«Высокая простота» искусства Алексея Шмаринова

Татьяна Кочемасова

Рубрика: 
ПОРТРЕТ ХУДОЖНИКА
Номер журнала: 
#2 2013 (39)

Nullus enim locus sinegenio est
Ибо нет ни одного места, в котором бы
не было своего гения
Сервий, Рим, IV век н.э.

art39_07_01.jpgАЛЕКСЕЯ ДЕМЕНТЬЕВИЧА ШМАРИНОВА ОТЛИЧАЮТ ТОНКОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА, ГЛУБОКИЕ ЗНАНИЯ ИСТОРИИ И ПОЧИТАНИЕ ТРАДИЦИИ, БЕРЕЖНОЕ ОТНОШЕНИЕ К НАСЛЕДИЮ, ПРИНЦИПИАЛЬНОСТЬ ТВОРЧЕСКОЙ ПОЗИЦИИ.

МАСТЕР ОТМЕТИЛ СВОЕ 80-ЛЕТИЕ ОТКРЫТИЕМ МАСШТАБНОЙ ПЕРСОНАЛЬНОЙ ВЫСТАВКИ В РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ХУДОЖЕСТВ. ПЕРЕД ЗРИТЕЛЕМ ПРЕДСТАЛИ МНОГОЧИСЛЕННЫЕ ГРАФИЧЕСКИЕ И ЖИВОПИСНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ РАЗНЫХ ЛЕТ - РЕЗУЛЬТАТ ДОЛГИХ ТВОРЧЕСКИХ ПОИСКОВ И ДУХОВНЫХ ИСКАНИЙ.

Алексей Дементьевич Шмаринов родился 4 апреля 1933 года в Москве. Его отец - выдающийся художник-график Дементий Алексеевич Шмаринов, автор многочисленных иллюстраций к произведениям отечественных и зарубежных писателей. Такие его работы, как иллюстрации к романам «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского, «Война и мир» Л.Н. Толстого, «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова, «капитанская дочка» А.С. Пушкина, -лишь часть огромного списка произведений, которые сделали Шмаринова-старшего классиком отечественного искусства графики.

Продолжать творческую линию после достигнутых Дементием Алексеевичем высот было непросто, но Алексей Шмаринов вслед за отцом устремляется в мир искусства и поступает в Московский государственный художественный институт имени В.И. Сурикова.

Окончив с отличием факультет живописи, он начал свой творческий путь как живописец, однако судьбой стала графика, станковая и книжная. Профессиональное владение графическими техниками - акварелью, литографией, линогравюрой, офортом -помогало художнику раскрыть особенности своего мировосприятия. однако какими бы материалами ни работал Шмаринов (маслом, темперой, акварелью), к каким бы видам изобразительного искусства ни обращался (живописи, станковой или книжной графике, плакату), он неизменно оставался требовательным к себе, ставя во главу угла профессионализм, глубокие знания и эмоциональное напряжение.

«Для себя основой творческого исследования считаю Божественное мироздание во всех его проявлениях. Приближение к постижению и выражение высокой простоты, мудрости и красоты мироздания в рамках естественного человеческого мировосприятия считаю высшей задачей художника», - утверждает Алексей Шмаринов.

Увидеть в природе и показать в своих произведениях божественную красоту мироздания - такую сверхзадачу ставит в многочисленных пейзажных образах Шмаринов. Подобно великому итальянскому поэту Франческо Петрарке, воспевшему образ Того, «кто мирозданье создал, показав, Что замысел Творца не знал изъяна», художник уже с молодых лет решил избрать для себя путь постижения «высокой простоты», служения идеалам прославления великого замысла Творца. он принялся воспевать высшую силу, создавая лики природы, но всегда чувствовал большую ответственность, ибо, называясь творцом, каждый художник невольно сравнивает себя с «несравненным».

«Мир вокруг нас» - не только одноименная серия литографий, но и фундаментальная тема для художника. надо сказать, что для его биографии точно подошло бы название, которое Даниэль Дефо отдал своему знаменитому роману «Жизнь и удивительные приключения...», только вместо Робинзона крузо следовало бы поместить имя Алексея Шмаринова. Его удивительные путешествия - тема, которой должны быть посвящены сотни страниц непридуманных историй, тема, которая могла бы вдохновить на создание сразу нескольких кинокартин. Причем первые свои поездки художник совершил, будучи студентом, вместе с командой ледокола «Лена». Архангельск, Диксон, новая Земля, восточносибирские острова, футбол на льду в нескольких сотнях километров от северного полюса, в одиночку по камчатке, пешком, верхом на лошади, обед на кромке кратера вулкана Авачинский... Других удивят плавания матросом на суднах Черноморского пароходства, путешествия в джунглях Восточного Пакистана, поездки в Египет, Индию, на Цейлон, путешествия по Центральной Африке. Все это -лишь несколько иллюстраций из бурной молодости Алексея Дементьевича. Среди европейских государств Шмаринов особые чувства всегда испытывал к Италии, черпал вдохновение из многих поездок по святым для каждого художника местам, однако его искусство включает в себя весь калейдоскоп событий и визуальных впечатлений.

Во многом именно путешествия раскрепостили глаз и руку художника. В его живописных произведениях, созданных по мотивам многочисленных странствий, выразительные обобщенные образы, яркие, интенсивные цвета, игра на контрасте объемов, фактур, колорита формируют живописное пространство. Благодаря этим особенностям творчество Шмаринова вписывается в общую «свежую струю» искусства 6о-х годов. Жизнеутверждающий стержень сохраняется в его искусстве долгие годы.

Живописные и графические «мысли» художника о природе, о необходимости беречь хрупкий баланс ноосферы и сегодня актуальны. Модные ныне тренды, такие как экологические проблемы, интересы устойчивого развития, очень просто, естественно и необыкновенно искренне раскрывались в искусстве мастеров старшего поколения. И Шмаринов - один из них. В своих произведениях он стремится утвердить истинность пути человека, существующего в непрерывном диалоге с окружающей средой. Наследуя художественную традицию прошлого, художник предлагает читать природу как совокупность знаков и символов, где каждая деталь может иметь особую ценность и высокий смысл. Графическая серия «Сохраним нашу землю» 1982 года наполнена ощущением тревоги, предчувствием надвигающейся угрозы. Его цветные офорты «Умирающие деревья» или «Цветок надежды» словно пронзительный крик, мольба природы о пощаде.

Главная тема для художника - Россия, которую он «исходил вдоль и поперек». А родовое гнездо, Абрамцево, где прошла жизнь нескольких поколений династии Шмариновых, - сокровенная обитель, где Алексей Шмаринов обрел себя как художник, как личность, нашел своего genius loci и где сам стал одним из хранителей благословенного покоя Абрамцева. «О светло светла и красно украшенная земля Русская! И многими красотами удивлена еси...» - эти строки из «слова о погибели Русской земли ...», часто цитируемые самим художником, являются своеобразной квинтэссенцией его творчества. Как признается Шмаринов, они «для меня соотносятся с моей малой Родиной, с землей Радонежской, с Абрамцевом - краем, освященным духовным подвигом Преподобного Сергия Радонежского, высоким творчеством лучших представителей русского искусства прошлых веков»1. Эти строки он «перевел» на язык изобразительного искусства в многочисленных акварельных пейзажах, камерных и монументальных, - своеобразных ликах русской природы, иллюстрациях особого «русского мира», его духовной полноты, нравственного содержания.

«Россия - любовь моя» - одна из масштабных серий станковых акварелей (более 160 работ), которая была показана на многих отечественных выставках и за рубежом. В ней прослеживаются главные темы творчества Шмаринова - духовный путь России, историческая память поколений. Именно такие графические серии, как «Герои русского народа XIII-XV веков» (линогравюра, 1968-1969), «Задонщина» (1977-1978, офорт), «на поле куликовом» (1978-1979, цветной офорт), «куликовская битва» (1979-1980, цветная литография), и многие другие стали классикой отечественной графики.

С 1917 года в России для многих художников обретение «дороги к храму» являлось уделом глубоко личного пространства, а православная культура, духовная традиция — запретной темой. В работах Шмаринова возникали образы святых Андрея Рублева, Сергия Радонежского, Дмитрия Донского, Александра Невского, и это становилось духовным обретением для самого художника. В поиски утраченных истоков, подлинной истории России был вовлечен и его друг, известный режиссер Андрей Тарковский, который в это же время готовился к съемкам фильма «Андрей Рублев». Пока один учил старославянский и подбирал в древних рукописях материал для графической серии «Герои русского народа», другой искал образы для своей картины. Вместе они вдохновлялись природой, «неброской красотой земли Радонежской», которая, казалось, сквозь века хранила память о прошлом, древнюю историю Руси. Именно Шмаринову Тарковский предлагал роль Андрея Рублева — в нем он увидел образ художника, постигающего таинство божественной силы. Но уговорам друга Алексей Дементьевич так и не поддался, продолжив создавать свои картины о русской истории.

Художник и составитель, автор целой серии фундаментальных исторических сборников «Рассказы русских летописей и воинские повести XIV-XVI веков» («Кто с мечом», 1973, 1975; «На поле куликовом», 1980; «Россия героическая», 1988), Шмаринов постепенно становился знатоком древнерусских летописей. Эти издания были отмечены многими отечественными и зарубежными наградами, признанием профессионалов. «...Они лаконичны и вместе с тем украшены, прозаичны и одновременно ритмичны, посвящены эпическим темам, но подходят к ним с сильным лирическим чувством... - так охарактеризовал академик Дмитрий Сергеевич Лихачев иллюстрации художника к произведениям древнерусской литературы. - Если Ваши иллюстрации и не похожи на произведения древнерусской живописи (да и не надо, чтобы они были похожи)..., зато они воспроизводят наиболее характерную черту древнерусской литературы: ее лаконизм и "геральдичность"»2.

Действительно, Шмаринову удалось сформировать свой пластический язык, взяв за основу образы культуры Древней Руси. При этом он смог соединить многовековую традицию религиозного искусства и собственный взгляд на «сакральную геометрию» и одновременно выразить притягательность той самой «высокой простоты».

«Высокой простотой» отмечены и образы русской природы в пейзажах Алексея Шмаринова, наполненных особым внутренним светом. В них зритель не только наслаждается воздушным, прозрачным, словно дышащим колоритом, но и неизменно погружается в царство гармонии, умиротворения, тишины. А когда художни к принимался за создание иллюстраций к произведениям русской и мировой литературы, он снова открывал «высокую простоту» человеческих чувств, душевных терзаний, вечных тем. При этом ему всегда свойственны исключительно широкий взгляд на мировую культуру, ее духовные ценности. Среди его работ в книжной графике — иллюстрации к памятнику грузинской литературы поэме Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». В какой-то степени эту работу можно считать своеобразным посвящением супруге Карине Николаевне Шмариновой, по отцу имеющей грузинские корни. В счастливом браке они прожили более полувека, вплоть до ее кончины в 2012 году. Талантливая актриса, блистательная княжна Мери из одноименного фильма, она посвятила свою жизнь любимому супругу, детям и внукам, став музой, «ангелом-хранителем», верным другом.

Именно поэтому единственная работа, которой могла бы открываться экспозиция, конечно, портрет Карины Шмариновой. Само название «Абрамцево. Карина в ожидании первенца» (1955) говорит о том, что для семьи Шмариновых святость Абрамцева - главная доминанта их судьбы.

Творчество Алексея Дементьевича в разные годы имело успех за рубежом. Этим и по сей день может похвастаться не каждый российский художник. Персональные выставки Шмаринова с большим успехом в разное время проходили в Германии, Австрии, Франции, Чехии, в ряде азиатских государств. Их география обширна - Берлин, Штраубинг, Ландсхут, Пассау, Висбаден, Франкфурт, Мюнхен, Прага, Вена, Париж, Атланта, Аликанте, Аддис-Абеба, Бейрут, Багдад, Дамаск. Сегодня работы А.Д. Шмаринова находятся в собраниях Государственной Третьяковской галереи, Государственного Русского музея, Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина, в других крупнейших музеях России, в ряде музеев и частных собраниях стран СНГ, Германии, Франции, сША, Австрии, Японии, Италии, Норвегии и многих других.

Среди внушительного списка зарубежных и отечественных званий и наград Алексея Дементьевича - Народный художник России, лауреат Государственной премии РСФСР, действительный член, член Президиума Российской академии художеств, кавалер ордена Почета, ордена преподобного Сергия Радонежского; «за вклад в искусство» удостоен международной награды «Золотой лавр» общества деятелей искусств Австрии «Кюнстлер-хаус», серебряной медали премьер-министра Баварии Франца Иозефа Штрауса, обладатель премии имени знаменитого немецкого коллекционера Петера Людвига, член-корреспондент общества художников Австрии, член-корреспондент интернационального Мюнхенского пресс-клуба. «Алексей Шмаринов - кто он, национальная гордость или скорее гражданин мира?» - задается вопросом немецкая газета «Штарнбергер Меркур». Наверное, оба утверждения окажутся справедливыми.

Судьба подарила художнику незабываемые встречи с выдающимися деятелями мировой культуры XX века, среди имен достаточно назвать Карло Леви, Дюка Эллингтона, Ренато Гуттузо... Часто именно успех международный в какой-то степени подгонял и официальное признание на родине, однако сам художник мало придавал значения всему этому, видя главное предназначение в служении искусству.

Алексей Дементьевич внес свой весомый вклад в развитие отечественного художественного образования, сохранения культурного наследия. Наряду с другими членами Российской академии художеств он принимал активное участие в работе комиссии по художественному убранству храма Христа спасителя в Москве, всегда искренне и последовательно отстаивал уникальное историко-культурное и природное наследие горячо любимого им Абрамцева.

С 1997 года Шмаринов руководит творческой мастерской графики Российской академии художеств в Москве. Как член Президиума Российской академии художеств, он многие годы курировал Московский академический художественный лицей.

Сегодня, когда в море течений, «измов», поисков, кажется, невозможно устоять от соблазна и то и дело возникает желание пуститься в эксперименты, Алексей Шмаринов остается верен самому себе, избранному пути, видя в нем не только незыблемую профессиональную основу, но и некий духовный стержень, своеобразную константу.

«...Я проживаю свою творческую жизнь, пытаясь следовать высоким традициям русской реалистической школы», - признается художник, называя себя «реалистом». В наше время это действительно смелый поступок, ведь отстаивать «реализм» нынче не модно, не «актуально», можно прослыть ретроградом и закостенелым консерватором. Однако мастер подобных упреков не боится. Жизненный и творческий опыт подсказывает ему другую точку зрения, которая не сводится к стремлению сузить рамки дискуссии до конфликта личностей и творческих групп, борьбы интересов. он принадлежит к тем художникам, как отечественным, так и западным, которые не стремятся выбрасывать реализм на свалку истории, а пытаются проанализировать это явление как один из феноменов творческого процесса.

«В наши дни, когда так много говорилось об упадке религии, искусство превращается в набор технических приемов, чем-то похожих друг на друга методов, и, несмотря на все это, оно не в силах сотворить чудо, то есть дать нам взамен новое идейное содержание» - эти слова принадлежат великому Марку Шагалу, они прозвучали в его докладе «Искусство и жизнь» в Чикагском университете еще в марте 1958 года. Шагал говорил: «Эти приемы, эти методики - часть искусства наших дней. По сути, это все тот же древний реализм. С той лишь разницей, что вместо тщательного воспроизведения всех положений и деталей, тел, лиц, деревьев, объектов, как это делали старые мастера, сейчас воспроизводят, причем с куда меньшей точностью, другую информацию об объектах и материале - найденную на стенах, на тротуаре, на мостовых и даже на приборном стекле микроскопа. Но это тот же самый реалистический метод»3.

Так стоит ли бежать от принципов реалистической школы или необходимо проявить больше интереса и уважения к урокам наследия, к пониманию классики, опираясь на лучшие ее образцы. Возможно, стремление создать догму, сотворить кумира, а позже страстное желание низвергнуть воспетое ранее мешают подчас просто принять и полюбить прошлое, увидеть в нем нравственную силу.

Как всякое «дитя» XX века, Алексей Дементьевич Шмаринов пережил и испытал многое, но он и сегодня остается образцом благородства, интеллигентности, истинного служения искусству, личным примером доказывая, что умение любить жизнь, людей и прощать остается главным способом сохранения души и подлинной свободы.

«Я занимался любимым делом. В единственной и руководящей не состоял. В стаю единомышленников не сбивался и гонениям не подвергался.

Эту альтернативную часть моей жизни я воспринимаю как некое чудо, божественное покровительство, дивный сон с продолжениями и, перекрестившись, благодарю Всевышнего, отправляясь в уединение в свою мастерскую к своим работам и надеждам»4 - эти слова Алексея Дементьевича Шмаринова являются лучшим эпиграфом к его жизни и творчеству.

  1. Шмаринов А. Абрамцево - судьба моя. сПб., 2013. с. 120 (Далее - Шмаринов).
  2. Там же. с. 9.Из письма Д.С. Лихачева А.Д. Шмаринову.
  3. Шагал М. об искусстве и культуре. М., 2009. с. 251.
  4. Шмаринов. с. 121

 

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play