Больше чем романтизм

Людмила Маркина

Рубрика: 
ВЫСТАВКИ
Номер журнала: 
#1 2014 (42)

42_07_01.jpg

«БОЛЬШЕ ЧЕМ РОМАНТИЗМ» - ТАКОЕ НАЗВАНИЕ ПОЛУЧИЛА УНИКАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА, РАЗВЕРНУТАЯ В ЗАЛАХ ИНЖЕНЕРНОГО КОРПУСА ГОСУДАРСТВЕННОЙ ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕИ С 6 НОЯБРЯ 2013 ПО 15 ЯНВАРЯ 2014 ГОДА В РАМКАХ ПРАЗДНОВАНИЯ ПЕРЕКРЕСТНОГО ГОДА РОССИЯ - НИДЕРЛАНДЫ. ВПЕРВЫЕ В МОСКВЕ РЯДОМ С ПОЛОТНАМИ ТРЕТЬЯКОВСКОЙ ГАЛЕРЕИ ДЕМОНСТРИРОВАЛИСЬ КАРТИНЫ ИЗ МУЗЕЯ ТЕЙЛЕРА (Г. ХАРЛЕМ) И ЧАСТНОЙ КОЛЛЕКЦИИ ДЖЕФА РАДЕМАКЕРСА (БРАСХААТ, ПРОВИНЦИЯ АНТВЕРПЕНА). ИСХОДЯ ИЗ ОСОБЕННОСТЕЙ КАЖДОГО СОБРАНИЯ, КУРАТОРЫ ПОПЫТАЛИСЬ ВЫЯВИТЬ ОБЩЕЕ И СВОЕОБРАЗНОЕ, ЕВРОПЕЙСКОЕ И НАЦИОНАЛЬНОЕ В ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОМ ИСКУССТВЕ РОССИИ И НИДЕРЛАНДОВ. В НАШЕЙ СТРАНЕ ХОРОШО ИЗВЕСТНЫ ИМЕНА ВЕЛИКИХ ЖИВОПИСЦЕВ РЕМБРАНДТА ХАРМЕНСА ВАН РЕЙНА И ФРАНСА ХАЛСА, ЧЬИ ШЕДЕВРЫ ХРАНЯТСЯ В КОЛЛЕКЦИИ ЗОЛОТОГО ВЕКА ГОЛЛАНДСКОЙ ЖИВОПИСИ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭРМИТАЖА. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЕЖЬ ЗНАЕТ ПОЛОТНО КИСТИ Я. ВЕРМЕРА ДЕЛЬФТСКОГО «ДЕВУШКА С ЖЕМЧУЖНОЙ СЕРЕЖКОЙ» (1665) БЛАГОДАРЯ НАШУМЕВШЕМУ КИНОФИЛЬМУ. А ВОТ КАКИМ БЫЛО ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО ОБЪЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА НИДЕРЛАНДОВ 1800-1850-Х ГОДОВ, ВЕДОМО ЛИШЬ УЗКОМУ КРУГУ СПЕЦИАЛИСТОВ-ИСКУССТВОВЕДОВ. МЕЖДУ ТЕМ ЖИВОПИСНЫЕ ТРАДИЦИИ, ЗАЛОЖЕННЫЕ ВЕЛИКИМИ И «МАЛЫМИ» ГОЛЛАНДЦАМИ, ИМЕЛИ СВОЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ И НА НОВОМ ИСТОРИЧЕСКОМ ЭТАПЕ, В ЭПОХУ РОМАНТИЗМА.

«Во вкусе умной старины»1

Интересна история создания Музея Тейлера в Харлеме, одном из крупнейших городов Нидерландов, расположенном на западе страны буквально в четверти часа езды на поезде от Амстердама. Вдоль берега реки Спаарне, через которую перекинуты разводные мосты, живописно раскинулись старинные домики со ступенчатыми фронтонами. До сих пор некоторые улицы Харлема сохранили застройку XVII столетия. Издревле важной отраслью города являлась текстильная индустрия. Местный купец Питер Тейлер ван дер Хюлст (1702-1778) скопил первоначальный капитал, торгуя льном и шелком, изрядно разбогател как банкир. В его доме, украшенном картинами и скульптурами, имелись огромная библиотека, а также кабинет редкостей, созданный в духе эпохи Просвещения2. В нем были собраны редкие монеты, физические приборы и старинные гравюры. Благодаря пастели Т.Х. Йелгерсма с репрезентативным портретом в духе барокко (около 1770, Музей Тейлера) мы можем представить себе облик Питера Тейлера. Художник запечатлел Тейлера как коллекционера: его рука опирается на роскошный фолиант, слева от него находится шкафчик для хранения медалей и монет - один из ящичков выдвинут, в нем видны экспонаты, - позади стоит шкаф с ценными изданиями и альбомами для гравюр и рисунков.

По завещанию Тейлера был основан Фонд его имени, который прежде всего должен был поддерживать религиозную общину меннонитов3. Будучи правоверным прихожанином, купец активно занимался благотворительностью: помогал бедным и организовал приют. Часть его средств пошла также на развитие наук и художеств. Уже после смерти Тейлера было решено пристроить новое помещение позади его дома - Овальный зал, созданный по проекту амстердамского архитектора Л. Верванта. В нем разместилась коллекция научных приборов, палеонтологических находок и рисунков западноевропейских мастеров. Представить экспозицию можно благодаря картине В. Хендрикса «Овальный зал музея Тейлера» (ок. 1810, Музей Тейлера). Уроженец Амстердама, Вибранд Хендрикс с 1770-х годов обосновался в Харлеме. В течение 34 лет (1785-1819) он оставался бессменным хранителем художественной коллекции музея, а также активно занимался реставрацией произведений.

В 1784 году в Харлеме открылся первый в стране публичный естественно-научный музей4, получивший имя его основателя. Научным директором музея Тейлера был назначен выдающийся ученый-естествоиспытатель Мартинус ван Марум (1750-1837). За большой вклад ученого в становление и развитие музея как научного института Фонд Тейлера заказал его портрет местному художнику. Изображение не понравилось своенравному ван Маруму, и он обратился к Чарльзу Ходжесу, англичанину по происхождению, завоевавшему весьма достойную репутацию портретиста нидерландской элиты. Исполненный им «Портрет М. ван Марума» (ок. 1826, Музей Тейлера) отличается точностью в передаче внешних черт модели, а также тонкой идеализацией образа.

В ноябре 1813 года русская армия освободила Нидерланды от французской оккупации. Страна обрела независимость, а возвратившийся Вильгельм Оранский был провозглашен суверенным принцем Объединенных Нидерландов. Голландцы были весьма благодарны русским. Например, в честь освобождения города в течение целого века в Утрехте отмечали День казака (28 ноября). Летом 1814 года российский император Александр I вместе с принцем Оранским совершили триумфальный тур по стране. В Амстердаме Александр I осмотрел художественные коллекции, приобрел у частных владельцев несколько полотен для эрмитажного собрания. Во время своего визита император посетил домик Петра I в Саардаме (ныне Зандам), а 2 июля осмотрел Музей Тейлера в Харлеме.

В 1824 году в Музее Тейлера была создана картинная галерея. Первыми приобретениями нового раздела стали романтические пейзажи Г.я. Михаэлиса, тогдашнего хранителя коллекции. С самого начала картинная галерея ориентировалась на современное отечественное искусство и формировалась благодаря покупке произведений в мастерских художников и на периодических выставках. Постепенно, с ростом собрания живописи, потребовались дополнительные музейные помещения. Во второй половине XIX века харлемский архитектор А. ван дер Стур разработал необходимый проект. Представить его можно по графической работе Й.К. Грейве «Первый Картинный зал Музея Тейлера» (1862, Музей Тейлера). В 1878 году венский архитектор К. Ульрих спроектировал фасад музея в стилистике неоклассицизма. В настоящее время Музей Тейлера имеет двенадцать залов и специальную пристройку для демонстрации выставок.

«Гроза души, ума смутитель»

На московской выставке представлен шедевр кисти О.А. Кипренского - «Портрет В.А. Жуковского» (1816, ГТГ). В портрете поэта Василия Андреевича Жуковского (1783-1852), одного из руководителей литературно-романтического общества «Арзамас», выражен «внутренний мир души человека, сокровенная жизнь его сердца» (В.Г. Белинский), что можно определить как кредо всего русского романтизма. Глубокая задумчивость, мечтательный и грустный взгляд, пряди волос, волнуемых ветром, - непременные атрибуты поэта-романтика. Переводчик баллад Г. Гейне представлен на фоне ночного грозового неба и развалин средневекового замка.

Василий Андреевич Жуковский состоял на должности воспитателя наследника русского престола Александра Николаевича (с 1826). Весной 1839 года он в свите великого князя был в Нидерландах. При посещении домика Петра Великого в Саардаме у поэта родился экспромт, завершенный поэтическими строками: «Здесь колыбель Империи твоей, здесь родилась Великая Россия!».

В эпоху романтизма получил чрезвычайно широкое распространение жанр автопортрета, который отражал изменчивую натуру художника-творца. В России этот жанр стал формой борьбы за утверждение права живописца на уважительное отношение к себе и своему искусству. Третьяковская галерея обладает прекрасной коллекцией автопортретов: О.А. Кипренского, А.О. Орловского, А.Г. Варнека и Сильв.Ф. Щедрина. Основой ее послужила идея П.М. Третьякова создать «русский пантеон» - портретную галерею знаменитых соотечественников. В Музее Тейлера, наоборот, исторически сложилось так, что управляющие не проявляли интереса к жанру портрета, поэтому автопортреты голландских художников эпохи романтизма оказались в других коллекциях, подобно местному Музею Халса или Рейксмюзеуму в Амстердаме.

Все же на выставке представлено несколько изображений кисти местных портретистов, уроженцев Харлема. Например, «Спящий мальчик» (ок. 1826, Музей Тейлера) кисти Ваутеруса Мола. В пластической лепке детского тела чувствуется академическое влияние Ж.Л. Давида, в парижской мастерской которого обучался голландец. Иной подход к детской модели демонстрирует ян Круземан, любимый живописец короля Вильгельма II. По заказу амстердамского купца, «высокочтимого господина Ренте-Линсена», мастер исполнил изображение его дочери Катерины. В «Портрете К.Э. Ренте-Линсен в детстве» (1831, Музей Тейлера) художник подчеркивает богатство и достаток родителей девочки. Малютка, которой не исполнилось еще и года, одета в роскошный наряд. Светлое бальное платье с большим декольте, чепчик из дорогих брюссельских кружев, модная кашемировая шаль и коралловые украшения на шее и руках дополняют друг друга. Золотая погремушка, фарфоровая куколка и игрушечная овечка из настоящей шерсти ламы - не только предметы из мира детских забав, но и признаки зажиточной жизни.

Можно сравнить эту работу с «Портретом Екатерины Федоровны Толстой» (1845, ГТГ) кисти русского мастера П.М. Шамшина. Художник изобразил двухлетнюю дочь профессора и вице-президента Академии художеств Ф.П. Толстого. Скромный венок васильков в ее руках подчеркивает бездонную глубину небесно-синих глаз маленькой девочки.

«Бурная пучина вод»

Близость Северного моря (всего лишь 20 км) не только определяла климат Харлема, но и существенным образом влияла на выбор сюжетов местных художников. Песчаные береговые дюны, морской залив - излюбленные мотивы их морских пейзажей. Наряду с мирными сценками (морские прогулки, ловля рыбы) уже в конце XVII века появлялись изображения трагических событий. Примером тому служит картина Л. Бакхейзена «Военные корабли во время шторма» (ок. 1695, Рейксмюзеум). В эпоху романтизма живописцев стали особенно привлекать титанические силы природы, не подвластные воле человека. Шторм, кораблекрушение, гибель людей - темы, преобладающие в маринистике тех лет.

На полотне «Кораблекрушение у берегов Англии» (ок. 1839, Музей Тейлера) кисти Кристиана Драйбхольтца перед зрителем разворачивается сцена бедствия на море. Два фрегата терпят кораблекрушение - шторм гонит их на отвесные скалы. Люди у маяка беспомощно наблюдают за происходящим. Поэтической иллюстрацией происходящего могут служить строки С.Й. ван дер Берга: «Не удержаться в волнах кораблю, / И ужасом объяты все на берегу, / И кажется, что больше нет спасенья, / А сердце замирает, и его сжимает страх, / Но шепчут губы: "Боже! Как велик Ты!"».

В отличие от голландского мариниста, сосредоточившего внимание на кульминации трагедии, российский «певец моря» Иван Константинович Айвазовский изображает «Конец бури на море» (1839, ГТГ). Грозовой шквал уходит за горизонт, и небо проясняется. Постепенно стихают волны на заднем плане, но пенящиеся валы, наполненные песком и илом, еще сильны у берега. Рыбацкий баркас выдержал их напор, и люди достигают спасительного берега. Картина исполнена в Крыму, в окрестностях родной художнику Феодосии.

Интересно полотно «Грузовые суда у берега» (1862, собрание Дж. Радемакерса) кисти самого знаменитого нидерландского мариниста Йохана Мейера. Художник обладал удивительной способностью передавать прозрачность воды и достигает иллюзии светящихся изнутри волн. Любопытны изображения различных судов - от рыбацкой шлюпки на веслах, торгового фрегата под парусами до первого парохода.

«Сладок бури вой»

На выставке доминирует ландшафтная живопись, наполненная «воздухом романтизма». Наряду с итальянскими видами здесь демонстрируются городские и сельские пейзажи. География картин русских художников отражает огромные просторы страны: мы видим Волгу и Днепр, горы Кавказа, древнюю столицу Москву и Тверскую губернию, святой источник под Могилевом и плотину на мызе Фаль под Ревелем. В работах голландских мастеров свой «микрокосмос» - Харлем и его окрестности, морское побережье, река Лек. Голландцы, некогда отвоевавшие свои земли у моря, а в начале XIX века освободившиеся от иноземных захватчиков, открывают прелесть подобных уголков, подчеркивая красоту северной природы.

Обращение романтиков к природе, к живой действительности сказалось на изменении задач пейзажной живописи. Художники стали конкретизировать не только местность, но и время дня. Появились такие темы, как «утро», «вечер», «ночь», а также лунные или грозовые ландшафты. Например, в «Пейзаже в непогоду» (1794, Музей Тейлера) работы Хермануса ван Брюссела - надвигающаяся буря. Темное грозовое небо контрастирует с яркими лучами солнца. Вековые дубы сгибаются под внезапными порывами ветра. Крестьянка спешно гонит скот домой, спасаясь от обрушившейся непогоды. Ее маленькая фигурка ничтожна рядом с гигантскими деревьями - как слаб человек перед устрашающими силами природы.

В картинах пейзажистов-романтиков часто встречается эффектное сочетание различных источников освещения: холодного сияния луны и жарких отсветов костра. Подобные контрасты встречаются в полотнах «Лунная ночь в Неаполе» (1828, ГТГ) кисти Сильв.Ф. Щедрина и в «Ночном пейзаже с парусником, на котором разжигают огонь» (после 1860, собрание Дж. Радемакерса) кисти Ремигиуса ван Ханена.

В период романтизма в России сформировалась национальная школа пейзажной живописи. Руководитель ландшафтного класса Максим Никифорович Воробьев расширил границы этого жанра, представленного в Академии художеств в основном «перспективными видами» и условно-декоративными композициями. Картина «Дуб, раздробленный молнией (Буря)» (1842, ГТГ) М.Н. Воробьева, ставшая своего рода визитной карточкой выставки, представляет собой аллегорию на смерть молодой и горячо любимой жены пейзажиста. Вспышка молнии высвечивает человека, яростно сопротивляющегося разбушевавшейся стихии. Трактовка сюжета созвучна строчкам поэта В.Ф. Раевского: «Во мраке бледный огнь мерцает, /Перун из черных туч летит,/ И раздробленный дуб пылает!».

«Мирные картины прелестной сельской простоты»

Примечательно, что в голландской живописи первой половины XIX века весьма распространены зимние пейзажи, а в русском искусстве того же времени их практически нет. Единственным исключением является «Зимний пейзаж (Русская зима)» (1827, ГРМ) кисти Н.С. Крылова, ученика А.Г. Венецианова. Для написания картины художнику понадобилось строительство специальной избы, чтобы работать в ней во время морозов. Действительно, суровый российский климат (студеные ночи и морозные дни) не создает благоприятных условий как для крестьянского труда, так и для творчества. Короткая и мягкая голландская зима, напротив, радует жителей. Замечательные примеры зимнего времяпрепровождения голландцев дают нам «Зимний день на голландском побережье» (1849, собрание Дж. Радемакерса) кисти Й.Х.Л. Мейера - Й. Хоппенбрауерса и «Катание на коньках вблизи голландского города» (1857, собрание Дж. Радемакерса) Андреаса Схелфхаута. На замерзшем канале множество людей: зажиточные бюргеры, которые с удовольствием скользят на коньках, и бедные рыбаки, прорубающие лунки для подледного лова, дети и женщины, домашние животные. Благодаря сдержанному колориту, неяркому солнечному освещению и строгой перспективе в построении пространства разнообразие пейзажа и пестрота оживленной толпы приведены в относительную гармонию.

Истинный шедевр голландской живописи - «Зимний пейзаж» (1837, Музей Тейлера) кисти Барендта Куккука. Композиция состоит из двух частей (слева - заснеженная дорога, справа - покрытая льдом река), соединенных по центру массивным дубом. Куккук блистательно пишет темным тоном ровную гладь замерзшей воды. По ней рисуется снег с помощью тонких белильных мазков. При этом трещины во льду исполнены тонкими кистями, а следы коньков процарапаны с помощью черенка кисти.

Подчас пейзажисты эпохи романтизма противопоставляют прозу повседневной жизни миру мечты. С помощью безграничной фантазии они были готовы перенестись в любое временное измерение, в любой уголок земли. Так, Антон Иванович Иванов не был в Малороссии, а Бартоломеус ван Хове никогда не покидал пределов Нидерландов, при этом каждый из живописцев смог убедительно воплотить образ мечты и грезы. В картине «Переправа Н.В. Гоголя через Днепр» (1845, ГТГ) русский художник, живший в это время в Риме, вдохновенно передает «чудный Днепр при тихой погоде». А на полотне «Городской пейзаж у Рейна с заходящим солнцем» (1836, Музей Тейлера, Харлем) голландский мастер пишет панораму немецкого средневекового города. В центре композиции возвышается величественный собор, в котором соединились черты романской, готической и ренессансной архитектуры. Как истинные романтики, оба художника выбрали таинственное время суток - закат солнца и наступление сумерек, превращающих происходящее в настоящий романтический сон.

«Утехи благ земных»

Особенности местной живописной школы Харлема определяло еще одно обстоятельство: наряду с текстильным производством город прославился цветоводством, поставленным на промышленную основу. По распоряжению короля Вильгельма II в 1848-1852 годах было проведено осушение близлежащего озера Харлем (Харлеммермер), а в 1859 засыпали Старый канал. Появление новых земель благоприятно сказалось на развитии города: здесь раскинулись обширные тюльпановые поля. Конечно, эпохе романтизма было далеко до «тюльпаномании» золотого века. Однако интерес к цветам сохранялся и в жизни, и в искусстве. Великий князь Александр Николаевич в письме от 15 апреля 1839 года писал: «В Харлеме мы останавливались смотреть знаменитые тамошние цветы, из которых каждые имеют название какого-нибудь знаменитого лица, но они начали расцветать, и потому нельзя было судить об их настоящей красоте»5.

Мастер натюрморта Георгиус ван Ос охотно проводил летнее время в харлемских садах и парках, где без труда находил «модели» для своих произведений. Его изысканный «Натюрморт с цветами и гнездышком птицы» (около 1825, Музей Тейлера) показывает увлечение художника родной природой, а также виртуозное владение кистью в передаче фактуры предметов. Цветочный «Натюрморт» (1840-е, ГТГ) кисти русского мастера Фомы Гавриловича Торопова близок по духу и трактовке картине голландского живописца. По справедливому замечанию Д.В. Сарабьянова, подобные работы объединяет «своеобразный классицизирующий натурализм»6.

«Меж истиной и заблужденьем»

Отдала дань романтизму и жанровая живопись. В российской действительности того времени было трудно найти подходящие сюжеты. Поэтому многие русские мастера, пенсионеры Академии художеств, обратились к сценкам из жизни простолюдинов Италии. Родоначальником так называемого «итальянского жанра» стал Карл Павлович Брюллов. Его талант отмечался строгими педагогами уже во время обучения юного живописца в академии. В 1822 году Брюллов получил от Общества поощрения художеств пенсион сроком на три года для стажировки в Италии. В первые годы пребывания в «стране высоких вдохновений» живописец исполнял полотна на традиционные мифологические темы из древней истории. Вскоре у него родилось стремление глубже прочувствовать природу Италии и изобразить живущих в ней людей. Его жанровые картины, подобные полотну «У Богородицкого дуба» (1835, ГТГ), запечатлели обычаи и нравы, «простое величие простых людей», так высоко ценимое Н.В. Гоголем.

Одновременно с романтизмом 1830-1840-х годов в русском искусстве присутствовали явления, связываемые с «бидермейером». Долгое время его существование в России подвергалось сомнению, а вокруг самого термина велись жаркие споры. Все признаки этого художественного направления поглотили представления о «реализме без берегов». В конце XX века мы пережили возрождение интереса к этому явлению.

В творчестве Павла Андреевича Федотова четко прослеживаются черты позднего романтизма и бидермейера. В его ранних произведениях героями стали не знаменитые мужи древности или персонажи библейских легенд, а простые люди, современники художника с их повседневной жизнью, обыденными чувствами и негероической судьбой. Картины Павла Андреевича Федотова «Свежий кавалер. Утро чиновника, получившего первый крестик» (1846, ГТГ) и Давида Блеса «Бедность и богатство (Домашняя жизнь семейства Х. Берникса)» (1848, Музей Тейлера) похожи по сюжетам. И голландский, и русский художники - прекрасные рассказчики. Они заполняют пространство большим количеством красноречивых деталей. Показательно, что в обоих интерьерах царит ужасающий беспорядок, все разбросано, переломано, перевернуто. Герои произведений доведены до гротеска. Характеризуя персонажей, Федотов и Блес умело пользуются выразительными жестами и мимикой.

Оба мастера поднимали проблемы, актуальные для современников. В России критик В.В. Стасов характеризовал происходящее как «вконец опошлившуюся жизнь». А в Голландии одна из роттердамских газет писала: «В нашем отечестве, как это ни грустно сознавать, идет борьба больших запросов с большой нехваткой средств»7.

Диалог произведений русской и голландской живописи первой половины XIX века наглядно демонстрирует особенности характера каждого народа, национальные традиции и своеобразие культуры наших стран, яркие индивидуальности мастеров. Пейзажные шедевры Александра Андреевича Иванова и Барендта Куккука, блистательные портреты Ореста Адамовича Кипренского и яна Круземана, виртуозные марины Ивана Константиновича Айвазовского и Йохана Мейера доставят современным зрителям истинное наслаждение.

  1. В статье в качестве подзаголовков использованы цитаты из стихотворений поэтов-романтиков - А.С. Пушкина и В.А. Жуковского.
  2. Петр I во время пребывания в Голландии весьма заинтересовался подобными собраниями. Возвратившись на родину, русский царь задумал устроить «государев Кабинет», для чего, не скупясь, приобретал целые коллекции и отдельные предметы. Так, за огромные деньги было куплено собрание голландца А. Себа, составившее основу Кунсткамеры в Петербурге.
  3. Меннониты - последователи течения в протестантизме, основанного в 1530-е в Нидерландах Менно Симонсом (1496-1561). Призывали к самосовершенствованию души и отказу от воинской службы. Однако в эпоху борьбы за освобождение Нидерландов вступали в армию Вильгельма Оранского и жертвовали большие средства на военные нужды.
  4. Знаменитый Рейкмюзеум в Амстердаме открылся в 1808 году.
  5. Переписка цесаревича /Александра Николаевича с императором Николаем I. 1838-1839. М., 2008. С. 382-383.
  6. Сарабьянов Д.В. Художники круга Венецианова и немецкий бидермейер // Русская живопись XIX века среди европейских школ : Опыт сравнительного исследования. М., 1980. С. 78.
  7. Цит. по: De Tentoonstelling van Schilder en Kunstwerken van levende Meesters // Nieuwe Rotterdamsche Courant. 1851. 12 juni. P. 1.

Вернуться назад

Теги:
Загрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в App StoreЗагрузить приложение журнала «Третьяковская галерея» в Google play
title ?>" data-url="<?php print $node_url ?>" data-url_text="<?php print $content ?>">