Искусство русской провинции

Ирина Кулешова

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#1 2009 (22)

Состоявшаяся в Третьяковской галерее выставка «Искусство Ярославской и Костромской земель XVIII-XX веков. Поиски, находки, открытия» (25 декабря 2008 - 8 февраля 2009) была обращена ко всем любителям искусства. У одних она всколыхнула старые воспоминания о встрече с впервые показанными широкому кругу зрителей, поистине незабываемыми полотнами таких, теперь уже повсюду известных провинциальных художников, как Григорий Островский, Дмитрий Коренев, Николай Мыльников, Павел Колендас, Иван Тарханов, Ефим Честняков. Для других - как когда-то в 1970-е годы - стала открытием уникальных произведений, являющихся гордостью музеев Костромы и Ярославля и визитной карточкой самих этих городов.

По прошествии времени возможно подведение итогов многотрудной деятельности специалистов. За несколько последних десятилетий отечественное искусствознание совершило переход на качественно новый уровень; сделано немало интересных находок в региональных и столичных музеях, изданы великолепные альбомы, каталоги, опубликованы научные статьи. Но и сейчас можно с уверенностью сказать, что именно открытия костромских и ярославских портретов, картин Ефима Честнякова, совершенные московскими специалистами во главе с Саввой Ямщиковым в плодотворном творческом содружестве с музейными сотрудниками, возродили к жизни малоисследованный огромный пласт национальной культуры и спровоцировали его пристальное изучение.

Напомним о некоторых наиболее известных совместных проектах прошлых лет: «Солигаличские находки» (1973), «Костромские портреты XVIII— XIX веков» (1974), «Новые открытия советских реставраторов» (1974), «Ярославские портреты XVIII—XIX веков» (1980—1981), «Николай Мыльников» (1990). Выставки, на которых рассеянные по городам работы были собраны воедино, представили широкому кругу специалистов редкую возможность их изучения. Определяющим условием экспонирования произведений, наряду с тематическим отбором и новизной, была проведенная на высоком уровне реставрация картин, после чего они обрели вторую жизнь.

Совместная деятельность сотрудников Ярославского художественного музея — инициатора настоящего выставочного проекта и Саввы Ямщикова за долгие годы переросла в крепкую дружбу. В ней были периоды затишья, но не забвения. Эта дружба скреплена яркими событиями — выставками, совместными изданиями и подарками. Особенно незабываемым и радостным за последнее время стал 1998 год, когда Савва Васильевич преподнес в дар музею портрет великой княжны Александры Павловны кисти прославленного художника XVIII столетия Дмитрия Левицкого.

Так родился замысел экспозиции, организованной в ГТГ, — выставки-благодарности, выставки-воспоминания о былых открытиях, объединивших в одном культурном пространстве произведения искусства и людей, благодаря которым они стали известны широкой публике. И повод для нее нашелся самый подходящий — 50 лет творческой деятельности Саввы Ямщикова.

Замечательно, что идею показать давно открытые, но не ставшие от этого менее привлекательными произведения, поддержали не только наши коллеги из музеев Ярославской и Костромской областей, с которыми Ямщиков тесно сотрудничал. Дирекция и сотрудники Третьяковской галереи с энтузиазмом откликнулись на это предложение, предоставив для проекта выставочные залы Инженерного корпуса, и со своей стороны творчески подошли к созданию яркой, запоминающейся экспозиции.

Очень часто произведения искусства попадают в музеи в плохой сохранности. Так было и с большей частью работ Честнякова, и с портретами, поступившими из дворянских имений, от потомков купцов и мещан. Исследование этих уникальных полотен долгое время было затруднено из-за состояния их сохранности: потемневшего и загрязненного лака, потрескавшегося красочного слоя, потертостей и многочисленных утрат авторской живописи. Местным реставраторам удавалось сделать немногое.

Для того чтобы приоткрыть завесу тайны этих картин требовалось совершить рывок в раскрытии (в прямом и переносном смыслах) значительного количества произведений. Тогда и произошло очень важное событие в жизни Ярославских и Костромских музеев: неспешный ритм провинциальной жизни был нарушен появлением молодого, энергичного, полного новых идей энтузиаста — исследователя Саввы Ямщикова.

Искусствовед и реставратор, а более всего пропагандист искусства русской провинции, он оказал неоценимую помощь музеям. С командой реставраторов под руководством Сергея Голушкина он изучал богатейшие коллекции, выявлял ценные в художественном отношении произведения, отбирая их для будущих выставок. Такая изыскательская и исследовательская работа в фондах музеев была бы невозможна без обоюдного понимания и тесного творческого взаимодействия с местными специалистами.

Почти все отобранные картины требовали реставрации, и порой только после нее становилась очевидна подлинная художественная ценность многих работ. Именно реставраторов можно назвать первооткрывателями шедевров провинциальной художественной культуры среди множества старых потемневших холстов. Угадать значимость будущих возрожденных шедевров Ямщикову помогали интуиция, чутье исследователя, опытный глаз реставратора. Собственно, это предвидение открытий и привело его в провинцию. Реставрация произведений и подготовка выставок, на которых впервые широко было представлено провинциальное искусство Костромской и Ярославской земель, способствовали первоначальному и плодотворному изучению памятников, сбору архивного материала и изданию уникальных каталогов коллекций. За первыми выставками 1973—1980 годов последовал целый ряд новых реставрационных показов: например, «Николай Мыльников и Федор Тулов» (1990), «Ярославский портрет» (1997), публикации и исследования, заметно расширившие наши представления об отечественной культуре.

КОСТРОМСКОЙ ПОРТРЕТ

До относительно недавнего времени так называемые провинциальные портреты не были изучены, отреставрированы и не экспонировались в художественных музеях. О них знали, в музеях, главным образом исторических и краеведческих, постепенно накапливались коллекции подобных работ, но к ним не относились, как к явлению большого искусства. Только расширение представлений о культурном пространстве позволило открыть «третью культуру» (не по качеству, а по времени открытия) и осознать художественную, эстетическую ценность этих произведений. В большой степени этому способствовали именно реставрационные выставки 1970-х—1990-х годов, которым и был посвящен данный межмузейный выставочный проект.

СОЛИГАЛИЧСКИЕ НАХОДКИ

Так называлась выставка, организованная Саввой Ямщиковым в 1973 году в Москве. На ней были представлены обнаруженные В.Я. Игнатьевым в фондах Солигаличского музея Костромской области уникальные полотна кисти никому тогда не известного усадебного художника Григория Островского. Эти картины происходили из дворянского поместья Нероново, принадлежавшего знатному роду Черевиных. Отреставрированные под руководством Сергея Голушкина портреты костромских дворян предстали во всей своей первозданной красоте и поразили как зрителей, так и научную общественность яркой самобытностью, непосредственностью и тонкой поэзией образов, лаконизмом и в то же время изяществом художественного языка. Достоверных сведений о личности их создателя не сохранилось.

По версии одного из исследователей — В.М. Сорокатого — портретиста можно отождествить с Григорием Силычем Островским (1756—1814) — иконописцем и живописцем, расписывавшим ряд церквей в Великом Устюге. Он был устюжским мещанином, сыном священника, в местном цехе иконописцев не состоял.

Автор приводит доводы и архивные факты в пользу своего предположения. Так, если устюжский иконописец и нероновский портретист — одно и то же лицо, то портрет Елизаветы Черевиной 1773 года написан 16-летним юношей. Это неудивительно, поскольку в XVIII веке ремеслу обучались с ранних лет и талантливый молодой человек в столь юные годы уже мог работать самостоятельно. Молодостью автора можно объяснить и неровность исполнения портретов 1770-х годов.

Хотя не найдено доказательств связей устюжского Островского с Черевиными, данная версия подкреплена тем обстоятельством, что между Солигаличем и Великим Устюгом существовали в то время тесные торговые и культурные связи.

Интересно также исследование Е.В. Сапрыгиной, предположившей дворянское происхождение художника. По ее мнению, это может быть Григорий Островский, принадлежащий ветви, которая идет от Ивана Иовича Островского. Он был записан в родословную книгу ярославского дворянства, но унаследовал имения в Галичском уезде, куда прежде входил и Солигаличский. Поиск затрудняет то обстоятельство, что нет полных родословных списков костромских дворян Островских. Однако известно, что сестра Ивана Иовича Мавра была замужем за Черевиным. Пересечение двух дворянских родов может свидетельствовать в пользу данной версии.

ЯРОСЛАВСКИЙ ПОРТРЕТ

Кострома не была единственным городом на Волге, куда Савва Ямщиков обращал свой профессиональный взгляд в поисках неизвестных шедевров. Старинный Ярославль хранил свои сокровища, мало кому известные до той поры.

В конце 1960-х — начале 1970-х годов Ярославский художественный музей включил в экспозицию и опубликовал произведения местного живописца Николая Мыльникова, но музейщики ничего не знали о портретисте, и почти ничего — о его моделях. И таких неизвестных художников было много.

Задуманная Ямщиковым выставка «Ярославские портреты XVIII—XIX веков» из фондов музеев Ярославля, Рыбинска, Переславля, Ростова и Углича вовлекла многих сотрудников в активную работу по исследованию архивов и библиотек для выяснения всех возможных подробностей, связанных с картинами.

На момент показа выставки в Ярославле в 1980 году (в 1981-м она состоялась в Ленинграде и Москве) были собраны биографические сведения об отдельных художниках и портретируемых, определены датировки произведений. На протяжении последующих двух десятилетий поисковая работа в музеях продолжалась, появились исследования в этой области ведущих ученых страны.

В конце XVIII — первой половине XIX века в Ярославле сложились благоприятные условия для развития искусства, отражающего художественные вкусы и социальные интересы посадского населения. Горожане, в особенности достигшее высокого уровня самосознания купечество, испытывали потребность в самоутверждении, в подтверждении значимости своей сословной принадлежности. Удовлетворить это желание наиболее полно и зримо они могли, заказывая свои портреты, по примеру дворян. Подобные картины скорее походили на документальные свидетельства, отражающие положение портретируемых в обществе. Украшая дом, портреты хозяев являлись как бы воплощением незыблемости его устоев, служили показателем жизненного уровня.

Писавшие их художники были выходцами из той же городской среды. Прославляя заказчика, они не думали о личном самоутверждении, недаром среди провинциальных портретов так много анонимных работ. Как правило, изображения сопровождались надписями, сделанными владельцами на оборотах холстов. В них указывалось, кто представлен на портрете, когда этот человек родился или умер, когда сочетался браком, сколько имел детей и т. д. Иногда встречаются более развернутые тексты, трогательные («Тебя уж нет на свете; но ты во мне живешь и в память, на портрете я написал: о, мой родитель, не умрешь») или забавные («...с 24-х лет от рождения в таких летах, я вам мил и ндравом любезен, а для девушек полезен»).

Ярославский регион, может быть более, чем другие, богат мастерами, чьи имена известны и чье творческое наследие представлено большими комплексами произведений. Один из наиболее прославленных ярославских художников конца XVIII столетия — Дмитрий Михайлович Коренев (1742/1747— 1826). Сформировавшись в посадской среде ремесленных художников, он перенял навыки и традиции местной школы, обучаясь у старших собратьев по цеху, и при этом выработал свой почерк, нашел индивидуальную манеру письма. Живопись оказалась доходным занятием, и «по объявлению капитала» художник с женой «выбыл» в купеческое сословие. Однако в 1810 году «по неимению капитала» престарелый и отошедший от дел Коренев с семьей «выбыл» в мещанское сословие.

Вероятно, в течение двух лет он исполнил впечатляющую серию портретов благотворителей, написанных для открытого в апреле 1786 года в Ярославле Дома призрения ближнего. Эти картины составляют основу художественного наследия Коренева и представляют его сложившимся мастером.

Серия портретов уникальна тем, что является первой в провинции общественной портретной галереей (среди подобных галерей Москвы и Петербурга она единственная сохранилась в первозданном виде). Она явилась частью просветительских идей преобразования общества. В этой портретной галерее как бы уравниваются права и достоинство не только губернатора и купца-мецената, но и художника. Дело в том, что единственным подписным произведением серии является портрет купца Кучумова, причем подпись художника стоит на лицевой стороне холста и тем самым ставит его в один ряд с «великими мужами» города.

художника. Они отличаются изысканным колоритом, построенным на тонких сочетаниях зеленых, золотисто-желтых и розовых тонов в мужских изображениях, и серебристо-фиолетовых, пепельно-серых — в женских. Холодная цветовая гамма подчеркивает чистоту, открытость образов.

Петр Семенович Дрождин (1745?— 1805) навыки живописца получил в иконописной мастерской Троице-Сергиевой лавры, затем учился у крупнейшего портретиста Алексея Антропова в Санкт-Петербурге, позднее — у Дмитрия Левицкого. В 1785 году получил звание академика.

В его «Портрете мальчика» нашли выражение идеи просветительского гуманизма Екатерининской эпохи. Образ ребенка — «чистой доски», на которой жизни еще предстоит оставить свои письмена, — в трактовке Дрождина далек от предлагаемого временем идеала. Художник делает попытку передать сложный внутренний мир и движения чувств, отраженных в серьезном взгляде больших детских глаз.

ЕФИМ ЧЕСТНЯКОВ - ХУДОЖНИК СКАЗОЧНЫХ ЧУДЕС

Это название еще одной выставки, устроенной Саввой Ямщиковым с командой единомышленников и показанной в Москве в 1977 году в составе большой экспозиции «Новые открытия советских реставраторов». Впоследствии она проходила во многих городах и завоевала зрительские симпатии на долгие годы.

Жизнь и творчество Ефима Честнякова (1874-1961) изучены, о нем написано много статей и книг. Имя художника впервые громко прозвучало в конце 1970-х годов, когда выставки его работ прошли в Москве и Костроме, а затем в Париже, Турине, Флоренции. Несколько лет понадобилось для того, чтобы собрать и отреставрировать произведения мастера, хранившееся в деревенских избах и сильно пострадавшие. Благодаря совместным усилиям музея Костромы и московских реставраторов свыше 100 живописных полотен и несколько сотен графических листов Ефима Честнякова были возвращены к жизни.

В наивных, простых и удивительно реалистичных в своем преображении жизни полотнах этого мастера заключены тайна человеческой души, мир мечтаний и сказочных фантазий, увлекающих в загадочные и прекрасные странствия. Увидев картины Честнякова, невозможно вернуться в обыденную действительность таким же, каким был до этого: зритель почувствует себя очищенным, пробужденным к иной жизни, где правят красота, любовь и гармония.

В заключении необходимо отметить, что ретроспективная выставка «Искусство Ярославской и Костромской земель» - дань уважения многим людям, сопричастным ставшим уже знаменитыми открытиям в истории русской художественной культуры. В подготовке проекта приняли участие Государственный научно-исследовательский институт реставрации, Ярославский художественный музей, Ярославский государственный историкоархитектурный и художественный музей-заповедник; Костромской государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник; Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник, Переславль-Залесский государственный историко-архитектурный и художественный музейзаповедник; Угличский государственный историко-архитектурный и художественный музей.

Иллюстрации

Д.М. КОРЕНЕВ. Портрет статского советника Николая Ивановича Коковцова (1754–1822). Середина 1780-х
Д.М. КОРЕНЕВ. Портрет статского советника Николая Ивановича Коковцова (1754–1822). Середина 1780-х
Холст, масло. 63,5 × 50. Ярославский художественный музей
И.Я. ВИШНЯКОВ. Портрет Ксении Ивановны Тишининой (1736–1757). 1755
И.Я. ВИШНЯКОВ. Портрет Ксении Ивановны Тишининой (1736–1757). 1755
Холст, масло. 99 × 82. Рыбинский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник
П.С. ДРОЖДИН. Портрет мальчика. 1780-е
П.С. ДРОЖДИН. Портрет мальчика. 1780-е
Холст, масло. 53,5 × 44,5. Ярославский художественный музей
Неизвестный художник. Портрет купеческой семьи. Конец 1830-х – 1840-е
Неизвестный художник. Портрет купеческой семьи. Конец 1830-х – 1840-е
Холст, масло. 89,5 × 141,5. Ярославский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник
Н.Д. МЫЛЬНИКОВ. Портрет Надежды Ивановны Соболевой, урожденной Кожевниковой (около 1799–1861). 1830-е
Н.Д. МЫЛЬНИКОВ. Портрет Надежды Ивановны Соболевой, урожденной Кожевниковой (около 1799–1861). 1830-е
Холст, масло. 73,5 × 62,5. Ярославский художественный музей
Н.Д. МЫЛЬНИКОВ. Портрет Ивана Семеновича Соболева (около 1792–1873). 1830-е
Н.Д. МЫЛЬНИКОВ. Портрет Ивана Семеновича Соболева (около 1792–1873). 1830-е
Холст, масло. 73,5 × 62. Ярославский художественный музей
Н.Д. МЫЛЬНИКОВ. Портрет ярославской купчихи Прасковьи Ивановны Астаповой (1783–1843). 1827
Н.Д. МЫЛЬНИКОВ. Портрет ярославской купчихи Прасковьи Ивановны Астаповой (1783–1843). 1827
Холст, масло. 65 × 56,5. Ярославский художественный музей
П. КОЛЕНДАС (КАЛЕНДАС). Портрет Александры Петровны Темериной (1839–?), дочери переславского купца П.А.Темерина. 1844
П. КОЛЕНДАС (КАЛЕНДАС). Портрет Александры Петровны Темериной (1839–?), дочери переславского купца П.А.Темерина. 1844
Холст, масло. 110,5 × 66. Переславль-Залесский историко-архитектурный и художественный музей-заповедник
И.В. ТАРХАНОВ. Портрет Евдокии Дмитриевны Суриной (1808 – до 1845), первой жены П.М. Сурина. 1829
И.В. ТАРХАНОВ. Портрет Евдокии Дмитриевны Суриной (1808 – до 1845), первой жены П.М. Сурина. 1829
Холст, масло. 78,3 × 64. Угличский историко-художественный музей
М.А. ТИХЕЕВ. Портрет поручика морской артиллерии Александра Артемьевича Морозова (1827–?). 1849
М.А. ТИХЕЕВ. Портрет поручика морской артиллерии Александра Артемьевича Морозова (1827–?). 1849
Холст, масло. 56,5 × 46,8. Ярославский художественный музей
Неизвестный художник (монограммист ЯК). Портрет петербургского фабриканта Андрея Егоровича Ленивова с женой. 1863
Неизвестный художник (монограммист ЯК). Портрет петербургского фабриканта Андрея Егоровича Ленивова с женой. 1863
Холст, масло. 71,5 × 89,2. Ярославский художественный музей
Е.В. ЧЕСТНЯКОВ. Тетеревиный король
Е.В. ЧЕСТНЯКОВ. Тетеревиный король
Холст, масло. 71,5 × 88,5. Костромской государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник
Е.В. ЧЕСТНЯКОВ. Портрет Галины Александровны Смирновой, племянницы художника
Е.В. ЧЕСТНЯКОВ. Портрет Галины Александровны Смирновой, племянницы художника
Холст, масло. 50,5 × 37,5. Костромской государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник
Е.В. ЧЕСТНЯКОВ. Вход в город Всеобщего Благоденствия
Е.В. ЧЕСТНЯКОВ. Вход в город Всеобщего Благоденствия
Холст, масло. 64,5 × 98. Костромской государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play