«У него... самобытность не потеряна»

Элеонора Пастон

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#1 2010 (26)

Персональная выставка произведений Ивана Павловича Похитонова «Чародей-художник», посвященная 160-летию со дня его рождения, открылась в Третьяковской галерее в Год Франции в России и России во Франции. Это, конечно, совпадение, но оно кажется неслучайным. Трудно назвать другого художника второй половины XIX - начала XX века, в творчестве которого настолько органично воплотились бы русско-французские связи.

Некоторые современные Похитонову художественные критики даже ставили под сомнение его принадлежность к русскому искусству. В 1918 году один из них, подписавшийся Сад Жарден, заметил: «...для нас, русских, Похитонов художник в сущности французский, да и не только для нас. Именно во французский раздел поместит его творчество будущая история искусства»1. Сам же Похитонов в 1896 году писал П.М. Третьякову: «Как себе хотите, а я все-таки русский художник, и мне грустно подумать о том, как мал и незаметен тот след, который я оставлю после себя на родине»2. Эти слова звучат как крик души мастера, желающего быть понятым и признанным соотечественниками. Похитонов, питавший «врожденное отвращение» к тому, что он называл «законченными системами»3, был, как говорил о нем Л.Н. Толстой, «самородным» художником, у которого «самобытность не потеряна»4.

Свое мнение о творчестве мастера теперь могут составить и посетители выставки, где экспонируются пейзажи, пейзажно-жанровые произведения, натюрморты, портреты из собрания музея и из коллекции О.Л. Маргания (Москва), откликнувшегося на предложение ГТГ принять участие в юбилейной выставке.

В демонстрирующихся работах предстает мир художника, глубоко чувствующего красоту и поэзию природы, умеющего выразить все разнообразие и богатство пейзажа разных стран, поэзию повседневной жизни русских, французских и бельгийских крестьян, обитателей пригородов, ремесленников и охотников.

В 1877 году 27 лет от роду Похитонов приехал в Париж, чтобы получить профессиональные навыки в искусстве. До этого он, уроженец Херсонской губернии, окончил частный пансион, гимназию в городе Николаеве, некоторое время учился в Петровско-Разумовской земледельческой и лесной академии в Москве и на естественном отделении Новороссийского университета в Одессе, служил контролером касс Одесского банка, но вынужден был оставить службу из-за необходимости помогать больному отцу в управлении имением Матреновка, где родился и провел детские годы.

Еще ребенком Похитонов увлекался рисованием, писал акварелью и маслом. Он занимался самостоятельно: копировал понравившиеся гравюры, писал с натуры украинские хатки и херсонские степи, своих близких и знакомых. Решающим поворотом в его жизни стала V Передвижная выставка, состоявшаяся в 1876 году в Елизаветграде. Искусство передвижников произвело на талантливого самоучку огромное впечатление, ему захотелось когда-нибудь самому участвовать в подобной экспозиции5, но для этого необходимо было получить профессиональное образование. Молодой человек решает отправиться в Париж. В то время он и предположить не мог, что эта поездка в силу разного рода обстоятельств окажется во много раз продолжительнее, чем планировалось.

В Париже Похитонов попадает в среду русских художников, писателей и общественных деятелей, которые в год его приезда в столицу Франции основали «Общество взаимного вспоможения и благотворительности русских художников» (среди учредителей были М.М. Антокольский, А.П. Боголюбов, И.С. Тургенев, Г.О. Гинцбург). Иван Павлович становится активным участником общества. Это открывает возможность новых знакомств в мире искусства, в частности, двери салона Полины Виардо, где он мог встречаться с виднейшими представителями французской творческой интеллигенции. Похитонов знакомится с различными направлениями живописи, тщательно изучает работы пейзажистов барбизонской школы. Необыкновенный талант русского художника, тонко чувствовавшего малейшие нюансы в жизни природы, его уникальная зоркость, позволившая обратиться к популярной в то время в Европе миниатюрной живописи, огромное трудолюбие, общительность и добросердечие привлекли к нему членов общества. Скульптор И.Я. Гинцбург писал в своих «Воспоминаниях»: «...кто больше всего тогда мне нравился, это молодой, еще только начинавший пользоваться известностью Похитонов — высокий, некрасивый, с огромной шапкой всклокоченных волос и широко расставленными глазами. При всем его преклонении перед французскими художниками-пейзажистами, он больше других оставался в душе русским. Его скромность и простота располагали всех в его пользу»6.

В это время Похитонов начинает заниматься живописью под руководством А.П. Боголюбова, педагога по призванию, всегда доброжелательно и заинтересованно относившегося к русским художникам, приезжавшим в Париж. Надо думать, что наставник — страстный пленэрист и поклонник искусства барбизонцев — советовал ученику серьезно осваивать живопись на открытом воздухе. Основным местом приложения творческих сил Похитонова в конце 1870-х — 1880-е годы становится Барбизон и его окрестности. Начинающий пейзажист стремился не только изучать живопись барбизонцев, которую он мог видеть в мастерских художников и частных коллекциях, но и освоить саму эстетику барбизонской школы. Среди созданных здесь работ на выставке экспонируется картина «После захода солнца. Барбизон» (1889, ГТГ) с эмоционально переданным переходным состоянием природы.

За пару лет до приезда Похитонова в Париж, в 1875 году по инициативе Боголюбова была создана «Парижская керамическая мастерская русских художников», просуществовавшая до начала 1880-х. Она пользовалась большой популярностью. На выставке в ГТГ впервые экспонируются шесть тарелок из коллекции О.Л. Маргания с рисунками и автографами художника, обожженных в печи этой мастерской. Непритязательные, с простыми ясными сюжетами, они дают представление о раннем пейзажном творчестве мастера.

Уже в 1878 году картины Похитонова были впервые приняты на выставку в Салон Елисейских полей, который в 1870-е годы являлся законодателем вкусов в художественных кругах Парижа. Появление здесь работ русского пейзажиста сразу же сделало его имя популярным среди парижских любителей искусства.

В 1882 году Похитонову наряду с Боголюбовым было предложено представлять русскую живопись на международной выставке, устроенной в галерее Елисейских полей Жоржа Пти, в которой предполагалось участие лучших художников Европы. Виднейшие критики того времени Альбер Вольф в «Фигаро», Эмиль Бержера в «Вольтере» и Жюль Кларти в «Тан» особо отмечали произведения Похитонова. Они отзывались о нем, как о феноменальном художнике, таланте высшего порядка, заслуживающем внимания самых требовательных знатоков. Большинство критиков особенно подчеркивали впечатление простора, которого художник достигал, несмотря на очень маленький формат картин7.

В 1882 году Похитонов начинает работать над портретом уже тяжело больного И.С. Тургенева. В дневнике писателя есть запись, относящаяся к этому времени: «Похитонов также пишет портрет — необыкновенно выходит удачно и похоже. Это — мастер! Он привозил показывать мне и Виардо картины, которые он написал нынешним летом — прелесть»8. Портрет Тургенева стал одним из первых произведений художника, попавших в галерею П.М. Третьякова.

Похитонов был наделен особым даром проникновения в жизнь природы, понимания ее тесных связей с жизнью людей, позволившим создавать глубоко реалистичные и одновременно пронзительные по своей поэтической силе пейзажи. Надо сказать, что эти качества были свойственны и русскому лирическому пейзажу настроения 1880-х — 1900-х годов, работам А.К. Саврасова, В.Д. Поленова, И.И. Левитана. Однако произведения Похитонова, очень малые по размеру, так называемые миньоны9, обладали изяществом миниатюры и присущими французской живописи строгой красотой композиционного построения, богатством и ювелирной точностью колористического решения. Именно эти отличительные особенности живописи Похитонова отмечал критик Сад Жарден: «В нем... есть строгость во всем, дивное чувство меры, крайняя точность, внутренняя монолитность, прозрачность и светлость, если так можно сказать, как пластические, так и моральные. А это именно французские качества. Этим Похитонов примыкает к барбизонской школе, мэтров которой он, впрочем, знал во время своей юности, когда прибыл в Париж»10.

Успех Похитонова во Франции был необыкновенный. Газеты отмечали, что Мейссонье, находившийся тогда в зените славы, восхищался талантом Похитонова; не раз русского художника называли «русским Мейссонье» или «Мейссонье пейзажа»11. Слух о его парижских успехах дошел и до России, свидетельством чего служит заказ Александра III в 1881 году написать несколько панно с видами местностей Болгарии, где происходили сражения во время Русско-турецкой войны 1877—1878 годов.

В 1880-е годы Похитонов некоторое время жил на Монмартре у художника Эжена Каррьера, мастерскую которого он впоследствии занял. Об этом периоде его жизни И.Е. Репин писал так: «В Париже в восьмидесятых годах прошлого столетия на высотах Монмартра, в некоем “сите” художники свили себе гнездо. Там живали Клерен (друг Реньо), Бастьен-Лепаж, Карьер, наш Похитонов и другие. Собирались, рассуждали. Главным и несомненным признаком таланта они считали в художнике его настойчивость. При повышенном вкусе он так впивается в свой труд, что его невозможно оторвать, пока не добьется своего. Иногда это продолжается очень долго: форма не дается; но истинный талант не отступит, пока не достигнет желаемого»12.

Работая в это время в основном во Франции, Похитонов не терял связи с Россией, приезжая летом в родные края. В один из таких приездов выполнена работа «Свадьба в Матреновке» (1880, собрание О.Л. Маргания). Сцена с праздничной толпой односельчан в ярких нарядах вписана в пейзаж с бескрайней херсонской степью и воспринимается как маленький островок счастья в простой жизни селян. Картина принадлежит к одному из ранних и редких в творчестве художника многофигурных жанров и, может быть, наиболее приближена к передвижническим жанровым произведениям.

Иной характер живописи, более близкий к работам барбизонского цикла, в другой картине, выполненной на родине, — «На юге России. Овцы на тырле» (1890-е, ГТГ). Выбранный художником мотив — стадо овец, отдыхающих ночью на дальнем пастбище в степи, — заинтересовал его эффектом лунного света, сочетающимся с зеленовато-серым ночным освещением, поглотившим землю, отару, избушку пастухов.

В 1882 году на выставке ТПХВ экспонировался портрет Похитонова, в котором был очень точно передан не только внешний облик модели, но и внутренний мир, «чистая, добрая душа»13, как писал о художнике создатель этого произведения И.Е. Репин. Такое впечатление Иван Павлович, его искусство производили на многих, кто с ним соприкасался. В письме к жене В.Д. Поленов упоминал о своей встрече с ним в Париже в 1889 году: «Вчера был я у Похитонова в мастерской и просидел около двух часов. Очень он мне нравится, человек с художественным чутьем и не манерист, как я думал, а с любовью добивается правды»14.

В 1880-е годы полностью складывается живописная манера Похитонова, сохранившаяся в основных своих чертах до конца его жизни. Он пишет картины на небольших подготовленных дощечках красного или лимонного дерева тонкими кистями, иногда микроскопических размеров, накладывая краски точными мелкими мазочками, использует мастихины, рыбьи кости и скальпели, пользуется во время работы лупами и специальными сдвоенными очками15. Благодаря всем этим средствам художник добивался полной законченности картины, сохраняя при этом свежесть первого впечатления.

Техника живописи Похитонова для многих оставалась загадкой. «Это какой-то чародей-художник, так мастерски, виртуозно сделано; как он пишет — никак не поймешь... Чародей!»16, — говорил Репин. Оригинальный талант Похитонова признавал Третьяков. Павел Михайлович приобрел в общей сложности 23 произведения мастера.

На выставке экспонируются несколько пейзажей, привезенных художником из поездок в город По, расположенный в юго-западной Франции на берегу реки Гава. Самый ранний из них — «Ранняя весна. По. Прачки на берегу Гавы» (ГТГ) — датируется 1885 годом. В картине, которую художник считал наиболее удачной17, развернута простая, строго уравновешенная композиция с чередованием планов, при котором достигается ощущение глубины пространства с ясными далями, мягко освещенными весенним солнцем. На переднем плане в центре изображены фигурки прачек, работающих и весело разговаривающих. Благодаря тщательно разработанному колористическому решению картины, изысканности цветовых отношений воссоздается состояние природы и радостное настроение людей в пору ранней весны.

На выставке представлен ряд охотничьих сцен, которые Похитонов создавал в России, во Франции и в Бельгии на протяжении всей жизни. С эмоциональной полнотой в них выразилась душа художника — страстного охотника и человека, влюбленного в природу. В них ощущаются мотивы «Охотничьих рассказов» Тургенева, столь любимых Похитоновым. Среди этих картин — «Охотник зимой» (1890, ГТГ), «На охоте» (1887), «Охотники с собаками» (1888), «На охоте» и «Охотник» (1900-е), «Привал охотников среди степного бурьяна» (1915, все — собрание О.Л. Маргания).

Восемь месяцев 1891 года Похитонов провел в местечке Торре-дель-Греко у подножия Везувия. Здесь он создал массу пейзажей, в которых «полуденный край» отображен во всем богатстве и разнообразии натуры. На выставке представлены две картины, привезенные художником из Италии — «Везувий» (ГТГ) и «Склон горы у Везувия» (собрание О.Л. Маргания). Пленэризм Похитонова к этому времени достигает совершенства. Мастеру подвластно не только воссоздание солнечного света, игры рефлексов, но и передача движения пронизанного светом воздуха.

Летом 1892 года Похитонов переезжает в Бельгию, живет сначала в Жюпиле близ Льежа, а затем в пригороде Льежа Брессу. Две работы художника из собрания Третьяковской галереи — «Тру-Луэт. Зимний день. Унавоженное поле под снегом» и «Тру-Луэт зимой» — датированы 1894 годом. На выставке представлены также картины 1890-х годов из частного собрания «Сад художника в Брессу, пригороде Льежа» и «Силок для воробьев. (Эффект снега)». Снег написан в них с бережным вниманием к каждому миллиметру картины. С невероятным тщанием и любовью передавал художник все особенности не только великолепного ослепительно белого снежного покрова, сияющего в утренних лучах солнца, как в картине «Равнина Брессу под снегом» (1890-е, собрание О.Л. Маргания), но и рыхлого грязно-серого, счищаемого дворниками с дороги в ненастный день, как в картине «Снег в По» (1890, ГТГ).

Романтически-пантеистическое чувство к натуре сочеталось у Похитонова со скрупулезностью и объективностью ученого-естествоиспытателя. Имея возможность постоянно наблюдать окружающие пейзажи в разное время года и суток, он изучает малейшие изменения в состоянии природы, с волшебной легкостью воссоздает в картинах бодрящую свежесть морозного воздуха, прохладу весеннего ветерка и как будто даже запахи сада в летний зной или осенней порой. Одна из таких работ — «Пригород Льежа» (конец 1890-х, собрание О.Л. Маргания) — передает приметы увядания природы в яркий, еще по-летнему солнечный день.

Пейзажи, написанные в Брессу, чаще всего населены людьми, неторопливо занимающимися повседневными делами, как в картине «Тру-Луэт. Ранняя весна» (1895, ГТГ). Иногда пейзажи пустынны, но ощущение обжитости в них не исчезает благодаря отдельным деталям, свидетельствующим о пребывании человека: веревке с бельем («Тру-Луэт. Осенний вечер», 1895, ГТГ), садовой ограды («Тру-Луэт зимой», 1894, ГТГ). Но главное — это их наполненность настроением, созвучным переживанию человека.

В 1890-е годы в живописи Похитонова все чаще встречаются жанровые мотивы с более крупными фигурами персонажей. Их лица, позы, жесты становятся явственнее. Можно распознать характер занятий изображенных, их эмоции. Эти новые свойства усиливают жизненность, достоверность представленных сцен («Прачки», 1894, ГТГ; «Весна. Пейзаж с двумя фигурами», 1890-е, собрание О.Л. Маргания).

Помимо картин, написанных в пригородах Льежа, у Похитонова есть множество работ, выполненных в бельгийском курортном городке Ла-Панн. Художник приезжал сюда обычно летом и подолгу жил в 1890-х, 1906—1913 годах и в начале 1920-х.

Свои впечатления от Ла-Панна Похитонов передал в пейзажах «Ла-Панн. Заход солнца в дюнах» и «Ла-Панн. Пляж» (оба — 1895, ГТГ), «Ла-Панн. На окраине пляжа», «Берег моря. Ла- Панн», «Ла-Панн. К вечеру», «После захода солнца. Ла-Панн» (все — 1890-е, собрание О.Л. Маргания), «Небольшая дюна вечером», «Вид из Ла-Панна» (оба — 1900-е, собрание О.Л. Маргания). В них запечатлены нежные переливы изменчивых перламутровых красок моря и бархатистых песчаных берегов, тончайшие градации бесконечно меняющихся оттенков неба. В этих произведениях цвет приобретает особую чистоту и прозрачность.

С годами мысли о принадлежности к русской культуре и необходимости более активно в ней участвовать все сильнее овладевали художником. В конце 1890-х он задумался о более длительном пребывании на родине и в 1901 году возвратился в Россию.

В 1902 году Похитонов приобрел небольшое имение Жабовщизна, находившееся в нескольких десятках километров от Минска. Размеренный труд крестьян по-прежнему остается одной из главных тем в творчестве мастера. Она представлена в двух осенних пейзажах — «Околица в Жабовщизне» (1904, ГТГ), «На краю села. Ранняя осень» (1900-е, собрание О.Л. Маргания). Художник пишет здесь и свои любимые зимние пейзажи. Среди них — картина «Зимой» (1900-е, ГТГ), с деревьями, ветки которых, покрытые снегом и инеем, больше похожи на кружево; работа «Снег» (1904, собрание О.Л. Маргания) с необъятным простором полей, покрытых белоснежным покрывалом. Внимание Похитонова привлекают также весенние проталины, появляющиеся на них первые нежные ростки травы, набухающие почки на деревьях («Ранняя весна. Проталины», начало 1900-х; «Оттепель у хлева, водопой, весна», 1900-е, оба — собрание О.Л. Маргания).

К этому времени ряд произведений Похитонова уже приобрели различные музеи и частные коллекционеры. Постепенно в России получает популярность миниатюрная живопись. В 1903 году художник принял участие в выставке «Mignon» в Санкт-Петербурге, организованной Товариществом художников. В 1904 году Иван Павлович был удостоен звания действительного члена Императорской Академии художеств, а в 1905-м, выступавший до этого на передвижных выставках в качестве экспонента, он стал членом ТПХВ. Летом того же года художник побывал в имении Л.Н. Толстого. Он написал несколько видов Ясной Поляны, портрет писателя, а также сделал массу портретных зарисовок. Толстой и Похитонов много разговаривали, обсуждали насущные вопросы времени и искусства.

В январе 1906 года художник покинул Жабовщизну и по возвращении в Бельгию поселился в Жюпиле. Здесь он по-прежнему много работал. Все чаще в творчестве мастера находят отображение уличные сценки (например, «Игра в шары», 1910-е, собрание О.Л. Маргания), где позы и жесты схвачены с меткостью художника-жанриста. В этот период Похитонов зачастую ограничивался видами из окон своей дачи («Вид на Коксид из окна. Ла-Панн», начало 1920-х, собрание О.Л. Маргания). Исключительная зоркость, с которой написаны необъятные дали, не изменила ему и теперь. Обращается художник и к мотивам своего сада в Жюпиле. Среди них — пейзаж «Летний день» (1911, собрание О.Л. Маргания), в котором запечатленная среди растений сада женщина как бы растворяется в их ароматах и многоцветье, а также картина «Яблоневые деревья в саду в Жюпиле» (1913, собрание О.Л. Маргания) с изображенными в ярком солнечном освещении деревьями в пору ранней осени. Они словно пронизаны теплым воздухом, остатком воспоминаний о лете. Это одна из последних работ Похитонова, перед тем, как он вновь в конце 1913 года приехал в Россию, где его застала война. Постоянно живя в Петербурге, Иван Павлович побывал в Жабовщизне, в родных местах в Херсонской губернии, на Кубани.

Характер живописи Похитонова, мотивы, которые он избирает для своих произведений, находят своего зрителя в России. Весной 1911 года в московской галерее Лемерсье было выставлено около 60 работ мастера. В 1915 и 1917 годах Похитонов был экспонентом выставок ТПХВ. В 1916-м на III выставке этюдов, эскизов, рисунков было представлено 11 работ Похитонова. Казалось, исполнилась давнишняя мечта художника, и его произведения нашли свое место в российской культурной жизни. Но опять обстоятельства гонят его из России.

В 1917 году после Февральской революции Иван Павлович уезжает из Петербурга на Украину, а затем на Кубань, чтобы в 1919 году покинуть Россию навсегда. В год отъезда мастер живет в станице Горячий Ключ. Здесь он пишет пейзажи с людьми, работающими в саду, в огороде, в поле, наполненные ощущением радости жизни. В них нет и намека на лишения, которые испытывал художник.

С начала 1920-х годов Похитонов поселился с семьей в Брюсселе. В облюбованных им окрестностях города написаны картины «Переулок на окраине. Бойтсфорт», «Весенние работы в Ульпе» (обе — начало 1920-х, собрание О.Л. Маргания). Они свидетельствуют о заинтересованном внимании Похитонова к живописи импрессионистов, которое ощущается в особенностях передачи световоздушной среды, в сосредоточенности на пленэрных эффектах.

Художник трудился до самых последних дней. Он умер в Брюсселе 72 лет от роду.

В 1896 году Репин писал Похитонову: «Я всегда восхищаюсь Вашими прекрасными созданиями, они навеки останутся на скрижалях нашего искусства. Мне кажется в них ясно отражается Ваша чистая, добрая душа»18. Это суждение ставит точку в спорах о национальной идентичности творчества Похитонова. Он был, безусловно, «самородным» русским художником, «поэтом кисти», глубоко воспринявшим новейшие достижения европейской живописи, что сказалось в выработанной им оригинальной технике, основанной на строгой требовательности к живописным качествам произведений. По мнению же бельгийского искусствоведа Эмиля Витмёра, Похитонов «обогатил всемирное художественное наследие, добавив прекрасные страницы в великую книгу красоты, он встал в ряд мэтров»19.

В последние годы изящные и лиричные картины мастера приобретают все большую и большую популярность. Свидетельством тому служат и многочисленные восторженные отзывы посетителей юбилейной выставки И.П. Похитонова в Третьяковской галерее.

 

  1. Цит. по: Иван Похитонов. «Чародей-художник». К 160-летию со дня рождения Ивана Павловича Похитонова. 1850-1923. М., 2010. С. 159 (Перевод избранных мест из статьи на русском языке, подписанный Сад Жарден, 1918).
  2. ОР ГТГ Ф. 1. Ед. хр. 2745. Л. 1.
  3. См.: Иван Павлович Похитонов. 1850-1923: каталог. М., 1963.С. 7.
  4. Цит. по: Зильберштейн И.С. Художник Иван Похитонов у Льва Толстого. Парижские находки // Огонек. 1978. № 37. С. 20 (далее - Зильберштейн).
  5. См.: Сахарова Е.В. Василий Дмитриевич Поленов, Елена Дмитриевна Поленова. Хроника семьи художников. М., 1964. С. 443.
  6. Цит. по: Гребенюк В.А. Иван Павлович Похитонов. Л., 1973. С. 10 (далее - Гребенюк).
  7. См.: Иван Павлович Похитонов. 1850-1923: каталог. М., 1963. С. 8.
  8. Цит. по: Гребенюк. С. 22.
  9. От французского слова mignon - крошечный.
  10. Цит. по: Иван Похитонов. «Чародей-художник». К 160-летию со дня рождения Ивана Павловича Похитонова. 1850-1923. М., 2010. С. 159 (Перевод избранных мест из статьи на русском языке, подписанный Сад Жарден, 1918).
  11. Цит. по: Гребенюк. С. 20.
  12. Цит. по: Валентин Серов в воспоминаниях и переписке современников. Т. 1. Л., 1971. С. 31 (Репин ИЕ. Валентин Александрович Серов /материалы для биографии/).
  13. Цит. по: Зильберштейн.С. 20.
  14. Цит. по: Сахарова Е.В. Указ. соч. С. 443.
  15. См.: Гребенюк. С. 50.
  16. Бакшеев В.Н. Воспоминания. М., 1963. С. 71.
  17. ОРГТГ Ф. 1. Ед. хр. 2744. Л. 1.
  18. Цит. по: Зильберштейн. С. 20.
  19. Цит. по: Иван Похитонов. «Чародей-жудожник». К 160-летию со дня рождения Ивана Павловича Похитонова. 1850-1923. М., 2010. С. 158 (Из статьи Эмиля Витмёра в «Ревю Валлон» (Льеж) от 15 марта 1924 года «Иван Павлович Похитонов»).

Illustrations

Везувий. 1891
Везувий. 1891
Дерево, масло. 11,8 × 28,8. ГТГ
Весна. Пейзаж с двумя фигурами. 1890-е
Весна. Пейзаж с двумя фигурами. 1890-е
Картон, масло. 15,5 × 24,2. Собрание О.Л.Маргания, Москва
И.Е. РЕПИН. Портрет И.П.Похитонова. 1882
И.Е. РЕПИН. Портрет И.П.Похитонова. 1882
Холст, масло. 64,5 × 53,5. ГТГ
Свадьба в Матреновке. 1880
Свадьба в Матреновке. 1880
Дерево, масло. 16 × 22,5. Собрание О.Л.Маргания, Москва
Силок для воробьев. (Эффект снега). 1890-е
Силок для воробьев. (Эффект снега). 1890-е
Дерево, масло. 27 × 21,7. Собрание О.Л.Маргания, Москва
Склон Везувия. 1891
Склон Везувия. 1891
Дерево, масло. 19 × 26,7. Собрание О.Л.Маргания, Москва
Охотники в пейзаже. 1888
Охотники в пейзаже. 1888
Дерево, масло. 12,9 × 18,1. Собрание О.Л.Маргания, Москва
Биарриц. Перед грозой. Озеро в Ландах и горелый сосновый лес. 1891
Биарриц. Перед грозой. Озеро в Ландах и горелый сосновый лес. 1891
Дерево, масло. 16,4 × 26,5. ГТГ
После захода солнца. Барбизон. 1889
После захода солнца. Барбизон. 1889
Дерево, масло. 13 × 26,9. ГТГ
Тру-Луэт. Осенний вечер. 1895
Тру-Луэт. Осенний вечер. 1895
Дерево, масло. 13,8 × 17,2. ГТГ
Ранняя весна. По. Прачки на берегу Гавы. 1885
Ранняя весна. По. Прачки на берегу Гавы. 1885
Дерево, масло. 15,6 × 26,4. ГТГ
Тру-Луэт. Зима. Вид из квартиры художника. 1895
Тру-Луэт. Зима. Вид из квартиры художника. 1895
Дерево, масло. 25 × 18,5. ГТГ
Переулок на окраине. Бойтсфорт. Начало 1920-х
Переулок на окраине. Бойтсфорт. Начало 1920-х
Дерево, масло. 26 × 19. Собрание О.Л.Маргания, Москва
На краю села. Ранняя осень. 1900-е
На краю села. Ранняя осень. 1900-е
Дерево, масло. 16,8 × 26,3. Собрание О.Л.Маргания, Москва
Вид на Коксид из окна. Ла-Панн. Начало 1920-х
Вид на Коксид из окна. Ла-Панн. Начало 1920-х
Картон, масло. 15,4 × 21,7. Собрание О.Л.Маргания, Москва

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play