1919-м вместе с мужем Я.Д. Южным она эмигрировала в Германию, где выступала в театре-студии «Синяя птица» (“DerblaueVogel’) в Берлине. Сохранились театральные фотографии Валентины Аренцвари, но, во-первых, на этих фотографиях она, по всей видимости, в гриме, во-вторых, трудно сказать, в какой степени она была похожа на свою сестру.

У нас есть возможность сравнить портрет из минского собрания с фотографиями Евгении Ивановны Киркальди, а также с двумя другими указанными выше произведениями. По мнению А.К. Быстровой, модель, запечатленная на минском портрете, очень похожа на ее бабушку. Мы разделяем это мнение.

В 1908—1910-х годах Илья Машков создает целую серию портретов. Кроме жены, он часто пишет своих друзей, людей, близких ему по духу, по творчеству. Иногда это его ученики. Три портрета, которые мы предлагаем сравнить, очень близки и по времени создания, и по стилистике. Яркий фон-декорация, напряженность и насыщенность колорита, декоративность, увлечение восточными мотивами — черты, характерные для работ Машкова этого периода. При сравнении названных картин с фотографиями Киркальди становится очевидным и портретное сходство. Художник меняет фон, но сохраняет почти неизменным положение фигуры, поворот головы, даже сочетание синего цвета одежды и рыжеватого оттенка волос. Очень похожи строение лица, рисунок бровей, разрез глаз, очертания губ, тип прически с пышными, уложенными волнами волосами. Сходство очевидно, даже несмотря на нарочитую «размалеванность» лица изображенной и на то, что выглядит она на этих портретах намного старше своих лет. Совсем юная девушка на фотографиях (Евгении Ивановне было тогда всего девятнадцать), на портретах Машкова она предстает перед зрителем солидной дамой.

Женщина всегда хочет увидеть себя преображенной кистью художника, но трудно сказать, нравился ли Евгении Ивановне такой образ. Тем не менее совершенно ясно, что он импонировал самому Машкову, причем настолько, что портретов Е.И. Киркальди в это время оказывается больше, чем портретов С.С. Аренцвари. Вероятно, она очень прилежно позировала, а может статься, его в то время привлекал именно такой женский тип.

Исходя из проведенного сравнения, с достаточной долей уверенности можно предположить, что во всех случаях изображено одно и то же лицо — Евгения Ивановна Киркальди. Самый ранний из рассматриваемых портретов относится к 1908 году, следовательно тогда она уже училась в студии, так как нет никаких сведений о том, что их знакомство с Машковым могло произойти при каких-либо иных обстоятельствах.

Автор благодарит Анну Кирилловну Быстрову за предоставленные сведения и фотодокументы из семейного архива.

 

  1. См.: Болотина И.С. Илья Машков. М., 1977. С. 291.
  2. См.: Кировский художественный музей им. В.М. и А.М. Васнецовых. М., 2003. С. 44.
  3. См.: Русский авангард. Проблемы интерпретации репрезентации. СПб., 1998. С. 42.
  4. Автор выражает благодарность заведующей отделом русского искусства Национального художественного музея Республики Беларусь Т.А. Резник за предоставленные сведения.
  5. Болотина И.С. Илья Машков. М., 1977. С. 282.
  6. Там же. С. 289.
  7. РГАЛИ. Ф. 680. Оп. 2. Ед. хр. 1922; РГАЛИ. Ф. 2620. Оп. 1. Ед.хр. 1501.

Illustrations

И.И. МАШКОВ. Портрет Е.И. Киркальди (Дама с китаянкой). 1910
И.И. МАШКОВ. Портрет Е.И. Киркальди (Дама с китаянкой). 1910
Холст, масло. 166 × 124,5. ГТГ
Е.И. Киркальди. Фотография. Около 1910
Е.И. Киркальди. Фотография. Около 1910
Архив семьи Быстровых-Снесаревых
Е.И. Киркальди в юности
Е.И. Киркальди в юности
Фотография. Архив семьи Быстровых-Снесаревых
И.И. МАШКОВ. Автопортрет. 1911
И.И. МАШКОВ. Автопортрет. 1911
Холст, масло. 137 × 107. ГТГ
Джон Киркальди с женой
Джон Киркальди с женой
Фотография. Архив семьи Быстровых-Снесаревых
Е.И. Киркальди с мужем на Кавказе Гагры. 7 августа 1911 года
Е.И. Киркальди с мужем на Кавказе Гагры. 7 августа 1911 года
Фотография. Архив семьи Быстровых-Снесаревых
И.И. МАШКОВ. Портрет Е.И. Киркальди (Дама с китаянкой). 1910
И.И. МАШКОВ. Портрет Е.И. Киркальди (Дама с китаянкой). 1910
Фрагмент. ГТГ
И.И. МАШКОВ. Женский портрет (на фоне обоев). 1908
И.И. МАШКОВ. Женский портрет (на фоне обоев). 1908
Холст, масло. 119,4 × 81. Национальный художественный музей Республики Беларусь, Минск
И.И. МАШКОВ. Женский портрет. Голова (Е.И.Киркальди?). 1910
И.И. МАШКОВ. Женский портрет. Голова (Е.И. Киркальди?). 1910
Холст, масло. 62,5 × 53. Кировский художественный музей им. В.М. и А.М. Васнецовых
Е.И. Киркальди. Фотография. Около 1910
Е.И. Киркальди. Фотография. Около 1910
Архив семьи Быстровых-Снесаревых

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play