Москва–Варшава

Наталья Мамонтова

Рубрика: 
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПАНОРАМА
Номер журнала: 
#2 2005 (07)

Выставка «Warszawa - Moskwa/Москва - Варшава. 1900-2000» продолжает осуществление проектов, начатых в 1979 году экспозицией «Москва - Париж. Париж - Москва». В 1996 году состоялась выставка, посвященная Москве и Берлину. Таким образом «Warszawa - Moskwa» стала третьим звеном этой замечательной европейской серии. Работа над выставкой началась еще в середине 1990-х годов. Ее открытие состоялось в ноябре 2004 года в польской столице, а теперь «Warszawa - Moskwa» переехала в Россию, стала «Москвой - Варшавой» и проходит в залах Третьяковской галереи на Крымском Валу.

Выставка «Warszawa – Moskwa/Москва – Варшава. 1900–2000»
Выставка «Warszawa – Moskwa/Москва – Варшава. 1900–2000»
Дизайнер Геннадий Синев

Идея выставки принадлежит польскому искусствоведу и галеристу Петру Новицкому. Куратором проекта с польской стороны стал Центр международного культурного сотрудничества «Институт Адама Мицкевича» (концепция - Анда Роттенберг).

Главным его участником со стороны России выступила Третьяковская галерея (комиссар выставки - Лидия Иовлева). Основой выставки стало собрание ГТГ. Наряду с ней свои произведения предоставили Государственный Русский музей в Санкт-Петербурге, музеи Тулы, Нижнего Новгорода, Краснодара, Иванова. Проект осуществляется Государственным музейно-выставочным центром «РОСИЗО».

Польская часть экспозиции - результат сотрудничества многих польских музеев с Национальной галереей искусств «Захента», где и проходил первый этап проекта. В составе экспозиции произведения из Национальных музеев Варшавы, Кракова, Вроцлава, Познани, Музея современного искусства в Лодзи, музеев Плоцка, Гданьска, Закопане, Катовице и других городов Польши. Работы из своих коллекций предоставили также многие художники, коллекционеры, галереи обеих стран.

Международный выставочный проект «Москва - Варшава/Warszawa - Moskwa. 1900-2000» осуществляется под патронатом Президента Российской Федерации Владимира Путина и Президента Республики Польша Александра Квасьневского.

Залы выставкиЗалы выставки
Залы выставки. Дизайнер Геннадий Синев

Диапазон представленных произведений очень широк - это не только живопись и скульптура, но и графика, плакат, фотография, современное актуальное искусство. Экспозиция включает более 350 работ, созданных 250 русскими и польскими художниками.

Близость России и Польши и одновременно глубокая разделенность не дают возможности для олимпийского созерцания взаимных художественных успехов. Трудности реализации проекта прежде всего коренились в осознании истории наших отношений в XX столетии. Задача заключалась именно в том, чтобы найти точки пересечения, явные или скрытые. Но не менее интересными и показательными представлялись и различия. В любом случае кураторы стремились дать достаточно объективную картину развития искусства в обеих странах.

Одним из первых побудительных мотивов этой выставки был интерес к русским художникам с польскими корнями, и первыми из них по праву названы Михаил Врубель и Казимир Малевич.

В истории русско-польских художественных контактов особое место принадлежит 1890-м годам, когда группа талантливых студентов-поляков образовала в петербургской Академии художеств своего рода колонию. Ее присутствие было весьма заметным в Академии и в художественной жизни Петербурга на рубеже веков. Позже деятельность этих мастеров оживила художественную жизнь Варшавы.

Наиболее близко друг к другу художники двух стран подошли на рубеже XIX-XX веков. Творчество М. Врубеля стало источником вдохновения для многих мастеров польского символизма. Образность символизма, одинаково характерного для русской и польской живописных школ, связывает произведения В. Серова и Ю. Мехоффера, В. Борисова-Мусатова и В. Вейсса, В. Войткевича и К. Стабровского.

Одним из мостиков в русско-польских связях стал «Мир искусства». На первой выставке журнала был показан шедевр польской живописи - картина Ф. Рущица «Земля». С первых номеров в «Мире искусства» как критик сотрудничал С. Ноаковский. С. Дягилев полемизировал на его страницах с К. Стабровским.

Станислав ВЫСПЯНСКИЙ. Полония. 1894
Станислав ВЫСПЯНСКИЙ. Полония. 1894
Бумага, пастель. 320 × 193. Национальный музей, Краков

Самым влиятельным центром польской художественной жизни в конце XIX - начале XX века был Краков. И хотя выставка называется «Москва - Варшава», невозможно представить польское искусство этого времени без Кракова, как русское искусство - без Петербурга. В 1891 году в Кракове зародилось художественное движение, известное под названием «Молодая Польша». Здесь работал реформатор польского искусства С. Выспянский. С Краковом связано творчество наиболее последовательного символиста Я. Мальчевского. Объединяющей для польских художников была патриотическая тема, и поэтика символизма дала широкий диапазон возможностей для ее воплощения.

Яцек МАЛЬЧЕВСКИЙ. На одной струне (Автопортрет), 1908
Яцек МАЛЬЧЕВСКИЙ. На одной струне (Автопортрет), 1908
Картон, масло. 97 × 99. Национальный музей, Варшава

Первое двадцатилетие ХХ века и в России, и в Польше - это время художественного эксперимента, которому не помешали ни революционные движения, ни Первая мировая война.

Культурная жизнь России, характеризовавшаяся необычайной динамикой преобразований, огромным диапазоном поисков новых художественных средств, втягивала в свой поток и польских мастеров искусства, которых судьба связала в эти годы с Россией; среди них были З. Валишевский, Ф.Щ. Коварский, Б. Цыбис, В. Стшеминский.

В России, и благодаря России, обрел себя выдающийся представитель польской культуры Станислав Игнаци Виткевич (в Польше его называют Виткаци) - художник, философ, теоретик искусства, писатель, фотограф. Работы Виткевича в литературе и изобразительном искусстве родственны поискам русских представителей символизма и авангарда.

«Патриотический символизм» оставался языком польского искусства. Картина Я. Мальчевского «Полония (Аллегория Польши)», написанная в 1918 году, представляет Польшу в виде прекрасной женщины в наброшенной на плечи солдатской шинели. Именно в этом году был аннулирован раздел Польши между Россией, Австрией и Пруссией и восстановлена ее независимость.

После этого на родину уехали из России многие художники-поляки, в их числе С. Ноаковский и С. Жуковский, мастер традиционной русской школы живописи, сын ссыльного поляка, участника восстания 1863 года.

В 1922 году в Польшу уехали Владислав Стшеминский и Катажина Кобро - авангардисты, сподвижники К. Малевича, ставшие родоначальниками польского конструктивизма.

Творчество и личность русского художника К. Малевича, поляка по происхождению, оказавшего революционное воздействие на мировую художественную культуру, явилось стержнем для размышлений о судьбах и связях русского и польского искусства в XX веке и главным звеном выставки «Warszawa - Moskwa/Москва - Варшава. 1900-2000».

«Черный квадрат» Малевича перевернул художественный мир, окунув его в беспредметность, и польское творческое сознание усвоило этот переворот как глобальный. В 1927 году К. Малевич совершил поездку в Польшу и Германию. Варшава увидела работы Малевича, экспонировавшиеся в гостинице «Полония». Эта выставка Малевича стала исключительным культурным событием, оказавшим влияние на судьбу польского авангарда в XX веке.

К этому времени в Польше уже произошло утверждение авангардизма, возникла первая группа конструктивистов «Блок» (1924-1926), созданная В. Стшеминским, К. Кобро, Г. Стажевским, М. Щукой и другими, в которой происходило освоение русского опыта.

Под сенью «Черного квадрата» Малевича соединились работы русских и польских супрематистов и конструктивистов - картины Л. Поповой, О. Розановой, В. Степановой, А. Экстер, К. Медунецкого, Н. Суетина, И. Кудряшова, А. Родченко, И. Клюна, Н. Удальцовой, В. Баранова-Россине; учеников Малевича - А. Лепорской, И. Чашника; «Архитектонические» и «Унистические» композиции В. Стшеминского конца 1920-х - начала 1930-х годов; работы легендарных польских мастеров Г. Стажевского, М. Щуки, А. Пронашко, К. Подсадецкого, М. Нис-Боровяк; «Пространственные композиции» К. Кобро, созданные из раскрашенного металла в 1928-1933 гг.

Диалог польского и русского авангарда, пик которого пришелся на 1927 год (кроме выставки Малевича, в этом году состоялся еще и приезд Владимира Маяковского), закончился на рубеже 1920-1930-х годов.

Современное искусство наших стран постоянно возвращается к искусству К. Малевича, к его теориям, к личности и драматической судьбе художника. «Черный квадрат» остается модулем художественного мышления до наших дней. Работы русских и польских художников 1960-1 990-х годов, представляющих разнообразные аллюзии в отношении Малевича и Стшеминского, вошли в концепцию выставки как тема «Рефлексия по Малевичу».

В 1920-1930-е годы новое искусство в Польше представляла группа «Формисты», возникшая в 1917 году. В организованных ею выставках в 1917-1921 годах принимали участие самые значительные художники того времени, за многими художественными новациями которых несомненно стоял русский опыт. Неоклассические тенденции в творчестве Л. Следзинского, ученика Д. Кардовского по Академии художеств, сближают его с К. Петровым-Водкиным и З. Серебряковой. Заметна живописная связь П. Кончаловского и Р. Фалька с художественными исканиями А. Пронашко, Т. Неселовского, Е. Федковича.

Период между войнами стал временем, когда дороги русского и польского искусства расходятся. В России авангардизм постепенно вытесняется на обочину художественной жизни соцреализмом (об этом свидетельствуют работы Александра Дейнеки, Юрия Пименова, Федора Шурпина и др.), начинается борьба с «формализмом в искусстве». В Польше в 1930-е годы тоже произошел отход от радикальных форм художественного творчества.

Художники-авангардисты, возвратившиеся из России в Польшу, вызывали настороженное отношение как адепты коммунизма. Поэтому в Польше творчество левых оказалось менее ярким и выразительным, чем в России. Однако в 1931 году возникает «Краковская группа», опиравшаяся на традиции европейского авангардизма, опыт которой будет востребован после Второй мировой войны.

В 1920-1930-е годы русские и поляки встречались на международных выставках, где те и другие выступали очень ярко. На Международной выставке декоративного искусства в Париже в 1 925 году польский павильон был признан одним из лучших, а польские художники и мастера получили 172 награды. Успех экспозиции России на этой выставке общеизвестен. На Всемирной выставке 1937 года в Париже, где В. Мухина увенчала советский павильон скульптурной группой «Рабочий и колхозница», К. Дуниковский, один из самых знаменитых польских художников XX века, получил Гран-при.

На общем незначительном фоне польско-русских контактов существенным фактом стал обмен между Варшавой и Москвой выставками современного искусства в 1933 году. Как и теперь, местом их проведения были галерея «Захента» и Третьяковская галерея. Проект «Москва - Варшава» включает произведения некоторых художников, показанных тогда на польской выставке, - Б. Цыбиса, Л. Следзинского, Р. Мальчевского, Р. Витковского, К. Дуниковского. Это был краткий период оживления культурных связей, когда в Варшаве гастролировал Сергей Прокофьев, а в Москве - Кароль Шимановский. Но уже в 1937-1938 годах связи между нашими странами были практически разорваны.

Военная тема составляет еще один важнейший раздел выставки «Москва - Варшава». Война «польская» и война «русская» показаны по отдельности. Причиной тому стало остро ощущаемое различие в тональности отношения к войне. В московской экспозиции это проявилось в блестящем дизайнерском решении Геннадия Синева.

Русскому сердцу картины «Фашист пролетел» А. Пластова и «Письмо с фронта» А. Лактионова, «Окраина Москвы. Ноябрь 1941» А. Дейнеки и «Шинель отца» В. Попкова говорят очень много. Их художественный смысл уже далеко не определяется термином «соцреализм», их эстетические свойства перешли в иную ценностную плоскость, приняв на себя свойства народной памяти о событиях войны, став ее эпосом.

Для поляков же война - это только громадная боль. К наиболее трагическим страницам войны поляки относят и расчленение страны Германией и Советским Союзом в 1939 году, и предательство Европы, и уничтожение польских офицеров в Катыни, и Холокост, и разгром Варшавского восстания 1944 года. Во время войны большая группа польских художников погибла или попала в концлагеря. Однако искусство Польши не сдавалось. Скульптор Ксаверий Дуниковский был заключен в концлагерь в Освенциме, в котором пробыл 5 лет. Картину «Рождество в Освенциме в 1944 году» он написал позже, в 1950, и это страшное изображение елки-виселицы в огнях лагерных прожекторов стало одним из самых сильных образов выставки, одним из символов «польской» войны.

Панорама русско-польских соответствий приобретает особую сложность в послевоенные годы, когда культурная жизнь стран социалистического лагеря еще определялась политикой сталинизма.

В Польше сигналом новой культурной политики стал запрет Первой выставки современного искусства, организованной краковской «Группой молодых художников» во главе с Т. Кантором в 1948 году. Для польской истории искусства она имеет огромное значение - с нее начался отсчет современного искусства Польши.

Эталоны официальной советской культуры оказывали воздействие и на польских художников. Но социалистический реализм в искусстве Польши прожил очень недолго и не слишком активно проявил себя. Его завершением считается выставка «Против войны, против фашизма», устроенная в здании варшавского Арсенала в 1 955 году. «Арсенал» был манифестацией молодых художников за свободное искусство.

Демонстрацией определенной независимости польского искусства от общего социалистического канона явилась польская часть Выставки социалистических государств в Москве, открытая в Манеже в конце 1958 года. Модернизм стал официально провозглашаемой формулой польского искусства. Показ произведений абстрактного искусства явился причиной необычайного интереса публики и представителей художественных кругов России к польской выставке и вообще к польской культуре.

Выставка в московском Манеже в 1962 году была родственна «Арсеналу». В работах русских художников можно увидеть явный диалог с польским искусством. Изолированные друг от друга мастера России и Польши говорили на одном языке. В залах выставки «Москва - Варшава/Warszawa - Moskwa» этот символический диалог реализуется в сопоставлении произведений таких художников, как Тадеуш Кантор и Борис Турецкий, Юрий Злотников и Войцех Фангор, Николай Вечтомов и Станислав Фиалковски, Элий Белютин и Генрик Стажевский, Лев Кропивницкий и Стефан Геровски.

Однако и реалистическая концепция в творчестве молодых художников России претерпевала эволюцию. Прежде всего это поиски нового пластического языка в «суровом стиле» 1960-х годов, выдающимися вехами которого стали «Геологи» П. Никонова, «Плотогоны» Н. Андронова, «Строители Братска» В. Попкова. Так же как без картин Т. Назаренко и Н. Нестеровой нельзя представить себе живопись 1970-х годов.

Но для польской художественной реальности фигуративность, реализм, а тем более тематическая живопись оказались скомпрометированы конформизмом. Пафос польского искусства заключался в беспредметности, а затем в концептуальных поисках. Это обстоятельство стало основой существенного непонимания особенностей развития русского искусства во второй половине XX века. Преимущественный интерес к андеграунду обусловил специфическое прочтение истории нашего искусства в представлении поляков. «Другое искусство» стало основным объектом внимания.

В 1965-1966 годах в Зеленой Гуре, Сопоте и Познани прошли первые выставки русского неофициального искусства, вызвавшие огромный интерес. Участники «лианозовской» группы воспринимались как продолжатели дела русского авангарда. К этим художникам примыкает большая группа представителей советского андеграунда: Дмитрий Краснопевцев, Эдуард Штейнберг, Франциско Инфантэ, Лев Нусберг, Виктор Пивоваров, Михаил Рогинский, Вячеслав Колейчук и Владимир Вейсберг.

Зофья КУЛИК. Великолепие себя самой, версия IIIb. 2002
Зофья КУЛИК. Великолепие себя самой, версия IIIb. 2002
Фотокомпозиция. 180 × 150. Институт польского искусства ING, Варшава

Появление коллекций новой русской живописи в Польше тоже можно считать существенным фактом наших отношений (примером тому обширная коллекция П. Новицкого, участвующая в выставке).

Русские увлечения Польшей и всем польским совпадают с периодами освобожденного взгляда на мир. Этот интерес постоянно рос и подпитывался польскими кинофильмами, книгами, журналами и дисками. Поляки стали тогда для многих своеобразным «окном в мир».

Выставка «Москва - Варшава» включает инсталляцию, которая условно воспроизводит «интерьер интеллектуалов» 1960-1970-х годов в России и Польше. В «русском» интерьере звучат песни Марыли Родович и Анны Герман, висят польские плакаты, в шкафу - стопки зачитанных номеров журнала «Польша». В «польском» интерьере - песни Б. Окуджавы и В. Высоцкого, коллекция русского «самиздата», переведенного на польский, - В. Буковский, Е. Замятин, В. Войнович, Н. Мандельштам, Л. Чуковская, Н. Бердяев, «Реквием» А. Ахматовой, И. Бродский и В. Набоков, «Архипелаг ГУЛАГ» А. Солженицына. Русская культура привлекала поляков образцами несгибаемого мужества и высокого человеческого достоинства.

На протяжении 1960-1970 годов жизнь в Польше постоянно демонстрировала противостояние власти и гражданского общества. В 1981-1983 годах.

Иллюстрации

Залы выставки
Залы выставки
Залы выставки
Залы выставки
Дизайнер Геннадий Синев
Юзеф МЕХОФФЕР. Портрет жены (В загородной усадьбе). 1904
Юзеф МЕХОФФЕР. Портрет жены (В загородной усадьбе). 1904
Холст, масло. 191,2 × 83
Национальный музей, Краков
Фердинанд РУЩИЦ. Весна. 1897
Фердинанд РУЩИЦ. Весна. 1897
Холст, масло. 152 × 103
ГТГ
Филипп МАЛЯВИН. Вихрь. 1906
Филипп МАЛЯВИН. Вихрь. 1906
Холст, масло. 75,3 × 121
ГТГ
Валентин СЕРОВ. Портрет Евдокии Сергеевны Морозовой. 1908
Валентин СЕРОВ. Портрет Евдокии Сергеевны Морозовой. 1908
Холст, масло. 114 × 75
ГТГ
Ксаверий ДУНИКОВСКИЙ. Дыхание. 1903
Ксаверий ДУНИКОВСКИЙ. Дыхание. 1903
Дерево. 130 × 126 × 97
Музей К.Дуниковского во дворце Круликарня, Варшава
Михаил ЛАРИОНОВ. Кацапская Венера. 1912
Михаил ЛАРИОНОВ. Кацапская Венера. 1912
Холст, масло. 99,5 × 129,5
Нижегородский государственный художественный музей
Артур НАХТ-ЗАМБОРСКИЙ. Обнаженная с лицом в тени. 1929
Артур НАХТ-ЗАМБОРСКИЙ. Обнаженная с лицом в тени. 1929
Холст, масло. 46 х55
Национальный музей, Познань
Густав ГРОЗДЕЦКИЙ. Натюрморт с маской. 1913
Густав ГРОЗДЕЦКИЙ. Натюрморт с маской. 1913
Холст, масло. 72 × 59
Национальный музей, Варшава
Иван КЛЮН. Музыкант. 1916
Иван КЛЮН. Музыкант. 1916
Дерево тонированное и раскрашенное, крашеная жесть, целлулоид, тонировка полихромная. 96,5 × 53,5 × 19
ГТГ
Зигмунт ВАЛИШЕВСКИЙ. Господин в зеленом фраке. 1922
Зигмунт ВАЛИШЕВСКИЙ. Господин в зеленом фраке. 1922
Картон, масло. 42 × 32
Национальный музей, Варшава
Хенрик СТАЖЕВСКИЙ. Композиция. Около 1930
Хенрик СТАЖЕВСКИЙ. Композиция. Около 1930
Холст, масло. 22 × 22,5
Cобственность Петра Новицкого, Варшава
Надежда УДАЛЬЦОВА. Гитара (Фуга). 1914
Надежда УДАЛЬЦОВА. Гитара (Фуга). 1914
Холст, масло. 52,5 × 43
ГТГ
Мечислав ЩУКА. Автопортрет с палитрой. 1920
Мечислав ЩУКА. Автопортрет с палитрой. 1920
Холст, масло. 134,5 × 91
Национальный музей, Варшава
Анджей ВРУБЛЕВСКИЙ. Расстрел IV. 1949
Анджей ВРУБЛЕВСКИЙ. Расстрел IV. 1949
Холст, масло. 120 × 90
Музей Войска Польского, Варшава
Юрий ПИМЕНОВ. Новая Москва. 1937
Юрий ПИМЕНОВ. Новая Москва. 1937
Холст, масло. 140 × 170
ГТГ
Александр ДЕЙНЕКА. На балконе. 1931
Александр ДЕЙНЕКА. На балконе. 1931
Холст, масло. 99,5 × 105,5
ГТГ
Александр ЛАБАС. Метро. 1935
Александр ЛАБАС. Метро. 1935
Холст, масло. 83 × 63,5
ГТГ
Леонид СОКОВ. Сталин и медведь. 1991
Леонид СОКОВ. Сталин и медведь. 1991
Картон для мозаики. Оргалит, коллаж, масло. 214 × 153
ГТГ
Андрей ФИЛИППОВ. Тайная Вечеря. 2003
Андрей ФИЛИППОВ. Тайная Вечеря. 2003
Инсталляция. Собственность автора
Лукаш КОРОЛЬКЕВИЧ. Утро 13 декабря 1981 года. 1982
Лукаш КОРОЛЬКЕВИЧ. Утро 13 декабря 1981 года. 1982
Холст, масло. 136 × 190
Cобственность автора

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play