Баки Урманче. Мир поэтических ассоциаций

Анна Григорьева

Рубрика: 
НАШИ ПУБЛИКАЦИИ
Номер журнала: 
#2 2005 (07)

 

К 1000-летию Казани

Имя Баки Урманче (1897-1990) - одно из самых интересных открытий 25-й выставки проекта «Золотая карта России». Культовое в Татарстане, оно было почти неизвестно за его пределами. Благодаря этой выставке, произведения Урманче впервые показаны в Третьяковской галерее в ряду работ признанных классиков русского искусства.

Основоположник профессионального татарского искусства, он первым из татарских мастеров получил специальное художественное образование, но никогда не терял связи с национальной традицией, которая в зрелые годы становится в его искусстве доминирующей. Живописец, скульптор, график каллиграф, педагог - он был универсалом. В его творчестве высокое профессиональное мастерство соединилось с основами татарской национальной культуры.

Б.И. Урманче на этюдах. 1970-е
Б.И. Урманче на этюдах. 1970-е

Урманче родился в 1897 году в деревеньке Куль-Черкене в семье имама деревенской мечети. В 1913 году он приехал в Казань, чтобы заниматься в художественной школе, однако одним из вступительных экзаменов был экзамен по Закону Божьему - непреодолимое препятствие для татар, исповедующих мусульманство. Тогда Урманче отправился на Урал, воевал в Средней Азии, а в 1919 году, когда после революции этот экзамен отменили, поступил в Казанские свободные художественные мастерские, совмещая учебу со службой в армии. На следующий год художник был переведен в Москву и продолжил учебу во ВХУТЕМАСе-ВХУТЕИНе - сразу на двух факультетах: скульптурном - у Б. Королева, и живописном - у А. Шевченко. Параллельно художник посещал курсы в Институте живых восточных языков.

Окончив ВХУТЕИН, Урманче стал преподавателем Казанского художественного техникума. В это время он много писал на популярные тогда индустриальные темы, но работы той поры проникнуты не пафосом, а лиризмом. Одним из лучших его произведений является картина «У сепаратора» (1927). Сепаратор - прибор для получения сметаны и масла - воспринимался в то время как чудо техники. Однако центром композиции является фигура молодой татарки (позировала актриса Татарского академического театра, поскольку для других татарских женщин это считалось недопустимым). Образ далек от героического: женщина чувствует себя неловко - она не привыкла позировать, - и художник передает ее смущенность, простоту характера, любовь к домашнему очагу, создавая лирический образ красавицы, отвечающий национальным идеалам.

В произведениях первого казанского периода, таких, как «Портрет С. Бикбулатова» (1927), Урманче проявляет себя и как блестящий колорист: линейной графичности он предпочитает работу цветом, мастерски выстраивая форму тонкими цветовыми рефлексами. Художник увлечен созданием гармонии цветовых решений, стремится передать свето-воздушную среду. Можно сказать, что главными в его картинах являются колористическое разнообразие и утонченная цветовая гамма.

Урманче недолго оставался в Казани. В 1929 году по ложному обвинению в национализме он был сослан на Соловки. В 1933 году был полностью реабилитирован. В 1930-х годах художник живет в Москве, участвует в оформлении таких знаковых выставок, как «Индустрия социализма» и «Донбасс в живописи». Его графические работы показаны на Первой Всероссийской выставке молодых художников. В 1937 году его принимают в МОСХ.

В 1941 году, перед войной, начинается среднеазиатский период жизни художника, который длился 17 лет. Алма-Ата, где ему суждено было находиться в военные и первые послевоенные годы, Самарканд (1949-1952), Ташкент. Только в 1958 году, на седьмом десятке жизни мастер возвращается на родину, где и остается до самой смерти.

Урманче - мастер камерных сюжетов, потому графические техники были для него самыми гармоничными. Его пейзажи отличает тонкая цветовая гамма, особое, нежное отношение к природе, умение найти красоту в обыденном. В графике хорошо видна эволюция мастера: если в сериях акварелей, созданных в Башкортостане и уйгурских колхозах в конце 1930-х - начале 1940-х годов, художник еще широко использует линию, то воздушные, прозрачные акварели середины 50-х, привезенные с берегов Каспия, и книжные иллюстрации 1970-х годов написаны цветовыми пятнами.

Это, впрочем, не означает, что Урманче перестал работать линией. В поздний период творчества он достигает в линии особого мастерства и даже начинает заниматься каллиграфией как особым видом искусства.

В 1970-е годы он создает несколько серий рисунков к произведениям выдающегося татарского поэта Габдуллы Тукая (1886-1917), которого называют Пушкиным татарской литературы. За 27 лет жизни и 7 лет творческого пути Тукай сумел изменить литературный язык, систему стихосложения, и главное, отразить самосознание своего народа, неповторимость татарской культуры, соединив в своем творчестве классические системы русской и восточной литературы и национальную традицию. В этом Урманче очень близок Тукаю. Их часто сравнивают. Они и впрямь были близки - это подтверждает тот факт, что Урманче постоянно обращался к поэзии Тукая, как Тукай постоянно обращался к наследию Пушкина. Урманче создал более десятка портретов Тукая в разные годы, в том числе памятники в Казани и Ташкенте, скульптуру в Доме- музее Тукая в Кырлае, иллюстрировал его поэтические сборники и даже выполнил эскизы декораций к его поэме «Шурале», по которой было сделано несколько спектаклей и балет, поставленный не только в Казани, но и в Москве в Большом театре (1955).

Поэма «Шурале» занимает особое место в творчестве Тукая и Урман- че. Она написана по мотивам татарской народной сказки. Шурале - один из самых популярных персонажей татарской мифологии, обитатель, а в известном смысле и хозяин, леса, существо с волосатым телом, одним рогом и тремя очень длинными пальцами, которыми может защекотать человека до смерти. Шурале близок русскому лешему - он олицетворяет лес как стихию, враждебную человеку: может сбить с дороги, заманить в лес, насмерть напугать смехом. Сказка - один из самых долговечных жанров фольклора, свидетельство того, что до манихейства и ислама, утвердившихся в булгарском обществе соответственно в V и Х веках, татарам были свойственны пантеистические верования.

И Тукай, и Урманче, сохраняя специфику сказки, наполняют ее красочными деталями и звуками, полными глубокого смысла:

Ничего, клянусь на плахе,
      безобразней в мире нет:
Джин - не джин, ни то - ни это,
      человек - не человек,
Тощ, коряв, скелет скелетом,
      взгляд как угли из-под век.
Ну урод! Как будто собран
      из изогнутых корней:
Руки, ноги, плечи, ребра -
      не понятно, что кривей!..
И обидчику в кошмаре
      увидать - не дай аллах!
Рог во лбу, как будто мало
      длинных пальцев на руках!
Тьфу ты, черт, какую нечисть
      ветер носит по земле!

Этим забавным сюжетам суждено было сыграть особую роль в творчестве Баки Урманче: он многократно обращался к ним. Его рисунки отличают тонкий юмор и мастерское владение линией. В «Шурале» Урманче мы находим не только те детали, что есть у Тукая, но и те, что известны по устному творчеству. Так, в некоторых листах шурале не один, а несколько, среди шурале Урманче есть и женщины, наконец, художник любит изображать шуралят и другую лесную нечисть. Он охотно использует искусственные цвета, всегда очень яркие, жизнерадостные и часто отказывается от глубинного построения пространства, размещая цветовые пятна и линии на плоскости.

В поздний период творчества под влиянием национального искусства меняется и живопись Урманче. В его работах появляется особая декоративность. Для них характерна ясность и простота построения, использование чистых и очень ярких, звучных цветов. В поздние работы, выполненные преимущественно темперой, художник часто вводит изображение тканей с орнаментом. Его произведения напоминают татарские национальные ковры.

Скульптура занимает особое место в творчестве Урманче. Ее считают вершиной татарской пластики, но пришел Урманче к скульптуре весьма необычным путем. В институте он учился пластике профессионально, но потом почти сорок лет ею не занимался. В Казани, Москве, Алма-Ате, Ташкенте - везде, где он работал, его знали как живописца и графика, но не как скульптора. И вот на шестьдесят пятом году жизни Урманче заново открывает для себя скульптуру.

По-видимому, импульсом к этому стала работа над керамическим панно Дворца культуры медеплавильного завода на озере Балхаш (1952). По завершении которой мастер переехал в Ташкент, где создал несколько значительных скульптур, а в 1956 году, став руководителем индивидуальных художественных мастерских Ташкентского института, открыл при них скульптурное отделение.

В 1958 году Урманче возвращается в Татарию. Здесь ярко раскрывается его дарование скульптора. Одной из первых его работ стал мраморный бюст поэта Габдуллы Тукая. Впоследствии Урманче создал еще несколько портретов поэта и серии произведений на его сюжеты. За бюстом Тукая последовали портреты татарских поэтов, писателей, композиторов, ученых, среди них - портреты поэтов Мусы Джалиля, Кул Гали, Дэрдменда, Бабича, историка Ш. Марджани, артиста Г. Кариева, писателя Г. Ибрагимова.

За три десятилетия Урманче создал более 150 скульптурных произведений. При всей возвышенности, даже некоторой идеализации, созданные им образы всегда сохраняют индивидуальность. В целом скульптуру Урманче отличают эмоциональность, богатство поэтических ассоциаций, мастерство пластической композиции. Любимый материал мастера - уральский мрамор, но самые интересные, самобытные работы он создал в дереве.

Из светлой среднеазиатской чинары Урманче вырезает композиции «Сагыш» («Раздумье», 1966) и «Весенние мелодии» (1969). В «Сагыш» автор воплотил философские размышления о жизни. Конкретному образу здесь придано обобщающее звучание. «Весенние мелодии» - прямая противоположность «Сагыш». Образ девочки, держащей в руке курай (род флейты), - воплощение молодости и начала творческого пути. Эта работа очень красива: золотистый цвет дерева передает смуглый оттенок кожи девочки, мастер показывает гибкость тела и легкость пышных волос.

В 1976 году Баки Урманче в соавторстве с А. Загировым создает для Дома-музея Тукая в Кырлае четырехметровых шурале. Мастер находит смелые решения, создает экспрессивные, незабываемые характеры. Некоторые шурале, вырезанные из гладких стволов, стеснены в движениях, но полны внутренней динамики, устремлены вверх, другие сделаны из деревьев с ветками, торчащими в разные стороны, или даже из нескольких стволов и чувствуют себя в пространстве свободно и непринужденно.

100-летие со дня рождения Урманче (1997) отмечалось в Татарстане с большим размахом. Одной из улиц Казани было присвоено имя мастера, установлено несколько мемориальных досок и сооружено надгробие. В центре Казани были открыты памятник и музей Баки Урманче. Собрание музея насчитывает более 150 документов и фотографий. Каждые два года в Казани проходит конкурс работ художников Татарстана на премию имени Баки Урманче.

Иллюстрации

Б.И. Урманче. У сепаратора. 1927
У сепаратора. 1927
Холст, масло. 128,4 × 102
Б.И. Урманче. Катание на парусных лодках. 1929
Катание на парусных лодках. 1929
Холст, масло. 103 × 80
Б.И. Урманче. Портрет С.Н. Бикбулатова. 1927
Портрет С.Н. Бикбулатова. 1927
Холст, масло. 78 × 66,5
Б.И. Урманче. Иллюстрация к поэме-сказке Г. Тукая «Шурале». 1980
Иллюстрация к поэме-сказке Г. Тукая «Шурале». 1980
Бумага, акварель, графитный карандаш
Сагыш (Раздумье). 1966
Сагыш (Раздумье). 1966
Дерево. B. 72
Б.И. Урманче. Приезд Ибн-Фадлана в Булгары. 1973
Приезд Ибн-Фадлана в Булгары. 1973

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play