ОТЕЦ ГОРОДА. Иван Айвазовский и Феодосия: история взаимоотношений

Дмитрий Лосев

Рубрика: 
ФОНД «ГРАНИ» ПРЕДСТАВЛЯЕТ
Номер журнала: 
#1 2017 (54)

Картина осталась незавершенной

Та последняя в его жизни весна 1900 года ничем особенным в родной Феодосии не отличалась. В конце марта город оделся в легкую зелень, цвел нежный миндаль, вдоль Екатерининского проспекта в бирюзовое небо тянулись молодые тополя. У его знаменитого дома-галереи пыхтел паровоз, перевозивший вагонами в коммерческий порт пшеницу. Неподалеку, у «мостика вздохов», рабочие мастерили первые городские купальни. На улице Итальянской владельцы фешенебельных магазинов обновляли рекламные вывески...

В Феодосию Айвазовский приехал в начале апреля. «Это чувство или привычка - моя вторая натура. Зиму я охотно провожу в Санкт-Петербурге... Но чуть повеет весной - и на меня сразу нападает тоска по родине, меня тянет в Крым, к Черному морю»[1], - говорил художник.

Пребывание в столице было отмечено в марте большой персональной выставкой[2]. Как оказалось - последней. Высоко оценивая творчество мастера и его значение в развитии русской живописи, Императорская Академия художеств 18 марта приняла решение об установлении персональных стипендий имени Айвазовского. Предназначались они для талантливых молодых людей из Феодосии и уезда, которые желали бы получить художественное образование.

По приезде в родной город Иван Константинович быстро вернулся к привычному распорядку феодосийских дней, провел несколько важных встреч, начал подготовку к задуманной поездке в Италию. «Я очень много в этом году написал. 82 года заставляют меня спешить», - сообщал маринист Николаю Кузьмину, своему биографу. Мечта художника вновь увидеть любимые итальянские города, казалось, уже начала осуществляться: «Я твердо решил в этом году ехать в Италию и теперь мечтаю об этой поездке в Рим и Неаполь, где проведу месяца три осенью и зимой. Здесь в 1841 году положено начало моей европейской славы, и теперь, через 58 лет, я надеюсь там поработать, как... в пору юности и надежд, только удивлю ли неаполитанцев... так же теперь, как тогда...»[3].

В своих творческих помыслах великий маринист был привычно юн. Он всегда много работал. Беспримерное трудолюбие Айвазовский проявлял даже на девятом десятке лет своей жизни. Утром 18 апреля он писал картину «Взрыв корабля» (1900, ФКГА[4]) - один из эпизодов греко-турецкой войны. Для завершения полотна было необходимо еще несколько часов. Этим художник планировал заняться на следующий день[5]. После обеда совершил обычную прогулку, до позднего вечера был в гостях. Ночью художник скончался - почти мгновенно. Картина «Взрыв корабля» так и осталась незавершенной[6].

На рассвете 19 апреля (2 мая по новому стилю) весть о смерти Айвазовского разнеслась по Феодосии. О том, что умер великий русский маринист, тут же сообщили все крупные газеты России. Осознание же того, что ушел из жизни «отец города», гражданин, патриот, равного которому в истории Феодосии не было, пришло несколько позже.

Три дня феодосийские храмы колокольным звоном оплакивали уход Ивана Константиновича. Большой зал картинной галереи, где проходило прощание с первым Почетным гражданином города, был заполнен множеством погребальных венков. Три дня в картинную галерею шел народ, чтобы почтить память Айвазовского. В Феодосию прибыли делегации, в том числе из армянских диаспор. Панихиду в день похорон, 22 апреля, совершил епископ Хорен Степанян.

Траурная процессия протянулась от дома Айвазовского до средневековой армянской церкви св. Саркиса, в ограде которой и состоялось погребение. Траурными вуалями были покрыты фонари на близлежащих улицах. А сама дорога была усыпана цветами. Участие в похоронах принял местный гарнизон, воздавший покойному воинские почести - факт, по тем временам исключительный.

 

«Для будущего светлого, благодатного... »

С тех печальных дней 1900 года прошло более столетия: срок достаточный для понимания места Айвазовского в истории русского и мирового искусства. Еще при жизни художника Иван Крамской, словно предвосхищая сдержанные отзывы, писал: «Айвазовский, кто бы и что бы ни говорил, есть звезда первой величины...»[7]. Судьба одарила его блистательным талантом живописца, дала прекрасное образование, шестьдесят лет творческого труда, признание.

Любовь к Айвазовскому непреходящая. Интерес к его неподражаемым полотнам пробуждается у многих еще со школьных лет, когда в учебниках «Родной речи» взгляд останавливается на репродукции «Девятого вала». Позже знакомство с творчеством мариниста продолжается в Третьяковской галерее и Русском музее. А если кому-то удастся побывать в Феодосии, то в картинную галерею, построенную самим художником, желание зайти - это своего рода зов сердца. Сегодня здесь сосредоточено самое большое собрание произведений Айвазовского - более четырехсот (из них живописных - 141)[8]. По завещанию Ивана Константиновича галерея в 1900 году перешла в дар городу.

«Мое искреннее желание, - писал художник, - чтобы здание моей картинной галереи в городе Феодосии со всеми в ней картинами, статуями и другими произведениями искусства, находящимися в этой галерее, составляли полную собственность города Феодосии, и в память обо мне, Айвазовском, завещаю <галерею> родному городу...»[9].

О творческом пути великого мариниста, его работах известно многое. Гораздо меньше любители живописи знают о его добрых делах на благо родного города. Между тем в истории русского изобразительного искусства это, пожалуй, единственный яркий случай, когда художник проявил себя еще и как крупный благотворитель, выдающийся общественный деятель. На протяжении всей жизни Айвазовский жертвовал свои сбережения на развитие родного края. Имея возможность жить и работать в Санкт-Петербурге и Москве, остаться в Италии или иной европейской стране, он связал свою жизнь с родной провинциальной Феодосией.

Айвазовский верил в большие возможности города. Вот какое высказывание художника находим на страницах журнала «Русская старина» за 1881 год: «Потому ли, что душа моя лежит к дорогому для меня месту моего рождения и детства или в силу знаменательного стиха: «дым Отечества нам сладок и приятен», но в туманной дали годов я вижу Феодосию чистеньким, опрятным городком, <...> не скудным задатками для будущего светлого, благодатного - в чем я уверен»[10].

В его представлении именно такой должна была стать его малая родина. Своим примером служения городу он доказывал, что Феодосия достойна лучшего к ней отношения; и благоустройство, развитие города, экономическое процветание во многом зависят от желания и каждодневных трудов самих горожан.

 

Торжество Феодосии

Журналист Василий Силович Кривенко, отдыхавший у Айвазовского, подробно и ярко описал свои феодосийские наблюдения: «Живой, общительный был хозяин Иван Константинович. Скучать было некогда. У Айвазовского бывал весь город. Двери дома ежедневно широко, гостеприимно распахнуты. Свою родину, маленькую Феодосию, он любил. Местные обыватели, сколько приходилось слышать и самому наблюдать, платили ему тем же, гордились им. Иван Константинович царил здесь как ветхозаветный патриарх. И мало того, что сам любил город, он обладал удивительной способностью вливать это же чувство в сердца приезжих, как случайных посетителей Феодосии вроде меня, так и разных важных служебных персон и общественных деятелей, от влияния которых немало зависело благосостояние города. Айвазовский водил гостей и по набережной, и по всем закоулкам. Строил проекты будущих улучшений: устройство порта, проведение железной дороги, проложение из дальних источников водопровода, облесение гор. Люди, чуждые Феодосии, постепенно, незаметно погружались все больше и больше в интересы Феодосии, становились верными союзниками Айвазовского в его хлопотах»[11].

Больших стараний художнику стоило решение правительства о сооружении в Феодосии крупного коммерческого порта. Поначалу к проекту феодосийской общественности серьезно не отнеслись, и вопрос был решен в пользу Севастополя. Узнав об этом, художник отправился в столицу и в Морском министерстве доказал преимущества Феодосии. Так эту историю рассказывают современники великого мариниста. Как бы там ни было, властями проект был пересмотрен, в Феодосии началась колоссальная стройка.

В 1894 году Айвазовский создал полотно «Торжество Феодосии». Этот большой холст «размером 4 на 3 аршина» он подарил Феодосийскому общественному собранию. На картине волны бушующего моря разбиваются о высокую скалу, на которой изображена женщина в развевающихся белых одеяниях. В руках у нее флаг - им она отгоняет вьющуюся стаю черных птиц. Аллегорический сюжет, по замыслу художника, отражал победу над темными силами - над теми, кто препятствовал развитию Феодосии и, в частности, строительству порта, столь важного для города[12]. В 1891-1895 годах порт был возведен. С его появлением город стал стремительно развиваться. Судьба же картины сложилась трагично: в октябре 1905 года она погибла во время пожара в Городской Думе[13].

Немало хлопотал Иван Константинович о проведении железной дороги, которая связала бы Феодосию с Центральной Россией. Строительству ветки от станции Джанкой способствовало появление в городе первоклассного коммерческого порта. Этому событию художник посвятил большую картину «Первый поезд в Феодосии» (1892, ФКГА), написанную задолго до официального завершения строительных работ.

 

«...Воду провел в фонтан из своего источника быстрого»

Нужды горожан Айвазовскому были известны хорошо. Зная о тяжелом положении жителей окраин, страдавших от нехватки воды, в 1887 году художник передал городу из своего имения Субаш «в вечную собственность 50 000 ведер в сутки чистой воды». Благодарные феодосийцы в ознаменование щедрого дара установили на городском бульваре в 1890 году фонтан-памятник «Доброму гению».

На пьедестале возвышалась изящная бронзовая скульптура женщины, в руках у которой - раковина. Вода из раковины струилась в каменную чашу, а из нее попадала в бассейн. Рядом расположили увенчанную лаврами палитру с названием фонтана. Феодосийские старожилы рассказывали, что в бронзовой фигуре узнавалась Анна Никитична Айвазовская, жена великого мариниста: дело в том, что официальным дарителем была именно она. Уже в советские годы скульптура была перенесена с бульвара в городской сад к генуэзской башне св. Константина. В годы Великой Отечественной фонтан был разрушен. Восстановленный в 2004-м, он вновь стал достопримечательностью старинного города. Новый памятник отличается от прежнего колоннадой и надписью: «Великому Айвазовскому и ученикам его - благодарная Феодосия».

За два года до установки фонтана «Доброму гению», в 1 888 году, на Ново-Базарной площади появился фонтан, получивший имя Айвазовского. Исполнен он в восточном стиле в виде каменной прямоугольной призмы, покрытой шатровой деревянной крышей с ажурным карнизом[14]. Фонтан построен по проекту и на средства самого художника. Сохраненный временем, он и сегодня напоминает о благом деле Айвазовского, а еще воскрешает в памяти народную песню-благодарность. Ее можно было слышать в городе еще в 1930-х годах:

Айвазовский поставил фонтан
Из мрамора чистого,
Айвазовский воду провел в фонтан
Из своего источника быстрого.
Посмотрите, как вода бежит,
Послушайте, как струя журчит,
Выпейте воды, пожалуйста,
Вспомните Ивана Константиновича..[15]

Еще до открытия фонтана Городская Дума постановила назвать его именем императора Александра III. Через министра внутренних дел обратились к императору, чтобы тот дал согласие. Однако «Его величество повелел назвать фонтан моим именем, - писал Иван Константинович. - Фонтан в восточном стиле, так хорош, что ни в Константинополе, ни где[-либо] я не знаю такого удачного, в особенности, в пропорциях»[16].

Название фонтана было закреплено Высочайшим Указом от 25 августа 1888 года[17]. 18 сентября установили мраморную памятную доску: «Фонтан И.К. Айвазовского. 18.IX.1888». О первоначальном названии - «Фонтан Императора Александра III» - ныне напоминают сохранившиеся фрагменты доски с несколькими выбитыми на ней буквами.

В 1896 году напротив фонтана вознесся на пьедестале памятник царю-миротворцу. С его установкой площадь получила название Александровской. Монумент был сооружен по инициативе Айвазовского и на пожертвования, им собранные[18]. Юрий Андреевич Галабутский (1863-1928), в то время преподаватель Феодосийской мужской гимназии[19], в своих мемуарах рассказывал о таком эпизоде: воспользовавшись приездом в Феодосию знаменитых тогда солистов Мариинского театра Николая и Медеи Фигнер, «Айвазовский пригласил артистическую чету дать один концерт в его галерее. Концерт собрал многочисленную публику, и вся сумма сбора пошла на устройство памятника, а концертанты получили в подарок по картине; эти картины во время концерта были выставлены на эстраде»[20].

 

Картинная галерея и Музей древностей

Выставочный зал в Ялте, дом и летняя мастерская в имении Субаш, собственный дом и мастерская на Екатерининском проспекте в Феодосии - все эти строения были сооружены по проектам самого художника.

Дом Айвазовского, ставший позже частью единого архитектурного ансамбля Феодосийской картинной галереи, - одно из красивейших зданий города. Он построил его в 1846-1847 годах на берегу моря. Тогда это была окраина старой Феодосии. Дом напоминал итальянскую ренессансную загородную виллу. Нарядный главный фасад украшен скульптурами античных богов. На балконе над входом установили фигуры крылатых грифонов. Сначала возвели левую и центральную части виллы, затем было пристроено правое крыло. В 1880-м на улице, которую позже назовут Галерейной, к своему дому маэстро пристроил Большой выставочный зал.

В 1904 году писатель Николай Николаевич Лендер рассказал о встречах с художником и делился мыслями о поездке в Крым уже после его кончины: «Два имени: «Айвазовский» и «Феодосия» давно стали родственными. <...> В Феодосии каждый шаг связан с именем Айвазовского: на берегу бульвар Айвазовского, в соборе его большая икона, каждый пароход доставляет многочисленную публику к дому Айвазовского в картинную галерею, помещающуюся при этом доме. Эта галерея оставлена художником городу Феодосии с весьма значительным, заключающимся в ней художественным богатством. Галерея дает некоторый доход в пользу бедных Феодосии, так как художник завещал плату за посещение галереи феодосийским беднякам»[21].

Перед домом Айвазовского, где раньше был разбит небольшой сад, стараниями директора галереи Николая Степановича Барсамова[22] был воздвигнут памятник Айвазовскому. Его автор - замечательный петербургский скульптор Илья Яковлевич Гинцбург. Средства на создание памятника собирали по подписке. Скульптура, отлитая в бронзе в 1914 году в Петрограде, в 1917-м экспонировалась на выставке в Императорской Академии художеств. В Феодосии памятник был установлен уже в советское время, в 1930 году, к 50-летию открытия картинной галереи[23]. На его постаменте - лаконичная надпись: «Феодосия - Айвазовскому».

В 1871 году Иван Константинович на собственные средства построил новое здание Музея древностей. Возвышалось оно на горе Митридат, у подножия которой находился дом, где художник родился. Айвазовский очень тонко уловил, в каком стиле здесь, на вершине горы, необходимо возвести строение, чтобы оно стало архитектурной доминантой города. Работы были поручены профессору Императорской Академии художеств Александру Ивановичу Резанову. Академик архитектуры справился с проектом блестяще. Внешне музей напоминал колоннаду афинского Акрополя, словно возвращал феодосийцев во времена основания древнего города. К сожалению, здание в период Великой Отечественной войны было разрушено.

 

«Вы мне улицу портите!»

Айвазовский всегда проявлял живой интерес к архитектурному облику Феодосии. Именно он в 1880-х годах рекомендовал знаменитому петербургскому журналисту и книгоиздателю Алексею Сергеевичу Суворину место для постройки его дачи на феодосийском морском берегу.

Владелец крупнейшей национальной газеты «Новое время» остался доволен выбором Айвазовского и просил его курировать строительство. Иван Константинович ответил согласием, и уже в 1888 году здание было возведено. Художник считал его украшением берега: со стороны моря дача Суворина напоминала старинную крепость в восточном стиле - с арочными окнами, изящными куполами[24]. Именно здесь, в гостях у Суворина, в 1888, 1894 и 1896 годах жил Антон Павлович Чехов[25].

Без преувеличения можно сказать, что все важные постройки в Феодосии находились под надзором Айвазовского.

Характерный случай из жизни художника описал в своих мемуарах Юрий Галабутский: «Однажды зимой Айвазовский, по обыкновению, уехал на некоторое время в Петербург. При возвращении, как обычно, за две-три станции от Феодосии его встречали наиболее близкие к нему лица и тотчас же сообщали все городские новости, которые И.К. выслушивал с живейшим любопытством. И он узнает, что обыватель Н. строит на главной улице - Итальянской - дом; постройка уже начата в отсутствие И.К., и дом будет одноэтажный. И.К. заволновался ужасно: одноэтажный дом на главной улице! Тотчас по приезде, не успевши отдохнуть с дороги, он зовет к себе обывателя Н. Тот, разумеется, немедленно является. «Вы строите одноэтажный дом? Как вам не стыдно? Вы богатый человек, что вы делаете? Вы мне улицу портите!». И обыватель Н. покорно изменяет план и строит двухэтажный дом»[26].

 

Феодосийские находки - в античную коллекцию Эрмитажа

Одним из первых Айвазовский начал в Феодосии археологические раскопки[27]. Прежде всего им руководило желание обнаружить материальные доказательства древности родного города, его принадлежности к важным культурным центрам античного мира. В апреле 1853 года он получил от Министерства уделов полторы тысячи рублей для археологических работ, а также необходимые инструменты[28]. Надзор за раскопками Иван Константинович поручил своему племяннику Левону Мазирову, для работ нанял феодосийских земледельцев. К раскопкам курганов на склонах горы Тепе-Оба приступили в конце июня.

О результатах археологических работ Айвазовского хранитель Музея древностей Евгений Францевич де Вильнёв сообщал 26 ноября в Одесское общество истории и древностей: «Вскрыто 22 кургана[29]. В большинстве из них найдены лишь разбитые амфоры, пепел, уголь и жженые кости. В четырех курганах обнаружены следующие предметы: золотые ожерелья, серьги, женская головка, цепочка со сфинксом, сфинкс с женской головой, головка быка, пластины; серебряные браслеты; глиняные статуэтки, медальоны, сосуды и саркофаг; серебряная и бронзовая монеты»[30].

Свои лучшие находки Айвазовский направил в Императорский Эрмитаж[31], где они до сих пор украшают античную коллекцию знаменитого музея.

Доктор исторических наук Элеонора Петрова подводит главный итог археологическим работам Айвазовского и его современников: раскопки «погребений курганного некрополя античной Феодосии V-III веков до новой эры принесли вещественные доказательства того, что на месте средневековой Каффы и Феодосии XIX столетия некогда располагалась та самая эллинская Феодосия, о которой писали античные авторы и которую до того безуспешно искали в различных местах Крыма. Обнаруженные раритеты вызвали всеобщее восхищение и способствовали пробуждению интереса к археологии и историческому прошлому города»[32].

Археологические раскопки античной Феодосии, установка величественного памятника императору Александру III, устройство в городе публичной библиотеки, возведение Музея древностей на горе Митридат и фонтана А.И. Казначеева на Базарной площади, строительство концертного зала, заботы о городских храмах, для которых были написаны картины на библейские темы, - все это добрые дела феодосийца Ивана Константиновича Айвазовского. В истории города не забыты его участие во множестве благотворительных организаций, попечительских советах учебных заведений и, конечно, открытие в 1880 году картинной галереи - первого провинциального художественного музея в России.

...Когда-то у стен старинной церкви св. Саркиса - святыни крымских армян - существовало небольшое кладбище, на котором свой последний приют находили известные в городе люди. Ныне здесь сохранился лишь склеп Айвазовского. Над ним - памятник в виде саркофага, высеченного из цельного куска белого итальянского мрамора, и надпись на армянском языке: «Рожденный смертным оставил по себе бессмертную память»[33].

 

  1. Крымский альбом 1997: Историко-краеведческий и литературно-художественный альманах. [Вып. 2]. Феодосия; М., 1997. С. 220.
  2. Выставка проходила в залах Княжеского особняка на Фонтанке, закрылась в конце марта 1900 г.
  3. Цит. по: БарсамовН.С. Айвазовский в Крыму. Симферополь, 1970. С. 42.
  4. ФКГА - Феодосийская картинная галерея имени И.К. Айвазовского.
  5. К этому сюжету художник обращался не менее четырех раз. Один из вариантов - «Момент сожжения Константином Канарисом турецкого адмиральского корабля у острова Хиос» (1892) - находился в 1980-х в коллекции Бориса Грибанова. Подробнее см.: Трубнякова Т.С. Из истории создания И.К. Айвазовским его последней картины «Взрыв корабля» // Научная конференция «И.К. Айвазовский и маринистическая живопись»: Сб. докладов и сообщений. Феодосия, 1992. С. 71-72.
  6. О последнем дне жизни художника пишет в своих мемуарах Ю.А. Галабутский: «В день смерти он тоже утром ездил в имение, вернулся часов в пять пополудни, очень довольный и бодрый, и, чувствуя себя совершенно здоровым, сам уговорил жену и сестру своей жены съездить к их родным. До сих пор жена И. К-ча никуда не уезжала одна, боясь оставить И. К-ча. В семь часов вечера И. К-ч сам проводил их на вокзал, куда собирались знакомые, с которыми он весело шутил, и говорят, что редко видели его в таком прекрасном и бодром расположении духа. После отхода поезда он пешком отправился с вокзала к своим родственникам Мазировым, жившим довольно далеко от вокзала, играл там в карты, ужинал и в двенадцатом часу, совершенно здоровым, поехал домой. Во втором часу ночи его лакей услышал звонок. Думая, что звонят у парадного входа, лакей пошел туда, но, не найдя никого, он поднялся в комнату И. К-ча, которого нашел лежащим поперек кровати, почти без признаков жизни. На столе лежал намоченный компресс: очевидно, почувствовав себя нехорошо, И.К. клал себе на голову компрессы, а когда это не помогло, он позвонил. И.К. был уже мертв». (Крымский альбом 2000. [Вып. 5]. Феодосия; М., 2002. С. 125).
  7. Крамской И. Письма. Т. II. М., 1937. С. 373.
  8. Всего в ФКГА 417 работ (141 произведение живописи и 276 графических листов).
  9. Цит. по: Трубнякова Т.С. «И в память обо мне...»: Из истории коллекции галереи // Крымский альбом 1997. [Вып. 2]. Феодосия; М., 1997. С. 213-214.
  10. Иван Константинович Айвазовский в 1878-1881 гг. // Русская старина, 1881. Т. 31. С. 422. Биография художника составлена на основании записей его рассказов. Авторство публикации не указано. В качестве автора исследователи называют литератора П.П. Каратыгина.
  11. Кривенко В.С. «...Встречи и знакомства с художниками» // РГАЛИ. Ф. 785. Оп. 1. Ед. хр. 1. Л. 34-51.
  12. Коломийченко Ю. Торжество Феодосии // Победа. Феодосия. 1992. 23 июля.
  13. Здание находилось в городском саду, вблизи генуэзской башни св. Константина. На первом этаже размещались типография, аптека, магазины, ресторан. Пожар случился в тот момент, когда в большом концертном зале собралась публика и был зачитан Октябрьский Манифест Николая II. Здание подожгли черносотенцы, забаррикадировав предварительно двери, окна и все выходы. В результате погибли люди, в огне был уничтожен городской архив. В 1907-м остов сгоревшего здания разобрали, на его месте расширили городской сад.
  14. Сергеева О.И. Памятники зодчества и ваяния // Феодосия. Симферополь; Феодосия, 2010. Изд. 2-е. С. 148.
  15. БарсамовН.С. 45 лет в галерее Айвазовского. Симферополь, 1971. С. 42-43.
  16. Айвазовский: Документы и материалы. Ереван, 1967. С. 238.
  17. Евсеев А.А. В составе Российской империи. Водоснабжение Феодосии // Феодосия. Симферополь; Феодосия, 2010. Изд. 2-е. С. 56.
  18. Автор - скульптор Р.Р. Бах. В 1917 году памятник снесен.
  19. Ю.А. Г алабутский преподавал русский язык и словесность. См.: Лосев Д. Учитель русской словесности: О Юрии Галабутском и его ученике Максимилиане Волошине // Крымский альбом 2000. [Вып. 6]. Феодосия; М., 2002. С. 127-138.
  20. Галабутский Ю. Айвазовский: По личным воспоминаниям // Крымский альбом 2000. [Вып. 6]. Феодосия; М., 2002. С. 116.
  21. Путник (Лендер Н.). Феодосия и Айвазовский // Путешествия в Феодосию: Записки 1869-1904 годов. Феодосия, 2002. С. 29-30.
  22. Барсамов Николай Степанович (1892-1976), живописец, искусствовед, биограф Айвазовского, музейный работник. Почетный гражданин Феодосии. С 1923 года директор Феодосийской картинной галереи, с 1962-го - пожизненный научный консультант галереи. В годы Великой Отечественной войны вместе с женой Софьей Александровной был хранителем фондов, спас коллекцию Галереи, эвакуировав ее в Ереван. Благодаря его подвижнической деятельности собрание живописных работ Айвазовского увеличилось в Галерее почти в три раза; музей стал крупнейшим собранием маринистической живописи. Автор книги мемуаров «45 лет в галерее Айвазовского», книг и статей об Айвазовском и художниках Восточного Крыма.
  23. БарсамовН.С. 45 лет в галерее Айвазовского. Симферополь: Крым, 1971. С. 92-94.
  24. Коломийченко Ю. Дача Суворина // Победа. Феодосия. 1985. 22 августа.
  25. Краюшкина Л. Великий издатель России // Феодосийский альбом, газета. Тетрадь 240. 18 сентября 2009. С. 4.
  26. Галабутский Ю. Айвазовский: По личным воспоминаниям // Крымский альбом 2000. [Вып. 6]. Феодосия; М., 2002. С. 119.
  27. До Айвазовского, в начале 1850-х годов, раскопки в Феодосии проводили также заведующий Музеем древностей Евгений Францевич де Вильнёв (1802 или 1803-1870-е) и камер-юнкер князь Александр Александрович Сибирский (1824-1879), известный археолог и нумизмат.
  28. Научный архив Института истории материальной культуры РАН (С.-Петербург). Ф. 9. Оп. 1. Д. 29. Л. 2-3.
  29. В письме к графу Льву Алексеевичу Перовскому художник сообщает, что им вскрыто 80 курганов - это число является ошибочным.
  30. Государственный архив Одесской области. Ф. 93. Оп. 1. Д. 46. Л. 29-30 об. Сводный перечень находок см.: Тункина И.В. Открытие Феодосии: Страницы археологического изучения Юго-восточного Крыма и начальные этапы истории Феодосийского музея древностей: 1771-1871. Киев, 2011. С. 203.
  31. Научный архив Института истории материальной культуры РАН. Ф. 9. Оп. 1. Д. 29. Л. 6-16, 22; Древности Боспора Киммерийского, хранящиеся в Императорском Музее Эрмитажа. СПб., 1854. Т. I. Табл. XII а; Т. II. Табл. LXX а; Извлечение из Всеподданнейшего Отчета... С. 126-127.
  32. Петрова Э.Б. Исторический и художественный альбом Тавриды Евгения де Вильнёва и Викентия Руссена. Феодосия; Симферополь, 2015. C. 21.
  33. В 1944 году в склепе И.К. Айвазовского была похоронена вдова А.Н. Айвазовская, скончавшаяся 25 июля 1944 года в Симферополе. Об этом сообщает надпись на доске, установленной в начале 1980-х. См. интервью Д. Лосева с М.С. Ровицкой «Моя тетя - Анна Айвазовская» // Крымский альбом 1997. [Вып. 2]. Феодосия; М., 1997. С. 221-229.

Иллюстрации

Феодосия. Панорама города
Феодосия. Панорама города.
Видовая открытка начала ХХ в. Издание И. Вассермана (Феодосия). Из коллекции Дмитрия Лосева (Феодосия)
Городские купальни в Феодосии
Городские купальни в Феодосии.
Видовая открытка начала ХХ в. Издание И. Вассермана (Феодосия). Из коллекции Дмитрия Лосева (Феодосия)
И.К. Айвазовский 1880-е. Фотография
И.К. Айвазовский 1880-е. Фотография
Фотоателье Везенберг и Ко (Санкт-Петербург). Открытка из коллекции Николая Драгина (Москва)
Похороны И.К. Айвазовского. Катафалк и похоронная процессия у здания картинной галереи. 22 апреля 1900 года
Похороны И.К. Айвазовского. Катафалк и похоронная процессия у здания картинной галереи. 22 апреля 1900 года.
Фотография. ФКГА
Дом и галерея И.К. Айвазовского в Феодосии
Дом и галерея И.К. Айвазовского в Феодосии.
Видовая открытка начала ХХ века. Издание Т-ва Е. Лаврецкий и Е. Ковшанлы (Феодосия). Из коллекции Николая Драгина (Москва)
Убранство Большого зала Картинной галереи Айвазовского в Феодосии после похорон художника. Стереофотография 1900 г.
Убранство Большого зала Картинной галереи Айвазовского в Феодосии после похорон художника. Стереофотография 1900 г.
Слева от ступенек внизу – незавершенная картина «Взрыв корабля». Из коллекции Ростислава Лихотворика (Феодосия)
Феодосия
Феодосия.
Видовая открытка 1900-х годов. Из коллекции Николая Драгина (Москва)
Башня св. Константина в Феодосии
Башня св. Константина в Феодосии.
Видовая открытка 1910-х годов. Из коллекции Николая Драгина (Москва)
Фонтан-памятник «Доброму гению» на бульваре в Феодосии
Фонтан-памятник «Доброму гению» на бульваре в Феодосии.
Видовая открытка 1910-х годов. Издание С. Вассермана (Феодосия). Из коллекции Дмитрия Лосева (Феодосия)
Феодосия. Вид на гору Митридат и Музей древностей
Феодосия. Вид на гору Митридат и Музей древностей.
Видовая открытка 1910-х годов. Издание И. Вассермана (Феодосия). Из коллекции Дмитрия Лосева (Феодосия)
Памятник Александру III в Феодосии
Памятник Александру III в Феодосии.
Видовая открытка 1910-х годов. Из коллекции Николая Драгина (Москва)
Фасад дома И.К. Айвазовского в траурные дни прощания с художником
Фасад дома И.К. Айвазовского в траурные дни прощания с художником.
Фотография 1900 года из альбома Н.М. Лампси (?), внука художника. ФКГА
Дача А.С. Суворина в Феодосии. Вид с моря
Дача А.С. Суворина в Феодосии. Вид с моря.
Видовая открытка 1910-х годов. Из коллекции Николая Драгина (Москва)
Могила И.К. Айвазовского в Феодосии
Могила И.К. Айвазовского в Феодосии.
Видовая открытка 1910-х годов. Из коллекции Юрия Коломийченко (Феодосия)
Дом в Феодосии, в котором родился И.К. Айвазовский
Дом в Феодосии, в котором родился И.К. Айвазовский.
Видовая открытка 1910-х годов. Издание И. Вассермана (Феодосия). Из коллекции Дмитрия Лосева (Феодосия)
Феодосия. Вид на гору Митридат и Музей древностей. Фотография начала ХХ века
Феодосия. Вид на гору Митридат и Музей древностей. Фотография начала ХХ века.
Из коллекции Сергея Джумука (Санкт-Петербург)
Похороны И.К. Айвазовского 22 апреля 1900 года
Похороны И.К. Айвазовского 22 апреля 1900 года.
Фотография. ФКГА
Большой зал Картинной галереи И.К. Айвазовского в Феодосии. Фотооткрытка начала 1910-х годов
Большой зал Картинной галереи И.К. Айвазовского в Феодосии. Фотооткрытка начала 1910-х годов.
Из коллекции Владимира Ёлкина (Санкт-Петербург)
Фонтан Айвазовского на Александровской площади в Феодосии. Стереофотография 1910 года
Фонтан Айвазовского на Александровской площади в Феодосии. Стереофотография 1910 года.
Издательство «Свет» (Москва, Санкт-Петербург). Из коллекции Владимира Ёлкина (Санкт-Петербург)
Фонтан Айвазовского в Феодосии
Фонтан Айвазовского в Феодосии.
Видовая открытка начала ХХ века. Из коллекции Николая Драгина (Москва)
Феодосия. Панорама города и порта. Фотография начала ХХ века
Феодосия. Панорама города и порта. Фотография начала ХХ века.
Из коллекции Николая Драгина (Москва)
Дом И.К. Айвазовского на Екатерининском проспекте в Феодосии. Стереофотография 1907 года
Дом И.К. Айвазовского на Екатерининском проспекте в Феодосии. Стереофотография 1907 года.
Из коллекции Николая Левенко (Феодосия)
Памятник Александру III в Феодосии
Памятник Александру III в Феодосии.
Видовая открытка начала 1900-х годов. Из коллекции Дмитрия Лосева (Феодосия)
Музей древностей на горе Митридат в Феодосии
Музей древностей на горе Митридат в Феодосии.
Видовая открытка 1910-х годов. Издание Р. Могилевской (Феодосия). Из коллекции Дмитрия Лосева (Феодосия)
Открытие памятника И.К. Айвазовскому у главного фасада Феодосийской картинной галереи имени И.К. Айвазовского
Открытие памятника И.К. Айвазовскому у главного фасада Феодосийской картинной галереи имени И.К. Айвазовского.
Крайний справа — писатель Александр Грин. 2 мая 1930 года. Фотография. Феодосийский литературно-мемориальный музей А.С. Грина
Феодосия. Армянская церковь св. Саркиса и могила И.К. Айвазовского
Феодосия. Армянская церковь св. Саркиса и могила И.К. Айвазовского.
Видовая открытка 1910-х годов. Издание И. Вассермана (Феодосия). Из коллекции Дмитрия Лосева (Феодосия)

Вернуться назад

Теги:
title ?>" data-url="<?php print $node_url ?>" data-url_text="<?php print $content ?>">