«Он предложил мне свою дружбу: я принял ее с величайшим удовольствием». К ИСТОРИИ ОДНОЙ ВЫСТАВКИ В.В. ВЕРЕЩАГИНА В ВИЛЬНЕ

Номер журнала: 
Приложение к #4 2018 (61)

Компьютерный набор: А. Калинкина и А. Мясникова.
Подбор фотоматериала по фонду А.В. Жиркевича и семейному архиву в ОР ГМТ – Н.Г. Жиркевич-Подлесских
Фотосъемка: В.Ю. Степанов

 

Вступительная статья, комментарии, примечания: С.Л. Капырина
Расшифровка, подготовка текста: Н.Г. Жиркевич-Подлесских и С.Л. Капырина

 

Публикуемый материал посвящен истории организации выставки известного русского художника Василия Васильевича Верещагина в Вильне (ныне Вильнюс, Литовская Республика). Все хлопоты по ее проведению взял на себя Александр Владимирович Жиркевич, военный юрист, проживавший в Вильне в те годы. Выставка проходила с 15 декабря 1900-го по 15 января 1901 года, однако переписка, касающаяся этого события, охватывает период с октября 1900-го по июль 1901 года.

Из 47 писем и телеграмм (31 письмо и 16 телеграмм) Верещагина к Жиркевичу, хранящихся в отделе рукописей Государственного музея Л.Н. Толстого (ОР ГМТ), переданных туда А.В. Жиркевичем вместе со своим архивом, было отобрано для издания 15. Более тридцати лет с этим архивом работает его внучка Наталья Григорьевна Жиркевич-Подлесских, она и предложила издать данный материал. Также публикуются фрагменты дневника Александра Владимировича Жиркевича с октября 1900-го по февраль 1901 года, связанные с именем Верещагина и его выставкой в Вильне. Документы публикуются впервые и сопровождаются иллюстративным материалом. Тексты воспроизведены согласно современным нормам орфографии и пунктуации, однако особенности авторской пунктуации сохранены.

Верещагин и Жиркевич... Судьба не случайно свела этих выдающихся людей своего времени. Ко времени знакомства с Жиркевичем Верещагин был уже известен как художник легендарной судьбы и славы. Его знали не просто как замечательного живописца, а как смелого реформатора в искусстве, особенно в области батального жанра. Жиркевич подобно многим почитателям его живописи знал Верещагина также как страстного путешественника, талантливого исследователя-этнографа. Скорее всего, Александр Владимирович был знаком и с его многочисленными публикациями в прессе о туркестанских походах и русско-турецкой войне (1877-1878). Верещагин, будучи сильной волевой личностью, не знал кабинетного покоя. Большинство из его окружения предпочитало держать дистанцию в общении, опасаясь резких прямолинейных высказываний и раздражительности этого правдолюбца. Многие люди уважали Верещагина и искали с ним контакта, однако не все удостаивались чести дружить с ним. Жиркевич вошел в число друзей.

Военный юрист и общественный деятель Александр Владимирович Жиркевич (1857-1927) был также писателем, поэтом, публицистом, архивистом и коллекционером. Литературно-художественный круг его знакомств обширен: Л.Н. Толстой, А.П. Чехов, А.А. Фет, А.Н. Апухтин, Н.С. Лесков, К.М. Фофанов, И.Е. Репин, М.М. Антокольский, В.В. Верещагин и многие другие великие современники. Деятельная натура Жиркевича требовала большого простора, он заполнял жизнь множеством разнообразных дел, занимался благотворительностью, принимал участие в деятельности Российского общества Красного Креста и Благотворительного общества Белого Креста. Жиркевич обладал смелым, независимым характером и удивительно сострадательным сердцем. Он болезненно переносил унижение солдат, телесные наказания в армии. Верещагин также сочувствовал русским солдатам на войне, они становились персонажами его полотен. Неудивительно, что Верещагин и Жиркевич нашли много общего для взаимного общения.

Жиркевич оставил после себя огромное уникальное наследие - многотомный дневник, который вел более сорока пяти лет (1880-1925). В нем - воспоминания о встречах с выдающимися русскими писателями, художниками, общественными и государственными деятелями. На его страницах - имена достойных, но забытых со временем людей, внесших свою лепту в культуру и историю нашей страны.

Эти воспоминания еще ждут своего часа. До наших дней сохранились четыре с половиной тысячи писем от почти шестисот респондентов, тринадцать альбомов с автографами, свыше пятисот фотографий. Благодаря самоотверженному труду Н.Г Жиркевич-Подлесских по изучению обширного наследия своего деда обнаружились редкие подлинные материалы, проливающие свет на отношения Жиркевича и Верещагина. Несмотря на архитрудный почерк Жиркевича, удалось прочитать большую часть дневника, выбрать нужные фрагменты для данной публикации, сопроводив необходимыми комментариями.

В 1896 году Жиркевич, зная об активной выставочной деятельности Верещагина, решился написать ему и пригласить с выставкой в Вильну, при этом обещал все заботы об устройстве взять на себя. Художник поблагодарил, приложив к письму свою фотографию с автографом, однако отказался, сославшись на плотный график. Личное знакомство Жиркевича с художником произошло спустя несколько лет, в течение которых он не напоминал о себе и своем предложении. Ранним утром 7 октября 1900 года Александру Владимировичу доложили, что его спрашивает «какой-то вольный» по фамилии Верещагин. Несмотря на усталость (он только что вернулся из служебной командировки) и с невольным чувством раздражения (он думал, что пришел очередной проситель), Жиркевич поспешил выйти к незнакомцу в гостиную. К его изумлению и восторгу перед ним стоял Василий Васильевич Верещагин, его «тайный кумир» - он сразу же узнал художника по фотографии.

С этого эпизода начинаются воспоминания Жиркевича, которые публикуются в данном номере журнала «Третьяковская галерея». В дневнике, как и в письмах, живым языком, с интересными подробностями описываются дальнейшие события, столь стремительно разворачивающиеся на фоне тихой виленской жизни. Несколько месяцев Жиркевичу пришлось заниматься незнакомым делом, неожиданно оказавшимся весьма трудным. Для экспозиции было выбрано несколько залов генерал-губернаторского дворца, которые необходимо было еще отремонтировать. Многочисленные проблемы: починка старых печей и труб, получение багажа на таможне, развеска картин, продажа билетов, а также издание каталога - легли на плечи Александра Владимировича. Судя по нескольким сохранившимся страницам каталога, на выставке было представлено не менее 136 работ, включая картины и этюды. Жиркевич, как человек, увлеченный искусством, не подумал сначала о финансовой стороне мероприятия, и вскоре возникли большие денежные расходы и перспектива провала выставки. В письмах Верещагин вежливо обращается к «многоуважаемому», «милому, предупредительному» Александру Владимировичу, все больше нагружая его всевозможными поручениями и возлагая ответственность на своего нового друга: ящики с картинами на таможне лучше не вскрывать, желательно обеспечить вечернее освещение, назначить одну цену за билет в 30 копеек, разместить фотографии наряду с живописью, пригласить «хорошенькую польку, которая не боялась бы болтать между делом с публикой».

Хотя подготовка выставки доставила много хлопот, Жиркевич благодарил Бога за возможность приобщиться к миру высокого искусства. В этот период - с 11 по 15 декабря 1900 года - друзья почти не расставались, рассуждали и спорили о картинах Верещагина, гуляли по городу, просиживали в квартире Жиркевича на Большой Погулянке. Во время других приездов в Вильну Верещагин также тесно общался с Александром Владимировичем, это были достойные друг друга собеседники, они делились интересными историями, воспоминаниями, обменивались мнениями. Жиркевич устраивал многочасовые прогулки по городу, рассказывал об историческом прошлом Вильны, о ее деятелях, русско-польских отношениях. Верещагин в свою очередь - о русско-турецкой войне, о дружбе с М.Д. Скобелевым, своих путешествиях, семье.

Благодаря дневнику Жиркевича мы знаем о настроении Верещагина в начале 1901 года. В последний свой приезд в Вильну он был полон планов на будущее, собирался ехать в Китай, Африку, Америку. Признавался, что, несмотря на морскую болезнь, его тянуло к морю, он предчувствовал близкую смерть и не раз упоминал об этом. Жиркевич пытался отвлечь его от темных мыслей, но художник был убежден, что не вернется из задуманного путешествия. Невзирая на крайнюю степень усталости и нервное напряжение, Жиркевичу было тяжело расставаться. Он осознавал, что Верещагин - пример человека, живущего в полную силу, на пределе собственных возможностей, подобно «ледоколу» прокладывая свой путь в этом мире. Так пересеклись, пусть ненадолго, судьбы двух удивительных, талантливых людей.

Иллюстрации

В.В. Верещагин. Фотография с дарственной надписью А.В. Жиркевичу. Конец XIX века
В.В. Верещагин. Фотография с дарственной надписью А.В. Жиркевичу. Конец XIX века
Архив Н.Г. Жиркевич-Подлесских
Губернаторский дворец в Вильне. Конец XIX века
Губернаторский дворец в Вильне. Конец XIX века
Фотография. Открытка
Страницы каталога выставки В.В. Верещагина в Вильне в 1900–1901 годах
 
Страницы каталога выставки В.В. Верещагина в Вильне в 1900–1901 годах
 
Страницы каталога выставки В.В. Верещагина в Вильне в 1900–1901 годах
Страницы каталога выставки В.В. Верещагина в Вильне в 1900–1901 годах
ОР ГМТ

Вернуться назад

Теги:

Скачать приложение
«Журнал Третьяковская галерея»

Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play